Право

Сотрудники ФСИН не будут расплачиваться за нарушения прав осужденных

16 ноября 2019, 14:11 Егор КУМАЧЕВ

Сотрудники ФСИН не будут расплачиваться за нарушения прав осужденных Подполковник в отставке, пенсионер ФСИН Евгения Мальцева

Жизнь сотрудников ФСИН ох как непроста. С одной стороны осужденные, ненавидящие на уровне инстинктов всех людей в форме. По другую сторону баррикад расположилась сама система, которая зачастую беспощадна и к самому персоналу.

Как правило, люди приходят сюда от невозможности найти работу в своем городе. Сотрудники ежедневно рискуют своей жизнью и здоровьем. Подполковник в отставке, пенсионер ФСИН Евгения Мальцева дала «Аргументам недели» эксклюзивное интервью.

Эта женщина в одиночку отвоевывает тех, кто пострадал от вопиющей несправедливости. Сформировав в социальной сети группу «Союз сотрудников ФСИН», она стала объектом нападок и угроз. 

В откровенной беседе правозащитник поведала «АН», в чем заключается опасность данной службы, что побуждает людей добровольно подвергать свою жизнь опасности и почему коррупционеров следует заставлять самим строить себе бараки. Кроме того, поделилась экспертным мнением относительно будущего столь сурового, но необходимого федерального органа исполнительной власти.

Евгения Юрьевна, многие предвзято относятся к людям в погонах, никто и не предполагает, с чем приходится сталкиваться на этой службе. Расскажите, за что вы боретесь и почему?

— Мы не боремся, а пытаемся быть услышанными руководством ведомства для наведения порядка в части соблюдения прав и законных интересов сотрудников и пенсионеров уголовно-исполнительной системы.

Если будут соблюдаться права и законные интересы работников, это пойдет на пользу всему российскому обществу в целом. И тогда вопрос с пытками осужденных отпадет сам собой.

У работников не будет желания вступать в неслужебную связь с заключенными, а начальство займется своими прямыми обязанностями – обеспечением порядка внутри учреждения.

Ведь когда перед сотрудником на одну чашу весов лягут конкурентоспособная зарплата и предоставление обещанных льгот, а на другую – увольнение по отрицательным основаниям, выбор он сделает довольно быстро. И сто раз подумает, прежде чем тайком пронести тот же телефон или симку.

Большинство незаконных действий сотрудников происходит либо с молчаливого согласия, либо по прямому указанию руководства.

Возьмем для наглядности ситуацию, сложившуюся в той же Ярославской колонии.

Неужели кто-то думает, что все 18 сотрудников (а это весь персонал дежурной смены) просто взяли, собрались вместе и в какой-то момент решили поиздеваться над заключенным, покинув свои посты? Как такое возможно организовать без ведома вышестоящего руководства? Получается либо оно не контролирует своих подчиненных, либо издевательства происходили по их указанию или с их согласия. Другого не дано.

Более 5 лет, после выхода на пенсию, я желаю выйти и забыть про эту систему, но меня вновь и вновь туда возвращает желание помочь сотрудникам, попавшим в трудную жизненную ситуацию.

Изначально консультации проводились в социальных сетях в закрытом формате, потом мы осознали: чтобы достучаться до «небес» и быть-таки услышанными, придется обнародовать то, что мы делаем, попутно обращаясь к «верхушке».

Таким образом группа стала открытой, а следом появилось и открытое письмо на имя директора ФСИН Александра Калашникова. Оно было написано мной на одном дыхании, там нет правовой подоплеки, это скорее призыв обратить, наконец, внимание на тот бардак, который на протяжении долгих лет наблюдается в данном федеральном органе.

Услышал ли нас директор ФСИН России – непонятно. Так как ответ был дан за подписью иного должностного лица, а именно начальника Управления кадров Александра Пирогова. Несмотря на то, что мы не хотели выносить системные проблемы на суд общественности, у нас потребовали доказательства.

Что же тут скажешь, я благодарна за столь бесстрастный отклик, ведь теперь я могу говорить открыто о проблемах сотрудников. Соответственно в данный момент мы формируем уже юридически обоснованные обращения, затрагивающие многие субъекты России, которые впоследствии без промедления будут направляться директору ФСИН России. 

Сейчас я 24 часа в сутки на связи со всеми регионами страны. На днях мне написал сотрудник, просил о помощи: к одному из заключенных в ходе выполнения им служебных обязанностей были применены специальные средства. Я уточняю: «Они были применены в законном порядке?» Да, все законно, документы это подтверждают.

Осужденный, находящийся на профилактическом учете, не только отказался выполнять то, что ему положено, но и готов был уже кинуться на работников с лезвием в руках. Очевидно, что действия сотрудников являлись легитимными и даже вынужденными. Возбуждение уголовного дела, безусловно, не заставило себя ждать.

В итоге уже полгода этот парень находится под следствием. И он меня спрашивает: «Руководство колонии должно меня защитить? Мне не на что жить и оплачивать услуги адвоката, так как зарплата не превышает 25-ти тысяч рублей, на иждивении жена и малолетний ребенок».

А начальство, отчаянно вцепившееся в свои кресла, всего лишь напутствовало их словами: «Держитесь, парни!» На этом помощь благополучно завершилась.

И что вообще при таких делах можно ждать от нашей уголовно-исполнительной системы? Ему теперь светит до 10-ти лет ни за что, поскольку из представленного материала видно – этот шаг в сложившейся ситуации был явно правомерен. 

К сожалению, наш мир живет по законам криминальной среды, где заключенные по выходу из мест лишения свободы не перевоспитываются. Получается наоборот: сотрудники, «пережеванные» структурой, невольно, а случается, и намеренно вовлекаются в эту преступную круговерть. Приведу трагический пример из жизни. Сын подруги, который рос на моих глазах, оказался закладчиком.

Сейчас ждет приговора в изоляторе. Ему грозит порядка 20-ти лет в колонии строгого режима. И кем он оттуда выйдет? Эта уголовщина мальчишку буквально раздавит! Я его ни в коем случае не оправдываю: пожил 3 месяца красиво, теперь будет расплачиваться. Речь не о том.

Я считаю, что изолировать от общества, помещая в колонии строгого режима, необходимо только педофилов, убийц, словом тех, кто несет угрозу социуму. Нечего там делать юнцам, единожды оступившимся, с неокрепшей психикой к тому же. Вспомним парнишку, которого осудили на 2 года за кражу 2-х шоколадок. Что ждет его за колючей проволокой в окружении криминального мира, нетрудно догадаться.

Ведь они могут отработать наказание своим трудом, находясь в колонии-поселения. Обеспечьте их рабочими местами на заводах, фабриках с тяжелыми условиями труда. 

Там эти оступившиеся дети реально смогут не только исправиться, но и принести пользу обществу без окончательного уничтожения своей личности. Или затронем проворовавшихся чиновников.

Считаю, что они должны направляться в Сибирь, на Север для восстановления деревень и малых городов за счет наворованных денег. Пусть возводят бараки и одновременно на своей шкуре прочувствуют, как существуют нынче простые обыватели.

Где вместо золотого унитаза будет дыра в холодном полу. Не хотят выполнять строительные работы – значит, поживут под открытым небом. Резонно? Еще как!

Вы отстаиваете права работников, оказавшихся объектом несправедливости. На что же вы сами живете?

— Вообще я юрист по образованию. Занимаюсь частной практикой в сфере жилищного права. От государства получаю «достойную» пенсию в размере 22-х тысяч рублей, плюс надбавка 3 тысячи, поскольку я многодетная мать.

К счастью, у меня полноценная семья с 25-летним стажем: муж и трое сыновей. Супруг поддерживает меня как в моральном, так и в материальном плане. А все свое свободное время, которого у меня попросту нет, посвящаю общественной деятельности.

Обучаю сотрудников самостоятельному отстаиванию нарушенных прав в соответствии с действующим законодательством РФ.

Что же следует, на ваш взгляд, предпринять, дабы люди не только шли работать во ФСИН, но и сохранили при этом свое психическое здоровье?

— Знаете, если рассматривать систему с позиции действующего законодательства, то все не так плохо, как может показаться на первый взгляд. Беда-то заключается в том, что оно не соблюдается! Законы как таковые грамотно прописаны исключительно на бумаге, в жизнь они не претворяются. 

О трудовом законодательстве вообще говорить не приходится. Сотрудники несут службу на износ: сутки через сутки. Разумеется, переработку никто не оплачивает. В регионах, допустим, уровень зарплат неплохой, но это приводит к значительному увеличению обязанностей и, как следствие, росту ответственности. 

Давайте разберемся для начала, что побуждает людей добровольно идти в систему. В первую очередь это льготная пенсия. Очевидно, что просто так год службы за полтора учитываться не будет.

После службы в таком режиме сотрудники и пенсионеры живут не так долго, во всяком случае, те, кто действительно работал «на земле»: инфаркты, инсульты, контузии, травмы и прочее. Кто-нибудь знает об этом? Нет конечно, так как статистика тщательно скрывается.

Кроме того, еще нужно ухитриться дотянуть до льготного зачета выслуги лет – некоторых увольняют, не дав возможности дослужить до льготной пенсии! Зафиксирован возмутительный случай в Ростове: женщина, отработавшая почти 20 льготных лет, была уволена за полгода до пенсии, с ней просто расторгли контракт.

И это при кадровом дефиците! Молодые, попадающие в систему, еще могут сбежать, насмотревшись на происходящее. А что делать людям, являющимся по меркам общества уже «стариками»? Им-то некуда податься! Непроизвольно напрашивается вывод: сотрудников буквально уничтожают внутри самой структуры. И непонятно, кому и зачем это нужно. 

Читайте также:  Ответы Роскомнадзора на вопросы о персональных данных

Вторая социальная гарантия, на которую попадаются потенциальные работники, – это обеспечение жильем. Здесь также все обстоит не лучшим образом. Квадратные метры получают лишь те, кто приближен к кормушке. Остальные годами стоят в очереди и неясно, получат они ожидаемую квартиру или нет.

Очередь на жилье при нынешнем финансировании растянулась лет на 100. Вот только люди у нас в стране так долго не живут. Пенсионеров выселяют из служебного жилья на улицу вместе с детьми, без предоставления иной жилплощади. Детей снимают с жилищного учета по достижении возраста 23-х лет. Приведу неприятный, но жизненный пример.

Когда женщина рожает ребенка в колонии, он становится заложником системы. Наши же дети вынужденно привязаны к ней с рождения. Вдобавок их жизнь находится под угрозой, они скитаются вместе с нами по городам и весям на ничтожно маленькое денежное довольствие.

Подрабатывать мы не имеем права, «шаг влево, шаг вправо – расстрел», как говорится. И ты уходишь на пенсию, если конечно тебе дали возможность до нее дожить в прямом и переносном смысле, а в результате ни квартиры (ведь ее ты так и не дождался), ни накоплений.

Вчерашний сотрудник, честно отработавший контракт, оказывается на улице. Часто слышится: «А чего ж вы там делаете? Увольняйтесь, вас никто насильно не держит». А почему мы должны уходить из системы? Нам закон и государство обещали жилье, достойную заработную плату, медицинское обеспечение – будьте любезны отдать.

Все просто: не надо лгать, загонять в структуру людей, а потом избавляться от них за ненадобностью. В противном случае переписывайте законы, которые, как показывает практика, ничего не стоят. 

Что же толкает граждан идти на службу в уголовно-исполнительную систему? Возьмем, к примеру, Кемеровскую область, откуда я родом и где начинала свою службу. Маленький городок, 30 тысяч населения и пять исправительных учреждений.

И куда идти работать, когда в стране разруха? Безусловно, есть те, кто видит в этой работе свое призвание и всем сердцем желает помочь заблудшим душам. Но в подавляющем большинстве именно нужда толкала и толкает людей на данную службу.

Вот и получается: половина населения сидит, а другая половина их охраняет. 

Добавлю, что еще одной проблемой сейчас является оптимизация штатной численности. Такое сокращение должностей привело к чудовищному соотношению в одной дежурной смене: на 1 500 осужденных – 5 сотрудников. Одна инспекторская должность на производственную и жилую зону. И никого не волнует, если единственный сотрудник заболел или у него что-то случилось.

Вся ответственность лежит на его плечах, руководитель же будет «чистеньким» при любом раскладе, он здесь якобы ни при чем. Пользуясь случаем, обращусь к сотрудникам. Не позволяйте никому и никогда нарушать ваши права. Сделайте первый шаг к их отстаиванию. Вас не уволят и не накажут. Два дня косо посмотрят и выполнят ваши законные требования.

Уважайте себя и свою семью. 

Есть ли шанс у российской уголовно-исполнительной системы? Если да, что следует сделать, дабы все встало на свои места и все были довольны?

— Несомненно, есть! Ничего сверхъестественного не требуется. Пришла, наконец, пора уделить особое внимание сотрудникам, работающим «на земле» и пенсионерам, отдавшим свои лучшие годы уголовно-исполнительной системе. 

Считаю, что, прежде всего, обязаны соблюдаться права и законные интересы сотрудников. Штатная расстановка должна соответствовать расчету, необходимо увеличить штатную численность сотрудников исправительных учреждений за счет сокращения раздутого штата подведомственных учреждений ГЛАВКа.

Организовать жесткий контроль за соблюдением законности со стороны руководителей всех уровней, как в отношении сотрудников и пенсионеров, так и в отношении осужденных.

В первую очередь ответственность за организацию деятельности ведомства и соблюдение законности лежит на руководителе, а не на рядовом сотруднике. 

И если руководитель единожды нарушил права работника, он должен быть привлечен к ответственности, а при повторном нарушении уволен и привлечен к уголовной ответственности. Это будет наглядным примером для рядового сотрудника. Он будет чувствовать свою защищенность и уважение к системе.

С приходом нового директора ФСИН России появилась надежда на то, что в уголовно-исполнительной системе будет наведен порядок. Нужно просто повернуться лицом к сотрудникам и пенсионерам, отдать им то, что они заработали и заслужили. А взамен получить уважение и преданность. Ведь именно это главное для каждого руководителя.

Егор Кумачев 

Новости — Генеральная прокуратура Российской Федерации

Генпрокуратура: ситуация в колониях улучшилась, но число нарушений еще велико

О ситуации с соблюдением прав заключенных, роли в этом прокуратуры, реагировании на случаи предоставления льгот осужденным за тяжкие преступления и борьбой с преступностью в самих местах лишения свободы в интервью ТАСС накануне профессионального праздника – Дня работника прокуратуры – рассказал начальник управления по надзору за законностью исполнения уголовных наказаний Генеральной прокуратуры РФ Владимир Макаров.

– Владимир Александрович, вы возглавляете одно из самых специализированных подразделений Генеральной прокуратуры – ведете надзор за законностью в местах лишения свободы. В чем главная задача прокуратуры в этой сфере? И насколько велик спектр нарушений, с которыми борется прокуратура?

– Надзор за соблюдением законов в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы (УИС) является самостоятельным направлением деятельности прокуратуры, для реализации которого созданы и функционируют соответствующие подразделения.

В Генеральной прокуратуре Российской Федерации это управление по надзору за законностью исполнения уголовных наказаний, в прокуратурах субъектов Российской Федерации – соответствующие отделы или специально выделенные для этой работы прокуроры.

Имеются и специализированные прокуратуры, занимающиеся исключительно надзором за соблюдением законов в исправительных и лечебно-профилактических учреждениях.

Прокурорский надзор является гарантом соблюдения требований закона на стадии исполнения наказаний и рассматривается как одна из составных частей функции защиты конституционных и иных прав лиц, находящихся в пенитенциарных учреждениях, а также граждан, отбывающих наказания, не связанные с лишением свободы.

– Прокуратура обладает широким спектром полномочий выявлять нарушения законности посредством рассмотрения жалоб заключенных под стражу и осужденных, беспрепятственного посещения следственных изоляторов и исправительных учреждений, проведения проверок их деятельности, истребования необходимой информации, объяснений и др.

– Должен отметить, что благодаря принятым на государственном уровне мерам в последние годы значительно улучшилось положение с соблюдением прав находящихся в местах принудительного содержания граждан.

Вместе с тем количество выявляемых прокурорами нарушений закона все еще велико, особенно по вопросам материально-бытового и медико-санитарного обеспечения заключенных под стражу и осужденных.

Сами эти лица также допускают нарушения закона, что не проходит мимо внимания прокуроров.

Требования прокуроров об устранении выявленных нарушений законности обязательны для должностных лиц учреждений и органов УИС, что позволяет оперативно добиваться устранения этих нарушений, причин и условий, им способствующих, восстановления нарушенных прав заключенных под стражу и осужденных, а также привлечения виновных лиц к ответственности.

– В сентябре этого года в интернете появилась вызвавшая резонанс видеозапись застолья заключенных в колонии строгого режима ИК-37 Кемеровской области, по которой была начата прокурорская проверка. Какие нарушения выявлены? Часто ли выявляются случаи незаконных льготных условий для заключенных и как на них реагирует прокуратура?

– К сожалению, случаи незаконного предоставления льгот осужденным к лишению свободы имеют место. Прокуроры периодически выявляют такие нарушения закона.

По факту застолья осужденных в ИК-37 в Кемеровской области проведена прокурорская проверка. Выявлены нарушения уголовно-исполнительного законодательства в части, касающейся режимных требований.

Осужденные нарушили действовавший распорядок дня, были одеты в одежду неустановленного образца, употребляли продукты, которые запрещены в исправительной колонии.

У них имелись фотоаппарат и другие запрещенные предметы.

Нельзя не упомянуть и о широко освещенной в СМИ истории проживания осужденного за совершение особо тяжких преступлений Цеповяза, члена известной своей жестокостью банды Цапков из станицы Кущевская, в условиях повышенной комфортности, которые создали ему сотрудники колонии в Амурской области.

Выехавшие на место работники прокуратуры установили, что осужденный, являвшийся одним из лидеров уголовно-преступной среды, был незаконно переведен на облегченные условия отбывания наказания, неправомерно находился и даже периодически проживал в помещении на участке, приспособленном под пасеку, где в условиях полной бесконтрольности пользовался сотовым телефоном и другими запрещенными предметами, а также беспрепятственно встречался с осужденными из числа злостных нарушителей установленного режима и лицами, не отбывающими наказание. Ему без ограничений поступали продукты питания в посылках и передачах, с его лицевого счета удержания в возмещение ущерба потерпевшим от преступлений не производились, администрацией колонии к нему необоснованно применялись меры поощрения.

Читайте также:  Повредили машину на автомойке: что делать, как возместить ущерб

– Были и другие примеры?

– Например, начальник одной из колоний строгого режима в Тюменской области поручил подчиненным сотрудникам обустроить на территории промышленной зоны учреждения два отдельных помещения, в которых за взятки разместил двух осужденных.

Им было разрешено пользоваться сотовыми телефонами, ноутбуком, принтером и иными запрещенными предметами.

В результате незаконных действий должностного лица осужденные за совершение особо тяжких преступлений проживали в условиях полной бесконтрольности на протяжении длительного времени.

Проверка прокуратуры проводилась и в связи с размещением в феврале прошлого года в сети Интернет фотографий осужденных, отбывающих наказание в ИК-3 (Иркутская область) с комментарием «Осужденные живут не хуже, чем на свободе, – кушают, выпивают и пользуются мобильной связью».

Выяснилось, что начальник колонии дал ряду осужденных разрешение на проведение в помещении кафе на территории учреждения праздничного мероприятия. В нарушение установленного законом порядка надзор за ними не осуществлялся. В результате осужденными были допущены нарушения режимных требований: они пользовались мобильными телефонами, нарушали форму одежды, употребляли запрещенную пищу.

Комиссией Генеральной прокуратуры в ноябре 2019 года в двух исправительных колониях в Республике Дагестан, где большинство осужденных содержалось в жилых помещениях в условиях скученности (жилая площадь на одного человека была значительно меньше установленных законом 2 кв.

м), не отвечающих требованиям санитарии, гигиены и пожарной безопасности, выявлено свыше десяти помещений, где отдельные осужденные длительное время проживали в привилегированных условиях в оборудованных телевизорами, холодильниками, кондиционерами, электрическими плитами и иными приборами помещениях большой площади, отремонтированных с использованием дорогостоящих стройматериалов.

В Архангельской области начальник ИК-5 и его заместитель с декабря 2016 года по июнь 2019 года, превышая свои должностные полномочия, организовали незаконное проживание осужденного в служебном помещении на участке подсобного хозяйства, освободили его от выполнения предусмотренных распорядком дня мероприятий, обеспечили доставку ему запрещенных предметов (мобильные телефоны, роутер и комплектующие к ним, алкогольные напитки), незаконно предоставляли свидания, в том числе с лицами, ранее судимыми за совершение тяжких и особо тяжких преступлений.

Исполняющий обязанности начальника следственного изолятора в Московской области и оперуполномоченный этого учреждения длительное время получали взятки от заключенных под стражу за создание им благоприятных условий содержания.

К сожалению, как я уже подчеркнул, такие случаи не единичны. Они возможны там, где сотрудники УИС недобросовестно исполняют свои служебные обязанности, а иногда и сами совершают коррупционные преступления.

По всем указанным и иным выявленным органами прокуратуры фактам предоставления осужденным незаконных льгот приняты меры реагирования, виновные лица привлечены к уголовной и иной установленной законом ответственности, в том числе уволены со службы.

– В СМИ активно обсуждается тема использования заключенными мобильных телефонов. Часто ли выявляются случаи интернет-активности осужденных к лишению свободы, когда они выкладывают видеоролики, создают группы в соцсетях и т.д.? Является ли это грубым нарушением? Какие меры необходимы, по мнению прокуратуры?

– Осужденным запрещается пользоваться средствами мобильной связи и интернетом. В соответствии с уголовно-исполнительным законодательством такие действия расцениваются как злостное нарушение установленного порядка отбывания наказания. Оперативные и иные службы УИС призваны пресекать поступление в пенитенциарные учреждения запрещенных предметов, в том числе телефонов.

Так, только в 2019 году в учреждениях УИС изъято 54,7 тыс. телефонов мобильной связи, за шесть месяцев 2020 года – 22 тыс.

, из них большинство изымается при попытке доставки и около 35% – непосредственно из обращения содержащихся под стражей лиц и осужденных.

Незаконное использование ими телефонов создавало условия для совершения мошеннических действий, доставки в места принудительного содержания запрещенных предметов, поддержания преступных связей с лицами, находящимися вне мест лишения свободы.

К примеру, один из осужденных, отбывая наказание в исправительной колонии в Рязанской области, с использованием телефона сотовой связи путем обмана и злоупотребления доверием завладел денежными средствами граждан в размере около 30 млн рублей.

Два сотрудника СИЗО-1 УФСИН России по г. Москве («Матросская тишина») вступили в преступную связь с содержащимися под стражей лицами, которые с их помощью с использованием телефонов сотовой связи совершали мошеннические действия в отношении граждан, находящихся вне пределов следственного изолятора, вымогали у них денежные средства. Виновные лица привлечены к уголовной ответственности.

Прокуратурой Вологодской области в ходе проверок в пенитенциарных учреждениях выявлялись многочисленные факты беспрепятственного пользования осужденными мобильными телефонами и интернетом. В условиях бесконтрольности осужденные систематически выкладывали в сеть видеоролики, пропагандирующие тюремную субкультуру.

Нередко средства мобильной связи и с их помощью выход в интернет используются заключенными под стражу и осужденными для организации незаконных акций и создания общественного резонанса, оказания давления на администрацию учреждений в целях незаконного смягчения режима содержания.

Принимаемые ФСИН России меры административного и технического характера, направленные на усиление режимных требований и повышение качества обыскных мероприятий, не всегда достаточно эффективны.

В этой связи в целях пресечения незаконного использования мобильных телефонов в Государственную думу группой депутатов внесен законопроект, предусматривающий наделение руководителей территориальных органов УИС полномочиями по обращению к операторам связи с запросом о прекращении оказания услуг связи лицам в случае обнаружения незаконно используемых на территории пенитенциарных учреждений абонентских номеров. Мы поддерживаем этот законопроект. В то же время будем по-прежнему требовать от соответствующих служб и должностных лиц УИС принятия мер по обеспечению в полном объеме установленных законом режимных требований в местах лишения свободы.

– В минувшем году была громкая история с выявленной в калмыцкой колонии террористической ячейки. Ведет ли прокуратура надзор за противодействием распространению экстремистской и террористической идеологии среди осужденных?

– Этот случай действительно вызвал большой общественный резонанс.

В одной из колоний, расположенной на территории Республики Калмыкия, при явном попустительстве сотрудников уголовно-исполнительной системы осужденными в период 2013–2014 годов было создано террористическое сообщество под названием «Джамаат», в состав которого вошли более 100 человек.

Ими на протяжении ряда лет велась пропаганда идеологии запрещенной в РФ террористической организации ИГИЛ, участия в незаконных вооруженных формированиях и оказания им помощи. Все виновные лица установлены и привлечены к уголовной ответственности.

В прошедшем году также возбуждены уголовные дела по фактам совершения преступлений террористической направленности в пенитенциарных учреждениях в Республике Хакасия, Красноярском крае, Архангельской, Мурманской, Омской и Псковской областях.

Вопросами соблюдения режимных требований, в том числе противодействия распространению экстремистской и террористической идеологии в учреждениях УИС, призваны заниматься соответствующие оперативные службы ФСИН России, МВД России и ФСБ России. Вместе с тем в ходе каждой проверки пенитенциарных учреждений прокуроры этой проблематике также уделяют пристальное внимание.

К примеру, прокуратурой Чеченской Республики внесено представление начальнику исправительной колонии в связи с обнаружением в помещениях, в которых содержатся осужденные, литературы религиозного толка без отметки администрации учреждения о проверке на предмет принадлежности к экстремистским материалам.

В исправительных учреждениях в Омской области применялся в работе устаревший перечень экстремистских материалов, в связи с чем начальникам учреждений прокурором объявлены предостережения о недопустимости нарушений федерального законодательства о противодействии экстремизму.

Недостатки, связанные с ненадлежащей воспитательной, профилактической и иной работой с лицами, придерживающимися радикальных взглядов, их пропагандирующими и распространяющими, выявлялись прокурорами в учреждениях УИС в республиках Адыгея, Тыва, Краснодарском крае, Астраханской области, Ханты-Мансийском автономном округе – Югре и Ямало-Ненецком автономном округе. По всем этим фактам принимались меры прокурорского реагирования.

– Помимо учреждений уголовно-исполнительной системы в регионах есть учреждения прямого подчинения ФСИН. Проводят ли прокуроры проверки в СИЗО-1 (так называемый кремлевский централ в «Матросской Тишине») и СИЗО-2 («Лефортово») ФСИН России?

– Проверки в этих учреждениях прокурорами проводятся не менее одного раза в месяц с обязательным обходом жилых и иных помещений и опросом заключенных под стражу.

Права содержащихся в них граждан соблюдаются, им созданы надлежащие материально-бытовые условия, оказывается необходимая медицинская помощь.

Вместе с тем отдельные нарушения все же выявлялись и были связаны с привлечением к труду осужденных, оставленных для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию. Также по требованию прокуроров были устранены нарушения санитарных норм.

– Насколько эффективно, по оценке прокуратуры, в России развивается мера пресечения в виде домашнего ареста как альтернатива заключению под стражу? Есть ли недостатки в ее применении, препятствующие более широкому использованию домашнего ареста?

Читайте также:  Верховный суд рассказал, как делить нажитое в браке

– Домашний арест в качестве меры пресечения избирается по судебному решению в отношении обвиняемого при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения.

Такой обвиняемый находится в изоляции от общества в жилом помещении, в котором он проживает. На него судом налагаются соответствующие запреты, при этом за ним осуществляется контроль.

В зависимости от состояния здоровья лицо, в отношении которого избрана такая мера пресечения, может содержаться и в лечебном учреждении.

В 2019 году судом домашний арест избирался 22 026 лицам (в 2018 году – 22 417), в первом полугодии 2020 года в сравнении с аналогичным периодом 2019 года этот показатель увеличился на 5,24% (с 14 266 до 14 943). Таким образом, нельзя сказать, что эта мера пресечения не находит своего применения.

Контроль за данной категорией подозреваемых и обвиняемых осуществляют сотрудники уголовно-исполнительных инспекций, которые, согласно положениям законодательства, активно используют технические средства контроля.

Эти средства, как показывает практика прокурорского надзора, являются эффективным сдерживающим фактором противоправного поведения подозреваемых и обвиняемых, в отношении которых судом в качестве меры пресечения избран домашний арест.

В первом полугодии 2020 года средства системы электронного мониторинга подконтрольных лиц применялись в отношении более 90% обвиняемых, помещенных под домашний арест.

Полагаем, что эта мера пресечения оправдывает свое предназначение. Недостатков, препятствующих ее более широкому применению, на практике не усматривается.

Беседовал Александр Шашков

Ответственность сотрудников УИС

Одной из составляющих правового положения сотрудников исправительных учреждений является их ответственность.

В теории права категория ответственности сотрудников рассматривается в двух смыслах — активном и ретроспективном. В первом случае под ответственностью понимаются осознание каждым сотрудником собственного долга в решении задач, стоящих перед органами и учреждениями, исполняющими уголовные наказания, и выполнение возложенных на него служебных обязанностей.

Во втором случае ответственность рассматривается как составная часть механизма регулирования общественных отношений в связи с фактами нарушения установленных правил поведения или (если иметь в виду ее предупредительную роль) с возможностью такого нарушения. Ответственность предполагает применение мер государственно-принудительного воздействия к лицу, нарушившему установленные законом нормы поведения. Эти меры могут применяться к гражданам Российской Федерации, в том числе к сотрудникам УИС.

Специфика службы в УИС состоит в том, что дисциплинарная, административная, а в некоторых случаях и гражданская ответственность рядового и начальствующего состава регулируется специальными нормами права.

Уголовное законодательство не содержит специальной нормы в отношении сотрудников УИС, поэтому их уголовная ответственность наступает на общих основаниях.

Сотрудники исправительных учреждений являются представителями власти, поэтому могут привлекаться к уголовной ответственности за преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, получение взятки, служебный подлог, предусмотренные ст. 285-293 УК РФ.

Сотрудники УИС также несут гражданскую ответственность за совершение гражданского правонарушения. При этом к ним применяются санкции в основном имущественного характера, то есть на них возлагается обязанность возместить вред физическим (частным) лицам, причем имущественный ущерб взыскивается независимо от применения других мер юридического воздействия.

Статья 1070 Гражданского кодекса РФ устанавливает гражданскую ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Согласно данной статье вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, — за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме, независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Сотрудники УИС могут нести административную ответственность. В соответствии со ст. 2.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях «Административная ответственность военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, и лиц, имеющих специальные звания»:

  • 1. За административные правонарушения, за исключением административных правонарушений, предусмотренных частью 2 настоящей статьи, военнослужащие, граждане, призванные на военные сборы, и имеющие специальные звания сотрудники органов внутренних дел, органов и учреждений уголовно-исполнительной системы, Госу- дарственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ и таможенных органов в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, регламентирующими прохождение военной службы (службы) указанными лицами и их статус, несут дисциплинарную ответственность.

Услуги адвоката по защите прав осужденных

Многие думают, что после вынесения приговора защита адвоката не требуется. Практика показывает, что при исполнении судебного решения допускаются нарушения условий содержания и ограничения прав осужденных.

Самостоятельно осуществить защиту от обвинения при разрешении уголовного дела и добиться законного исполнения приговора сложно, поэтому важно заручиться поддержкой квалифицированного юриста, который поможет оспорить судебный акт, а также обжалует незаконные действия сотрудников УФСИН.

Какими правами обладает осужденный?

После последнего судебного заседания важно не пропустить сроки на обжалование приговора. Пересмотр дела в апелляционном, кассационном и надзорном порядке поможет снизить тяжесть наказания, получить условный срок, воспользоваться амнистией.

В процессе исполнения обвинительного приговора гражданин может пользоваться следующими правами:

  • на информирование о своих правах;
  • на получение сведений об особенностях отбытия наказания;
  • на гуманное отношение;
  • на личную безопасность;
  • на медицинскую помощь;
  • на психологическую помощь;
  • на самообразование;
  • на подачу заявлений и жалоб;
  • на пенсию и социальные выплаты;
  • на защиту от необоснованного обвинения;
  • на помощь адвоката.

Если вы плохо осведомлены о своих правах, рекомендуем обратиться за помощью к профессиональным адвокатам компании СКП. Наши специалисты проследят, допускаются ли нарушения при исполнении приговора в уголовном процессе. В случае выявления несоответствия требованиям закона мы поможем защитить интересы клиента.

Как обеспечить защиту права осужденных?

Для обеспечения прав гражданина в части исполнения приговора следует обращаться в администрацию УФСИН, прокуратуру, судебную инстанцию, к уполномоченному по правам человека, в общественные организации, занимающиеся защитой прав осужденных.

Обращение в администрацию УФСИН

Защита прав осужденных входит в обязанности учреждений уголовно-исполнительной системы. Гражданин, отбывающий наказание, имеет право обратиться в администрацию с жалобой на неправомерные действия других заключенных и сотрудников УФСИН.

Начальник учреждения должен провести проверку, по результатам которой виновные лица привлекаются к ответственности, осужденный переводится в более безопасное место, ему предоставляется право воспользоваться помощью адвоката.

Если вы не знаете, как наладить взаимодействие с администрацией УФСИН, обращайтесь к квалифицированным адвокатам компании СКП. Мы напишем жалобу по факту нарушения прав осужденного и проследим, чтобы ответственные должностные лица предприняли все необходимые меры для восстановления справедливости.

Обращение в прокуратуру

Часто администрация УФСИн злоупотребляет своим служебным положением, в результате чего в течение срока исполнения приговора суда совершаются действия, ущемляющие положение осужденного.

В такой ситуации следует обращаться в надзорный орган – прокуратуру соответствующего субъекта РФ, на территории которого гражданин отбывает наказание. Прокурор занимается вопросами законности обвинения и защитой от неправомерных действий. У него есть право проверять все приказы, распоряжения и другую документацию органов системы УФСИН.

Обращение к уполномоченному по правам человека

Уполномоченный по правам человека осуществляет свою деятельность в целях реализации гарантированной государством защиты прав и свобод граждан, в том числе осужденных за совершение преступления.

Обратиться с жалобой вправе граждане, которые содержатся в СИЗО, ИВС, колониях, тюрьмах, психиатрических больницах, приемника-распределителях. В рамках своих полномочий уполномоченный передает документы в тот государственный орган, в компетенции которого находится решение возникшей проблемы.

Если вы не знаете, куда обратиться за защитой своих интересов во время отбывания наказания, специалисты компании СКП разъяснят вам на консультации порядок обжалования неправомерных действий и бездействий должностных лиц УФСИН.

Консультация адвоката по защите прав осужденных

Наши адвокаты занимаются защитой прав осужденных после вынесения приговора и в процессе приведения его в исполнение.

Мы оказываем следующие услуги:

  • консультируем по правам осужденных;
  • предлагаем способы защиты с учетом особенностей сложившейся ситуации;
  • изучаем материалы уголовного дела;
  • обжалуем приговор через апелляцию, кассацию и надзор;
  • подаем заявление на возмещение вреда;
  • помогаем восстановить реабилитированным гражданам жилищные, пенсионные и трудовые права;
  • добиваемся изменение типа исправительного учреждения;
  • подаем документы на снижение тяжести наказания.

Специалисты компании СКП обладают необходимой квалификацией, позволяющей решить все проблемы, возникающие при отбывании наказания. Если вам необходима консультация профессионального адвоката, заполните форму обратной связи или позвоните по телефону. Мы дадим ответы на ваши вопросы в любое удобное время.