Новое

Отказ от ранее данных показаний

   По общему правилу отказаться от дачи показаний невозможно. Более того, вызванный в рамках уголовного дела свидетель, потерпевший или иное лицо обязано явиться и сообщить все, что известно об обстоятельствах в рамках имеющегося дела. Однако, существует несколько ситуаций, когда возможно законно отказаться от дачи показаний.

Когда можно отказаться от дачи показаний?

   Рассказ лица о фактах по делу может быть ограничен по усмотрению самого допрашиваемого.

Так возможно отказаться от показаний в отношении:

  1. Самого себя
  2. Супруга / супруги
  3. Родителей / усыновителей
  4. Дедушки / бабушки
  5. Дочери / сына (в том числе, при усыновлении, удочерении)
  6. Брата / сестры
  7. Внука / внучки

Важно: отказ от дачи показаний подразумевает молчание, а значит, если лицо дает показания, они должны быть правдивыми. Если есть вопросы, то защита прав обвиняемого в уголовном суде и на следствии нашего адвоката даст ответ по любой проблеме.

   Кроме названных ситуаций также не могут быть допрошены в связи с их профессиональной деятельностью адвокаты, священнослужители, члены законодательных органов, присяжный заседатель либо судья, в том числе третейский

   Отдельной защитой в части отказа от показаний обладают лица, в отношении которых ведется следствие. По своей сути подозреваемый (равно — обвиняемый, подсудимый, осужденный) всегда дает показания против себя. Значит – такое лицо всегда может отказаться от дачи показаний полностью.

Кто может отказаться от дачи показаний?

   Вне зависимости от вида дела – гражданское, уголовное или другое, во всяком случае при вышеуказанных обстоятельствах любое лицо может отказаться от дачи показаний. При этом, их процессуальный статус также не имеет значения.

  •    В этой связи свидетель, подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, потерпевший – в полной мере могут воспользоваться законным правом и отказаться от дачи показаний.
  •    Место дачи показаний – на следствии, дознании или в суде также роли не играет.
  •    Смотрите также по теме защиты прав обвиняемого видео на нашем канале:

Возможно ли отказаться от данных показаний?

   В данном случае речь идет о ситуации, когда лицо уже давало показания (то есть не отказалось от дачи показаний), однако при наличии определенных обстоятельств в последующем желает «отказаться от своих слов».

   Опять же – по общему правилу это невозможно. Более того, поскольку отказ от ранее сказанного зачастую связан с дачей «новых» показаний, которые будут противоречить уже имеющимся – возможно привлечение к уголовной ответственности за подобные действия.

   Вместе с тем, необходимо рассмотреть вопрос — при каких обстоятельствах свидетель может отказаться от дачи показаний и требовать их не учитывать.

   Законом выделяются следующие случаи правомерного отказа как свидетеля, так и других лиц от ранее данных показаний:

  1. Не знание права на отказ от показаний. Перед каждым допросом в обязательном порядке лицу должно быть разъяснено право отказаться сообщать сведения в отношении себя либо близких. Подтверждением соблюдения этого требования является отдельная расписка или подпись допрашиваемого в протоколе.

   Не соблюдение этого правила в полной мере позволяет законно отказаться от ранее данных показаний.

  1. Отсутствие защитника. При допросах подозреваемого, обвиняемого обязательно должен присутствовать адвокат. Его наличие подтверждается соответствующей подписью в протоколе. При этом, важно именно реальное наличие защитника, который в полной мере оказал всю требуемую юридическую помощь. Потому наличие подписи в протоколе в графе «защитник» отнюдь не означает полное соблюдение права на защиту.

   Более того, подозреваемый может требовать приглашение конкретного адвоката, с которым заключено соответствующее соглашение (подробнее про участие адвоката на предварительном следствии). В этой связи допрос с иным адвокатом, например, по назначению, также не допустим.

   Помимо присутствия адвоката в сам момент дачи показаний, по требованию допрашиваемого (либо адвоката) следователь обязан обеспечить конфиденциальное общение с защитником.

   Не соблюдение любого из рассмотренных пунктов является грубейшим нарушением конституционного права на защиту и безусловно позволяет отказаться от ранее данных показаний.

  1. Незнание обвинения / подозрения. Допросу в качестве подозреваемого или обвиняемого всегда должно предшествовать соответственно предъявление обвинения или подозрения. Закон гарантирует – каждое лицо может знать в чем его обвиняют.

   В этой связи допрос обвиняемого (равно – подозреваемого) без предыдущей указанной стадии очевидно не соответствует закону и позволяет отказаться от данных в такой ситуации показаний.

  1. Принуждение. Любая дача показаний всегда добровольная. Однако, встречаются случаи, когда сотрудники правоохранительных органов чрезмерно усердно выполняют свои обязанности в расследовании дела.

   При этом, принуждение может быть выражено не только в физическом насилии. Изощрённость правоохранителей позволяет использовать различные методы воздействия – длительное задержание допрашиваемого либо его родственников; помещение лица в изолятор совестно с представителями преступного мира; содержание подозреваемого в условиях отсутствия необходимых человеку еды, воды – и тому подобное.

   Как вывод — любое воздействие не допрашиваемого недопустимо и позволяет отказаться от ранее данных при таких условиях показаний.

Заявление об отказе от ранее данных показаний

Отказ от ранее данных показаний

   По своей сути, каждые показания – это отдельное доказательство по делу и оформляются соответствующим протоколом. Исходя из того, что случаи отказа от ранее данных показаний связаны с нарушением закона, следует прийти к выводу – необходимо требовать исключить это доказательство из дела как нарушающее законодательство.

   В этой связи, ответом на вопрос как отказаться от дачи показаний в суде является – заявление об исключении протокола допроса.

   Каждое такое заявление суд (либо дознаватель или следователь) рассматривает отдельно и выносит соответствующее решение. Признав законность права на отказ от ранее данных показаний, суд исключает такой протокол допроса и не может в дальнейшем основывать обвинение на данном доказательстве.

   , как вести себя на допросе в полиции по ссылке и пишите вопросы в заявке на сайте, Ваши права будут защищены с нашей помощью: профессионально, на выгодных условиях и в срок.

Отзыв о нашем адвокате по уголовным делам

Отказ от ранее данных показаний

Автор статьи:

© адвокат, управляющий партнер АБ «Кацайлиди и партнеры»

А.В. Кацайлиди

Право обвиняемого отказаться от дачи показаний

Отказ от ранее данных показаний

Адвокат Антонов А.П.

Право обвиняемого «отказаться от дачи показаний» тесно связано с правом «давать показания по предъявленному ему обвинению». Именно поэтому они расположены в статье закона, а равно в работах ряда процессуалистов через союз «либо».

Буквальное толкование данной формулировки указывает на то, что обвиняемому предоставляется выбор: либо он дает показания по предъявленному ему обвинению, либо отказывается от дачи показаний. Иначе говоря, он не может отказаться от дачи показаний частично и, соответственно, давать показания не по всем обстоятельствам предъявленного обвинения.

Таким получается дословный смысл исследуемой формулировки. Между тем мы не советуем указанные правовые положения толковать буквально.

Право обвиняемого «давать показания по предъявленному ему обвинению либо отказаться от дачи показаний» рекомендуется разъяснять следующим образом.

Обвиняемый вправе требовать, чтобы его допросили как по любому отдельно взятому обстоятельству — элементу предъявленного ему обвинения, так и по любой их совокупности, в том числе и по всему предъявленному обвинению в целом.

Исходя из этого положения он же наделен правом отказаться давать показания как в целом по предъявленному обвинению, так и по поводу любого из элементов данного обвинения.

Причем следует заметить, что если показания обвиняемый вправе давать лишь в отношении предъявленного ему обвинения, то отказаться от дачи показаний он может вне зависимости от того, касаются они предъявленного ему обвинения или же нет. Обвиняемый наделен правом отказаться давать любые показания.

«Отказаться» означает «выразить несогласие, не пожелать сделать» что-нибудь. В нашем случае отказаться давать показания — это равносильно нежеланию сообщать ту или иную информацию во время допроса (очной ставки, проверки показаний на месте).

Отказ от дачи показаний может быть проявлен как в действиях (направление надлежащего письменного уведомления, устное сообщение после явки на допрос и т.п.), так и в бездействии (неявка в назначенное время).

Любое действие (бездействие), следствием которого явилось неполучение следователем (дознавателем и др.

) и (или) судом (судьей) от конкретного лица, обладающего имеющей отношение к возбужденному уголовному делу информацией, соответствующих сведений, последовательно расценивать как «отказ» последнего от дачи показаний.

Между тем следует заметить, что помимо наличия у обвиняемого права отказаться от дачи показаний на него же обычно избранной мерой пресечения или обязательством о явке возложена обязанность своевременно являться по вызовам следователя (дознавателя и др.

), суда (судьи).

Иначе говоря, обвиняемый, в отношении которого избрана мера пресечения или же к которому применена мера принуждения — обязательство о явке, не имеет права отказаться давать показания путем неявки его на допрос (очную ставку, для проверки его показаний на месте).

Он обязан явиться. А после того, как явится, может заявить в письменной или же устной форме о том, что он не желает давать показания по тем или иным вопросам или же вообще не желает сообщать следователю (дознавателю и др.), суду (судье) каких бы то ни было сведений.

Отказ обвиняемого от дачи показаний — его право. То обстоятельство, что обвиняемый воспользовался предоставленным ему правом, ни в коем случае не может быть расценено как изобличающее его доказательство (обстоятельство) или же как факт, негативно характеризующий его личность.

Читайте также:  Освобождение по 145 статье

Обвиняемый уполномочен отказаться «от дачи» показаний.

Соответственно, если он не хочет, то может не произносить устную речь во время допроса, не сообщать те или иные сведения путем свободного рассказа и (или) не отвечать на заданные ему участниками следственного (судебного) действия вопросы.

Термин «отказаться от дачи показаний» подлежит расширительному толкованию. Во-первых, показания даются не только при допросе и, соответственно, обвиняемый праве отказаться давать таковые на очной ставке, во время проверки его показаний на месте.

Во-вторых, мы склонны поддержать суждение некоторых ученых, по мнению которых «право обвиняемого отказаться от дачи показаний следует толковать широко, применительно к любым следственным действиям, в которых участвует обвиняемый, а не только как право при производстве допроса».

Второе предложение п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ гласит: «при согласии обвиняемого дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от этих показаний, за исключением случая, предусмотренного пунктом 1 части второй статьи 75 настоящего Кодекса».

Согласие в данном контексте рекомендуется толковать расширительно. Не отказался — значит был согласен. Таким образом, «при согласии» означает, что обвиняемый не отказался дать показания. Согласие, так же как и отказ, может касаться не всех вопросов, которые следователь (дознаватель и др.) считал необходимым у него выяснить, а только некоторых из них.

При согласии обвиняемого дать показания предупреждается «он».

Иначе говоря, недостаточно предупредить защитника (законного представителя или же представителя) обвиняемого о том, что показания обвиняемого могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от этих показаний, за исключением случая, предусмотренного п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ.

О данных обстоятельствах обязательно должен быть предупрежден сам обвиняемый. Причем данный факт отражается письменно в материалах уголовного дела. Рекомендуется содержание искомого разъяснения, а равно факт того, когда и где оно состоялось, отражать в каждом протоколе допроса обвиняемого.

Обвиняемый, согласившийся давать показания, «должен быть» предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу. Употребление здесь словосочетания «должен быть» указывает на наличие у следователя (дознавателя и др.), суда (судьи) обязанности сделать надлежащее разъяснение.

Как следует из вышеприведенной структуры анализируемой нормы уголовно-процессуального права, предупреждение в этом случае проходит несколько этапов, начиная с устного сообщения вышеуказанного правила, заканчивая удостоверением своей подписью факта разъяснения обвиняемому последствий получения от него согласия на дачу показаний.

Предупреждается обвиняемый по поводу использования «его показаний». Показания — это чаще всего устная речь. Она фиксируется прежде всего в протоколе допроса (очной ставки и др.). И на момент проведения следующего следственного действия имеется лишь в нем (а равно в приложениях к таковому).

Таким образом, в том случае, когда в последующем обвиняемый отказывается устно сообщать сведения, которые он излагал ранее на допросе (очной ставке и др.), использоваться будет не его устная речь, а соответствующая часть содержания протокола следственного действия.

В рассматриваемой ситуации под «его показаниями» понимается содержание протокола следственного действия (к примеру, протокола допроса обвиняемого), в процессе которого он не отказывался давать показания.

Такого рода «его показания» «могут быть» использованы. Иначе говоря, использование содержания протокола допроса (очной ставки, проверки показаний на месте), на котором он не отказался сообщать определенного рода сведения, в качестве доказательств — право, а не обязанность следователя (дознавателя и др.), суда (судьи).

Под «использованием» показаний понимается оглашение протокола следственного действия, в процессе которого они были даны, воспроизведение прилагаемых к протоколу аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки показаний на последующих этапах стадии предварительного расследования и на судебных стадиях. К «использованию» показаний следует также отнести ссылку на них в описательно-мотивировочной части любого составляемого после их дачи процессуального документа.

Показания могут быть использованы «в качестве доказательств». В данном случае под доказательствами понимаются уголовно-процессуальные доказательства. Доказательства в уголовном процессе (уголовно-процессуальные доказательства) — это единство сведений, имеющих значение для уголовного дела, и их уголовно-процессуального источника.

Верховный Суд РФ оперирует и таким понятием, как «факт» в значении доказательства.

Несмотря на высказываемый большинством процессуалистов иной взгляд на понятие доказательства, невозможно безразлично относиться пусть даже и к отличающейся от общепринятой практике высшего органа правосудия нашего государства.

Тем не менее показания не могут использоваться в качестве «факта». Данная аксиома позволяет нам говорить о том, что термин «доказательство» в рассматриваемой статье употребляется в классическом значении этого уголовно-процессуального института.

Понятиеобразующие признаки доказательств, о которых идет речь в п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, следующие:

1) в доказательствах содержатся сведения;

2) сведения — это информация об обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела;

3) сведения должны быть «собраны на» предусмотренный ч. 2 ст. 74 УПК РФ источник, в нашем случае таким источником являются показания обвиняемого;

4) в уголовно-процессуальное доказывание сведения вовлекаются в определенном законом порядке (фиксируются в протоколе следственного действия).

Сведения — это содержание доказательства — информация о расследуемом (рассматриваемом и разрешаемом) происшествии.

Показания обвиняемого — это форма доказательства, о котором идет речь в рассматриваемой части ст. 47 УПК РФ.

Показания обвиняемого, которые он согласился дать, могут быть использованы в качестве доказательств, «в том числе и при» его последующем отказе от таковых. Словосочетание «в том числе и при его последующем отказе» в данном контексте указывает на следующие обстоятельства.

После того как обвиняемый согласился дать показания, сообщенные им сведения фиксируются в протоколе следственного действия и могут быть использованы в качестве доказательств вне зависимости от того, что с их помощью будет доказываться, а равно вне зависимости от того, оправдательными они будут или же обвинительными.

«Отказ от этих показаний» предполагает выражение несогласия с содержанием того, что обвиняемый ранее сообщал на допросе (очной ставке, при проверке показаний на месте), а также несогласие с тем, как его показания были изложены (зафиксированы) следователем (дознавателем и др.) в протоколе следственного действия. И в том и в другом случае имеет место «отказ от этих показаний».

Обвиняемый может отказываться как от части показаний, так и от всех показаний, которые он давал до момента отказа от таковых. Это могут быть показания, отраженные в нескольких протоколах следственных действий, в одном протоколе или же в части протокола (протоколов) следственного действия.

Ранее данные обвиняемым показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу вне зависимости от того, сообщает или же нет обвиняемый на момент его отказа от предшествующих показаний какие бы то ни было новые сведения.

Исключение из проанализированного предусмотренного вторым предложением п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ правила только одно. Оно закреплено в п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ.

В качестве доказательств могут быть использованы не подтвержденные обвиняемым в суде ранее данные им показания, согласие на которые он давал в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, в том числе и в случае его отказа от защитника.

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры.

Остались вопросы к адвокату?

Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71  (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Дата актуальности материала: 30.06.2021

Отказ от дачи показаний: к чему он может привести

  • «Если хотите отказаться от показаний – ссылайтесь на статью 51 Конституции РФ». Путем анализа ст.

    51 Конституции РФ можно сделать вывод, что в указанной статье речь идет о праве гражданина на отказ от дачи показаний только в части признания им своей вины в инкриминируемом преступлении или в части изобличения его близких.

    Следовательно, лицо вправе не сообщать лишьте сведения, сообщение которых может повлечь привлечение его к ответственности, либо привлечение к ответственности его близких родственников, , а не хранить общее молчание.

    К чему же ведет отказ допрашиваемого от дачи показаний со ссылкой на ст.51 Конституции РФ? Фактически гражданин дает понять, что он или его близкие совершили то или иное преступление, но говорить о нем он не желает. Поэтому опытные уголовные адвокаты советуют не ссылаться в протоколах допросов на указанную статью: на практике это может трактоваться как косвенное признание своей вины.

    Можете отказаться от дачи показаний, но сослаться на п.2 ч. 4 ст. 46 и п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ: эти положения закрепляют право подозреваемого и обвиняемого ничего не сообщать следствию относительно имеющихся в отношении них подозрений или обвинений. Тогда такой отказ будет воспринят правильно, а не как косвенное признание своей вины.

    При этом стоит быть готовыми к тому, что следователь или дознаватель будут настаивать на том, чтобы Вы объяснили свой отказ, сославшись на ст.

    51 Конституции РФ; в этом случае можно напомнить следователю, что показания даёте Вы, пользуясь предоставленными Вам законом правами, при этом Вы, не являясь юристом, не обязаны знать номера статей законов.

    Читайте также:  Расчет доли доходов
  • «Отказаться от дачи показаний могут любые допрашиваемые лица».

    Конечно, это касается не всех: так, например, свидетели и потерпевшие показания давать обязаны, а за отказ от дачи показаний этих лиц можно привлечь к уголовной ответственности по ст. 308 УК РФ. Однако здесь действует оговорка: субъекту не грозит данная статья, если он отказывается свидетельствовать против самого себя или своих близких.

    Таким образом, свидетель и потерпевший при даче показаний могут пользоваться ст. 51 Конституции РФ только в отношении тех сведений, которые могут повлечь привлечение их к уголовной ответственности.

    К примеру, отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний относительно фамилии, имени и отчества, иных персональных данных, также отказ дать показания относительно обстоятельств совершённого преступления другим лицом, не являющимся близким родственником допрашиваемого, повлечёт привлечение его к уголовной ответственности по ст. 308 УК РФ.

    С другой стороны, если свидетель все же пожелает давать показания, ему следует быть особенно внимательным: нередки случаи, когда в последующем его статус меняется на подозреваемого или обвиняемого.

    Такая «уловка» ранее часто использовалась следователями, чтобы получить от граждан нужную информацию для дальнейшего ведения расследования.

    Между тем Конституционный Суд РФ разъяснил, что независимо от формального статуса участника процесса, в случае привлечения лица к уголовной ответственности впоследствии, он вправе отказаться от дачи показаний, за что его к ответственности по ст. 308 УК РФ привлечь нельзя.

  • «Отказ от показаний усложнит работу следствия и позволит оказаться подозреваемому (обвиняемому) в более выигрышном положении».

    В данном случае все зависит от ситуации.

    Отказ от дачи показаний можно использовать, если подозреваемый или обвиняемый не успел тщательно продумать стратегию защиты, сомневается насчет того, может ли ему навредить та или иная информация, не знает, какие доказательства собраны следствием против него Между тем, отказ от дачи показаний лицом, привлекаемым к уголовной ответственности, это по существу и отказ от своей защиты, отказ от опровержения обвинения или подозрения и отказ от предоставления своей версии событий.

    Для следственных органов же отказ от дачи показаний – это, скорее плюс, поскольку если показаний нет, то и опровергать изложенные в них фактыне нужно, да и сама позиция защиты в деле отсутствуют. А это, в свою очередь, позволяет направлять ход следствия в обвинительное русло. Однако это утверждение справедливо, если других доказательств в деле достаточно.

    К примеру, представим ситуацию, в которой в отношении Вас подано заявление о совершении преступления, например, об умышленном причинении телесных повреждений. После получения заявления, сотрудник полиции вызовет Вас для получения объяснения.

    Если Вы откажетесь от дачи объяснений, то при наличии объяснений заявителя и справки о тяжести телесных повреждений в отношении Вас наверняка будет решаться вопрос о возбуждении уголовного дела, и решён он будет положительно.

    Однако, если бы Вы в подобной ситуации дали объяснение о своей непричастности, например, сообщили о наличии алиби, то, возможно, дело в отношении Вас бы даже не возбудили.

    Поэтому, советуем во всех случаях, когда Вы не совершали противоправных деяний, дать показания, хотя бы коротко. 

    Статьей 51 Конституции РФ следует пользоваться лишь в случаях, когда:

    • Вы понимаете, что привлечение Вас к ответственности не беспочвенно и имеет основания;
    • Когда нет определенности в позиции по делу (например, Вы не определились, стоит ли признавать вину, чтобы нацелиться на смягчение наказания, либо следует побороться за оправдательный приговор);
    • Когда Вы не доверяете следствию и нацелены на то, чтобы воспользоваться своими правами и опровергнуть обвинение в стадии судебного рассмотрения уголовного дела (данное основание наиболее актуально по общественно-значимым уголовным делам, в которых затронуты интересы государства, политических или финансовых элит).
    • Вы не хотите, чтобы Ваша позиция и версия событий стали известны до судебного рассмотрения дела, чтобы следствие не дополнило материалы дела доказательствами, опровергающими Вашу позицию (в подобной ситуации следует всегда учитывать риск возвращения уголовного дела судом прокурору на основании ст. 238 УПК РФ).
  • «Нанимать адвоката, чтобы отказаться от дачи показаний, не нужно».

    Даже если вы собрались молчать на допросе, это не значит, что защитник не нужен. Уголовный адвокат может разъяснить подозреваемому или обвиняемому его права, поможет выяснить, целесообразно ли в конкретном случае хранить молчание, проверит правильность составления протокола допроса и проследит за тем, чтобы на его доверителя не оказывалось ни психологическое, ни физическое давление.

    Помните, что даже свидетель может явиться к следователю с адвокатом — никто не может лишить его этого права.

    Следует также учитывать, что на стадии так называемой доследственной проверки и на стадии предварительного расследования, особенно по уголовным делам в сфере экономики, оперативных сотрудников и следователей не редко не устраивает отказ опрашиваемого или допрашиваемого от дачи объяснений или показаний.

    В этих случаях на Вас могут оказать давление в целях получить нужные сведения, используются угрозы привлечением к уголовной ответственности или применением мер процессуального принуждения (задержанием, заключением под стражу).

    Довольно популярным способом ведения допроса при отказе допрашиваемого от дачи показаний является постановка следователем вопросов даже после отказа отвечать; в подобных в протокол после отказа от дачи показаний все равно заносятся вопросы следователя. При этом следует не теряться и после каждого вопроса повторять одну фразу: «От дачи показаний отказываюсь». Ценность подобного протокола допроса для защиты велика, так как через поставленные следствием вопросы можно узнать ход расследования, те обстоятельства, которые интересуют следствие.

  • КС: отказ свидетеля от дачи показаний не позволяет огласить показания, данные им в качестве подсудимого

    Конституционный Суд опубликовал Определение № 1859-О от 23 июля 2020 г., в котором отметил невозможность оглашения показаний осужденного в случае, когда это лицо отказалось от дачи показаний в качестве свидетеля по другому уголовному делу.

    Александр Колосов обратился в КС РФ, посчитав, что ст. 281 УПК противоречит Конституции.

    Согласно данной норме, по ходатайству стороны суд вправе принять решение об оглашении показаний потерпевшего или свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования либо в суде, при наличии существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде (ч.

    3); заявленный в суде отказ потерпевшего или свидетеля от дачи показаний не препятствует оглашению его показаний, данных в ходе предварительного расследования, если эти показания получены в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 11 этого Кодекса (ч. 4).

    По мнению заявителя, данные положения в случае отказа лица от дачи показаний в судебном заседании позволяют оглашать в качестве показаний свидетеля показания, ранее данные им в другом уголовном деле в качестве подозреваемого, обвиняемого, но приобщенные к рассматриваемому уголовному делу после их выделения из первоначального дела на основании ст. 155 УПК.

    Между тем КС РФ указал, что в силу ч. 1 ст. 252 УПК судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению, что направлено на установление пределов судебного разбирательства, диктуемых интересами обвиняемого, целями реализации им права на защиту.

    «Соответственно, лица, уже осужденные по уголовным делам, выделенным в отдельное производство в связи с заключением с ними досудебных соглашений о сотрудничестве, могут быть допрошены по основному уголовному делу лишь в качестве участников уголовного процесса, располагающих сведениями об обстоятельствах совершения преступления подсудимым по основному уголовному делу и вызванных по ходатайству стороны обвинения. Они не могут при рассмотрении уголовного дела по обвинению другого лица обладать в полной мере процессуальным статусом обвиняемых, а потому и давать показания в этом уголовном деле по правилам допроса обвиняемого; следовательно, не могут оглашаться и ранее данные ими показания в порядке и по основаниям, предусмотренным статьей 276 УПК Российской Федерации», – подчеркнул Конституционный Суд.

    Высшая инстанция указала, что процедура допроса таких лиц – в том числе тех, уголовные дела по обвинению которых были выделены в отдельное производство и в отношении которых по результатам состоявшегося судебного разбирательства был вынесен вступивший в законную силу обвинительный приговор, – а равно оглашение ранее данных ими показаний должны обеспечивать право обвиняемого по основному уголовному делу на эффективную судебную защиту, включая право на допрос показывающих против него (ч. 1 ст. 46 Конституции, подп. «e» п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и подп. «d» п. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод). Это гарантируется помимо прочего ст. 278 и 281 УПК, не предусматривающими каких-либо изъятий из установленного порядка доказывания по уголовным делам, согласно которому, в частности, в основу обвинительного приговора могут быть положены лишь доказательства, не вызывающие сомнения с точки зрения их достоверности и соответствия закону.

    Последствия нарушения обязательств, указанных в досудебном соглашении о сотрудничестве, не могут компенсировать отсутствие ответственности по ст. 307 и 308 УК РФ

    Суд сослался на свое Постановление от 20 июля 2016 г. № 17-П и на определения от 23 декабря 2014 г. № 2951-О и от 19 декабря 2017 г.

    № 2823-О и отметил, что распространение правил допроса свидетеля на процедуру дачи показаний лицом, уголовное дело которого выделено в отдельное производство, в судебном заседании по основному уголовному делу не превращает его – в системе действующего правового регулирования – и в свидетеля в собственном смысле этого слова (как относящегося к иным, помимо сторон обвинения и защиты, участникам уголовного судопроизводства). КС заметил, что такое лицо одновременно является по выделенному уголовному делу обвиняемым в совершении преступления, в котором в рамках основного уголовного дела обвиняются его возможные соучастники. Тем самым такое лицо при допросе в производстве по уголовному делу в отношении другого лица, с которым оно связано обвинением в совершении одного деяния, не является надлежащим субъектом преступлений, предусмотренных ст. 307 и 308 УК, и потому не предполагается возможность привлечения его к уголовной ответственности на основании указанных статей, а значит, и необходимость предупреждения о таковой при его допросе в производстве по основному уголовному делу.

    Читайте также:  Сага о сроках

    Сославшись на ряд определений, КС РФ отметил, что сомнения, возникающие при оценке оглашенных в суде показаний на предмет их допустимости и достоверности, в силу ч. 3 ст. 49 Конституции должны истолковываться в пользу обвиняемого.

    В случае оглашения судом – при наличии указанных в законе оснований – изобличающих обвиняемого показаний отсутствующего лица и последующего их использования сторонам должна быть предоставлена возможность защиты своих интересов в суде всеми предусмотренными законом способами, включая оспаривание оглашенных показаний и заявление ходатайств об их проверке с помощью других доказательств, а также путем использования иных средств, способствующих предупреждению, выявлению и устранению ошибок при принятии судебных решений.

    «Таким образом, оспариваемые нормы не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя в обозначенном им аспекте», – резюмировал Конституционный Суд и отказал в принятии жалобы.

    Адвокат АП г. Москвы Алексей Новиков назвал позицию КС взвешенной и последовательной. «На мой взгляд, отсутствуют какие-либо существенные противоречия в рассматриваемой части норм, закрепленных в УПК РФ, положениям Конституции», – отметил он.

    Адвокат согласился с позицией КС о том, что в основу обвинительного приговора могут быть положены лишь доказательства, не вызывающие сомнения с точки зрения их достоверности и соответствия закону, то есть в полном объеме отвечающие требованиям гл. 11 УПК.

    «В свою очередь доводы жалобы, приведенные в определении, носят скорее формальный характер, отражают процессуальное несовершенство закона. Очевидно, что предусмотреть на законодательном уровне все возможные варианты нельзя.

    Однако это не должно являться оправданием или препятствием к совершенствованию УПК РФ», – подчеркнул адвокат.

    По его мнению, больше всего заслуживает внимания безосновательное оглашение стороной обвинения показаний, данных на предварительном следствии, поскольку на данном этапе показания могли даваться под давлением. «Нередко встречаются случаи подмены протоколов или их части», – заметил Алексей Новиков.

    Он указал, что таким образом сторона обвинения пытается закрепить доказательства или поставить под сомнение показания, данные в суде без какого-либо давления и отражающие реалии исследуемых событий. При этом судами удовлетворяются такие ходатайства, несмотря на отсутствие на то оснований, указанных в ст.

    281 УПК РФ: «Это имеет дурную тенденцию, безусловно нарушающую основной принцип равноправия сторон в процессе».

    Партнер уголовно-правовой практики, адвокат ART DE LEX Александр Тонконог посчитал, что позиция заявителя является обоснованной и абсолютно актуальной с точки зрения сформировавшейся негативной практики использования показаний лиц, заключивших досудебное соглашение для установления вины его возможных соучастников преступления.

    По его мнению, Конституционный Суд абсолютно взвешенно рассуждает, в частности, о важнейшем проблемном аспекте – лицо, заключившее «досудебку» и дающее показания на своих соучастников, не является свидетелем по делу в силу закона, так как при даче показаний оно имело другой процессуальный статус и не было предупреждено об уголовной ответственности за дачу ложных показаний.

    Александр Тонконог также посчитал важным, что КС констатирует тот факт, что при отказе от дачи показаний «досудебщик» фактически превращает свои показания в доказательство, которое имеет обоснованное сомнение и которое по закону трактуется в пользу обвиняемого. Это, заметил он, важно для тех процессов, где лицо, осужденное в особом порядке и фактически получившее от судебной системы минимальное наказание, отказывается от взятых на себя обязательств по досудебному соглашению.

    «Таким образом, КС РФ фактически установил, что заявитель, по сути, обосновал свою позицию, но в аспекте признания ст. 281 УПК неконституционной Суд не сделал того, что должен был – не устранил возникающие на практике разночтения судьями статьи УПК РФ», – резюмировал Александр Тонконог.

    Показания подозреваемого/обвиняемого на следствии: давать или не давать

    Каждый адвокат по уголовным делам имеет свои установки и взгляды на то, как должна вестись защита его доверителя на стадии предварительного расследования.

    https://www.youtube.com/watch?v=vYODY4JjL8k\u0026pp=ygU60J7RgtC60LDQtyDQvtGCINGA0LDQvdC10LUg0LTQsNC90L3Ri9GFINC_0L7QutCw0LfQsNC90LjQuQ%3D%3D

    И наиболее важной является этап допроса, подозреваемого (ст. 46 УПК/обвиняемого (ст. 173, 189 УПК), поскольку от того, что и как скажет клиент в ходе этой процедуры, — будет зависеть вся позиция по делу.

    Разумеется, не стоит снижать значение и других доказательств по делу, и все доказательства должны образовывать систему: обвинительную или оправдательную, либо показания должны разбивать обвинительную парадигму, сформированную в голове следователя еще при попадании томов материалов дела к нему на стол.

    Ведь следователь – это человек обвинительной системы, в его задачу входит необходимость собрать доказательства для обеспечения подозреваемому/обвиняемому невозможности уйти от правосудия. И какие бы доказательства он по делу не собирал – в его глазах клиент адвоката будет всегда заведомым «злодеем».

    Среди адвокатских воззрений на вопрос о том, давать или не давать показания, имеются два основных.

    1. Всегда дают показания (признанка или отказ от признанки с последующим объяснением);
    2. Сторонники ст. 51 Конституции и в 100% дел идет отказ от дачи показаний;

    Первые объясняют необходимость дачи показаний тем, что адвокат на протяжении предварительного расследования должен вести активную защиту и представить полностью свою позицию еще до суда.

    Вторые аргументируют важность использования ст. 51 Конституции РФ на этапе предварительного расследования тем, что следователя вообще ваши показания не интересуют.

    Ибо в любых словах следователь найдет обвинительные мотивы.

    А суд, рассмотрев уже на заседании доказательства – данные показания – и отвергнет их с  фразой «суд считает показания подсудимого попыткой уйти от уголовного правосудия».

    И у первой, и у второй схемы поведения на предварительном расследовании на стадии дачи показаний есть и недостатки, и достоинства, разумеется.

    В силу ограниченности адвокатских возможностей по осуществлению защиты (для сравнения можно взять американских или западноевропейских адвокатов, которые могут проводить адвокатское расследование, приводить свои доказательства, которые суд рассмотрит. В отличие от российских судов, для которых доказательства – это все, что представит следователь. А что представит защита – в глазах следователя, прокурора и суда – это попытка избежать уголовной ответственности).

    В ходе «активной защиты», когда мы имеем дело с дачей показания, необходимо помнить, что все сказанное следователь преодолеет и разобьет, как ему удобно. Но при этом данные показания адвокат может использовать для сбора фактообразующего материала.Ведь обвинение доказательства берет из фактов.

    При даче показаний адвокат должен собрать все необходимые фактические данные, доказательства. Или систематизировать доказательства, собранные следователем так, чтобы сомнений в непричастности или невиновности клиента не было.

    При использовании ст 5 Конституции РФ и отказе от дачи показаний минус один – обвинители сразу смотрят «волком», и видят в клиенте виновного человека. Но при этом вину доказывает лишь совокупность доказательств. При отказе от дачи показаний, по сути, уже нет для обвинения доказательства в виде показаний обвиняемого, и придется выходить на других доказательствах.

    И бывает, что в уголовном деле доказательств, указывающих на вину обвиняемого, нет или мало.

    Мой подопечный (назовем его Сергей), будучи анархических взглядов, написал в группе, в которой было 50000 человек (в соцсети): «этот человек (был человек, который осуществил террористический акт, и о нем СМИ написали много постов, а участники группы в соцсети много комментировали данную новость) — народный герой». И начал описывать исторические примеры, объяснять, почему в его глазах тот человек, который осуществил террористический акт — герой. Правоохранительные органы в этих постах увидели состав ч.2 ст. 205.2 УК РФ.

    После опубликования данных комментариев прошел целый год, когда мой клиент узнал, что дело в отношении него возбуждено. Узнал неожиданно, когда к нему пришли с обыском (по жесткому сценарию) и увезли в отделение.

    Адвокат по назначению, который был до меня, по словам Сергея, настоял на признанке.  Условия, в которых держали Сергея несколько дней, пока выбивали признанку, естественно, были ужасными: почти не кормили, не давали спать, применяли психологическое давление и т.д.

    — уважаемые коллеги, кто практикует по уголовным делам, — знают, как это бывает.

    В данном деле основных доказательств два — показания обвиняемого (подозреваемого) и психолого-лингвистическая экспертиза.

    Понятно, что по статьям с формальным составом вроде 282, 205.2 и 207.3 главные доказательства – признанка (или даже «оправдывающие» показания) и экспертиза. Но суть в том, что здесь обвинению необходимо доказать именно прямой умысел, на что указали признательные показания. Что лицо хотело оправдать терроризм, или пропагандировать его, и делало.

    Давать или не давать показания? Вот, в чем вопрос.