Новое

Пострадавшие от политических репрессий

«Материал подготовлен в партнерстве с Международным историко-просветительским правозащитным обществом «Мемориал»»

Массовым политическим репрессиям с конца 1920-х до 1950-х годов в Советском Союзе подверглись миллионы людей.

Репрессии были разные: кого-то арестовывали и расстреливали по решению «тройки» (внесудебный орган уголовного преследования) или других органов, нередко прямо в день вынесения приговора; других раскулачивали в административном порядке и высылали в отдаленные районы страны; кого-то депортировали из родных мест по национальному признаку.

Точное число жертв назвать трудно — многие были репрессированы неоднократно. Всего органы госбезопасности СССР за весь период своей деятельности арестовали около 7 миллионов человек, из них не менее 5 миллионов — по политическим обвинениям.

Часть этих людей была реабилитирована вскоре после смерти Сталина, но после отставки Хрущева процесс реабилитации практически прекратился на долгие годы.

В годы перестройки реабилитация возобновилась и осуществлялась по Указу «О восстановлении прав всех жертв политических репрессий 1920–1950‑х годов», подписанному Горбачевым.

И только под конец существования СССР, 18 октября 1991 года, Верховным Советом РСФСР был принят Федеральный закон «О реабилитации жертв политических репрессий». В соответствии с ним люди получали право доказать, что они стали жертвами политического режима, и восстановить свое доброе имя.

Пострадавшие от политических репрессий Leon Overweel, Unsplash

Изучить закон «О реабилитации»

В Федеральном законе «О реабилитации жертв политических репрессий» дано определение политических репрессий и перечислены категории лиц, имеющих право на реабилитацию.

За несколько лет после принятия закона органы прокуратуры рассмотрели почти 1 миллион заявлений от граждан и реабилитировали почти 400 тысяч человек.

В 1992 году на основании указа Президента РФ была создана Комиссия по реабилитации жертв политических репрессий, среди задач которой была координация работы органов власти по реабилитации и информирование общественности о масштабах и характере политических репрессий.

Найти репрессированного родственника

О том, что в вашем роду были репрессированные, вы можете и не знать: в советские времена люди часто предпочитали не вспоминать трагичные моменты из жизни семьи, замалчивали некоторые факты из биографии, и потомки могли так и остаться в неведении.

В 1991 году президент Борис Ельцин подписал указ № 82, согласно которому документы из архивов КГБ должны были быть переданы в государственные архивы.

Таким образом, прекращенные уголовные дела репрессированных и реабилитированных, фильтрационные дела советских военнопленных и репатриированных граждан становились доступны широкой публике. Оказались в некоторой части открыты и фонды делопроизводства КГБ: приказы, статистика, отчеты.

Указ так и не был выполнен в полном объеме: в октябре 1999 года он был отменен новым указом президента № 1359.

После принятия Закона о реабилитации и открытии доступа в архивы в разных регионах бывшего СССР стали создавать Книги памяти.

В 1998 году, чтобы систематизировать доступную информацию, общество «Мемориал» начало один из старейших своих проектов — создание единой базы данных «Жертвы политического террора в СССР».

Туда вошло больше 3 млн имен репрессированных и впоследствии реабилитированных людей из региональных книг памяти.

Объем информации в разных книгах разный: напротив некоторых имен — только даты рождения и ареста, напротив других — номер статьи, приговор, дата его исполнения и реабилитации.

Прежде чем начинать процесс реабилитации кого-либо, убедитесь, что этот человек еще не реабилитирован.

Написать заявление в органы

Чем больше вы соберете информации о репрессированном родственнике, тем выше шансы на успех у вашего заявления о реабилитации. Как минимум, желательно знать имя, дату и место рождения, но если известны место жительства, профессия и место работы на момент ареста, дата ареста, приговор, то это существенно увеличивает вероятность, что в архиве быстро найдут информацию о нужном человеке.

Пострадавшие от политических репрессий Brandi Redd, Unsplash

Подавать заявление нужно либо в прокуратуру (если дело, по которому проходил человек, было уголовным) либо в органы внутренних дел (если речь идет об административном аресте). Если человек был отправлен в лагерь или расстрелян, то это уголовное дело.

В случае раскулачивания и дальнейшей ссылки речь, вероятно, идет об административном деле. Если вам точно не известна судьба родственника, можно написать два заявления и подать их в оба органа. Обращаться следует в управление ФСБ или МВД по тому региону, где человек был арестован.

Если вы не располагаете информацией о месте ареста, пишите в органы региона по своему месту жительства.

Доказать родство с человеком

В ст. 6 Закона «О реабилитации жертв политических репрессий» написано, что подать заявление о реабилитации может сам репрессированный, а также любое лицо или общественная организация. То есть инициировать процесс реабилитации можно даже в отношении незнакомого человека, а не только своего родственника.

Другой вопрос, что для получения каких-либо архивных документов (копий, справок, выписок) может потребоваться документально подтвердить родство с человеком.

Например, если захотите получить справку о смерти или рождении своего родственника (даже если событие произошло в прошлом веке), органы ЗАГСа совершенно точно попросят предоставить документы, подтверждающие вашу родственную связь.

Дождаться ответа прокуратуры или МВД

После получения вашего заявления о реабилитации прокуратура либо МВД (в зависимости от того, по какой статье был привлечен репрессированный человек и куда вы подали заявление) запрашивает материалы в архивах и на основании полученных документов устанавливает, был ли факт политической репрессии.

Доказательством репрессии может быть как приговор суда или решение внесудебного органа («тройки», «двойки», особого совещания, коллегии Особого государственного политического управления), так и решение сельсовета или райисполкома о раскулачивании, даже если по этому факту нет каких-то судебных решений.

Срок рассмотрения заявлений о реабилитации по закону не может превышать трех месяцев.

При благоприятном исходе заявитель получает справку о реабилитации, которая подтверждает необоснованность репрессии и факт реабилитации.

Если вы родственник реабилитированного или с момента репрессии прошло более 75 лет, то вы имеете право ознакомиться с делом. Более того, родственник может получить копии документов из дела и личные документы реабилитированного, если они есть в деле.

В случае, если органы МВД или прокуратура не находят оснований для реабилитации, они должны составить заключение об отказе в реабилитации.

Если в отношении человека было расследование, но его не осудили, прокуратура направляет отказ в реабилитации заявителю.

Если человек все-таки был осужден, прокуратура должна передать дело с отказом для утверждения в суд (хотя иногда она пренебрегает этой обязанностью).

Смысл такой процедуры в том, что репрессированного человека в свое время лишили права на цивилизованный суд (как правило, у него не было права участвовать в процессе — приговор выносился заочно, не было защитника, не было права обжаловать приговор), и теперь для восстановления его прав необходимо, чтобы суд рассмотрел дело заново — в нормальном судебном процессе — и после этого решил, реабилитировать человека или нет.

После этого у вас два пути: либо принять это и спокойно жить дальше, либо обратиться в суд (в законе «О реабилитации» сказано, что решение об отказе в реабилитации можно обжаловать).

Быть готовым идти в суд

Адвокат Международного историко-просветительского правозащитного общества «Мемориал» Марина Агальцова вместе с юристами «Команды 29» занимается делом актера Георгия Шахета.

Из единой базы «Мемориала» Шахет узнал, что его дед Павел Заботин был расстрелян по решению «тройки» 85 лет назад — в 1933 году.

Чтобы узнать подробности этой истории, Шахет запросил материалы дела Заботина в Главном управлении МВД, но там актеру отказали, мотивировав тем, что Заботин был осужден по уголовной статье, а закон «О реабилитации жертв репрессий» предусматривает доступ к материалам дела только в случае, если статья была политической.

Первые суды Шахет проиграл — актеру отказывали в доступе к материалам дела по той же причине.

Тогда Агальцова подала заявление на реабилитацию в надежде, что, даже если прокуратура откажет в реабилитации Заботина, то при судебной реабилитации прокуратура будет обязана принести документы в суд.

Но прокуратура в реабилитации отказала и в суд документы не передала. Суд подтвердил, что прокуратура была права, не передав документы.

Тогда Агальцова подала кассационную жалобу на приговор Заботину 1933 года. Однако Мосгорсуд отказал в принятии жалобы, заявив, что в деле имеется политическая репрессия. Получалось, что реабилитации нужно было добиваться через прокуратуру. По словам Марины, это очень интересное противоречие в законодательстве, разбирательство по которому еще впереди.

Пострадавшие от политических репрессий Wesley Tingey, Unsplash

Но вопрос о доступе все-таки удалось решить. Адвокаты доказывали в суде, что в деле Шахета должен применяться Федеральный закон «Об архивном деле».

Читайте также:  Сроки уплаты 1% страховых взносов ип ЗА 2017 год

По закону, спустя 75 лет с даты создания документов перестают действовать ограничения, связанные с защитой личной и семейной тайны, а закон о персональных данных на архивные документы вообще не распространяется. Таким образом, доступ к этим делам могут получить не только родственники, но и исследователи.

А тайна судопроизводства и вовсе не имеет отношения к делу, поскольку «тройки» были внесудебными органами и никакого судопроизводства не осуществляли.

В итоге 5 июля 2019 года Верховный суд РФ постановил, что доступ к материалам нереабилитированных регулируется только законом «Об архивном деле», а не Тройственным положением (совместным приказом ФСБ, МВД и Росархива), которым раньше суды аргументировали свои отказы.

Верховный суд РФ также указал, что тайна следствия и судопроизводства не распространяется на запрашиваемые документы, отменил решения нижестоящих судов и обязал МВД предоставить Шахету доступ к материалам. На это решение теперь можно при необходимости ссылаться, хотя в России не прецедентное право, авторитет Верховного суда все же имеет значение.

Не откладывать дело на потом

Процесс реабилитации человека со временем не становится проще. Некоторые архивные документы уничтожаются просто потому, что госорганы не видят в них ценности.

Уходят старшие поколения, и гибнут семейные архивы — собрать сведения, необходимые для реабилитации и подтверждения родства становится труднее.

Поэтому, если вы хотите восстановить доброе имя своего родственника, самое время этим заняться.

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен.

Кого считать жертвами политических репрессий?

Пострадавшие от политических репрессий

В прошлой заметке мы поугорали над словами историка, доктора наук и т.д. и т.п. А.Б.Суслова, который заявил, что «если мы будем считать действительно всех, мы придём к цифрам Солженицына».

Но, действительно, кого можно считать настоящей жертвой политических репрессий? А также, можно ли считать «жертвами» неполитических репрессированных и предъявлять сталинскому режиму претензии по этому поводу?

Во-первых, нужно разобраться с тем, кто такой «репрессированный».

Репрессия — это карательная мера, исходящая от государственных органов. Соответственно, репрессированные — это все, кто подвергся наказанию со стороны государства. В это число, понятно, входят и насильники, и грабители, и взяточники, и казнокрады.

Очевидно, что предъявлять власти претензии за наказание этих людей нельзя.

https://www.youtube.com/watch?v=sl5H3Ixg_Wc\u0026pp=ygVJ0J_QvtGB0YLRgNCw0LTQsNCy0YjQuNC1INC-0YIg0L_QvtC70LjRgtC40YfQtdGB0LrQuNGFINGA0LXQv9GA0LXRgdGB0LjQuQ%3D%3D

А в отношении кого можно? Ну, считается, что в отношении тех, кто подвергся «политическим репрессиям». Что это? Согласно закону «О реабилитации жертв политических репрессий», «политическими репрессиями признаются различные меры принуждения, применяемые государством по политическим мотивам…», и далее — длинный список мер.

На первый взгляд, всё просто. Если человек вел сугубо политическую деятельность и за это пострадал, то он жертва политических репрессий. Но если рассуждать так, то претензии в адрес советского руководства получаются какими-то тусклыми.

Ведь тогда надо не просто оставить из всех граждан, прошедших ГУЛАГ, лишь тех, кто был осужден по 58 статье. Нужно вычесть также тех, кто был осужден по некоторым пунктам этой статьи, типа, «58-1а. Измена Родине…», или «58-6. Шпионаж…», или «58-8.

Совершение террористических актов…» и т.д.

  • И в текущем законодательстве это прописано. Не подлежат реабилитации осужденные советской властью за:
  • «а) измена Родине в форме шпионажа, выдачи военной или государственной тайны, перехода на сторону врага; шпионаж, террористический акт, диверсия;
  • б) совершение насильственных действий в отношении гражданского населения и военнопленных, а также пособничество изменникам Родины и фашистским оккупантам в совершении таких действий во время Великой Отечественной войны;
  • в) организация бандформирований, совершавших убийства, грабежи и другие насильственные действия, а также принимавших личное участие в совершении этих деяний в составе бандформирований;
  • г) военные преступления, преступления против мира, против человечности и против правосудия…»

и т.д.

Всего у нас в ГУЛАГе побывало от 7,1 млн. человек, по версии мемориаловца Рогинского, до 9,5 млн. по версии историка А.Дугина (не путать с известным оккультным фашистом). Из них за контрреволюционные преступления в 1921—1953 годы было осуждено 3777380 человек, согласно данным историка Земскова (приговоренных к высшей мере — 642980).

Если посчитать, сколько там было предателей, карателей, бандеровцев и т.п. То неизвестно насколько эта цифра ещё уменьшится. Так только бандеровцев за период с 1944 по 1953 г. было арестовано 103 003 чел., в том числе было осуждено с содержанием в лагерях и тюрьмах — 82 930 чел. (согласно записке Берии). Согласно данным генерал-полковника Кривошеева, 339 тыс.

человек были направлены в лагеря НКВД как «скомпрометировавшие себя в плену» (т.е. это только среди вернувшихся из плена). Данные Земскова меньше — 272867 на 1 марта 1946 г. (возможно, разница объясняется тем, что по данным Земскова, на эту дату почти 90 тыс.

находились на сборно-пересыльных пунктах и использовалось на работах при советских воинских частях и учреждениях за границей).

Итак, политические репрессии в строгом смысле этого слова оказываются значительно менее массовыми, чем принято было думать в перестройку. А значит… надо срочно искать, кого бы ещё записать в «жертвы режима».

Смотрите, что делает А.Б.Суслов (профессор, ученый и т.д.): «Были депортированные народы.

Были репрессированные не по политическим статьям, а по «закону о колосках», например: когда человека за украденный им килограмм картошки сажали на 10 лет. Если мы посмотрим на Трудовую армию, если мы будем считать действительно всех, мы придём к цифрам Солженицына. В один момент в лагерях могло содержаться до 2,5 млн человек.

Но через лагеря прошли десятки миллионов человек. Просто надо внимательнее читать книги».

Большую часть этого я уже разбирал. Здесь я хотел обратить внимание, что он хорошо понимает разницу между политическими и неполитическими. Но и неполитических тоже готов записывать в жертвы режима.

К сожалению, наше законодательство иногда идет у таких вот граждан на поводу и, например, включает в состав жертв политических репрессий «граждан Российской Федерации, которые в указанный период (с 1917 по 1954 гг. — прим.мое) были принудительно выселены с территории Крымской области».

Между тем, выселение крымских татар, о которых здесь, очевидно, говорится, велось, во-первых, отнюдь не по политическим мотивам, а за массовый коллаборационизм, а во-вторых, было вполне заслужено (и даже спасительно для них, учитывая, скорое возвращение а Крым фронтовиков не из числа крымских татар).

Сейчас педалировать эту тему, может быть, не совсем своевременно, учитывая ситуацию с Турцией и её влияние на крымскотатарское население, но помнить об этом надо.

https://www.youtube.com/watch?v=sl5H3Ixg_Wc\u0026pp=YAHIAQE%3D

В число репрессированных по политическим мотивам принято включать и раскулаченных. Причем не только у «Мемориала» — например, тот же историк Земсков пишет:

«В научной и публицистической литературе нет согласия в вопросе — причислять ли раскулаченных крестьян к жертвам политических репрессий или нет? Раскулаченные делились на три категории, и их общее число варьировалось в пределах от 3,5 млн. до 4 млн. (точнее установить пока сложно).

Здесь следует сразу же отметить, что кулаки 1-й категории (арестованные и осуждённые) входят в приводимую в таблицах 1 и 2 статистику политических репрессий.

Спорным является вопрос относительно кулаков 2-й категории, направленных под конвоем на жительство в «холодные края» (на спецпоселение), где они находились под надзором органов НКВД, что очень походило именно на политическую ссылку.

Кулаков 3-й категории, избежавших как ареста и осуждения, так и направления на спецпоселение, нет оснований, по нашему мнению, включать в число жертв политических репрессий».

Нужно пояснить, что «первая категория» кулаков — это «контрреволюционный актив, организаторы террористических актов» и т.д.

, как написано в Постановлении политбюро ЦК ВКП(б) «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации». Впрочем, они уже учтены в числе прочих контрреволюционеров и террористов (т.е. не политических!).

Однако, если разобраться, то насколько верно считать репрессии против кулаков репрессиями по политическим мотивам?

Кулак это ведь не просто зажиточный крестьянин, крепкий хозяйственник и «эффективный менеджер». Это вообще-то человек, занимающийся ростовщичеством и эксплуатацией на селе (и, как отмечают некоторые исследователи, например, Прудникова, спекуляцией — ст. 107 УК РСФСР) — загоняющий крестьян в кабалу, отнимающий у них землю.

Причем, если наемный труд ещё в то время был разрешен, хотя и с ограничениями, то ростовщичество было уголовным преступлением — ст. 173. УК РСФСР. Кстати, в постановлении о ликвидации кулацких хозяйств отменялось действие законов о применении наёмного труда.

А с 1936 года эксплуатация человека человеком была прямо запрещена в сталинской Конституции.

Таким образом, просто по смыслу слова «кулак», это были вполне криминальные элементы. Не говоря уж о том, что любой ростовщик нуждается в услугах «коллекторов», которых на селе звали «подкулачниками», и в общем, можно представить, чем они занимались.

Читайте также:  Передвижной медицинский комплекс

Да и просто, подумайте, вот запрещена у нас торговля наркотиками, например. И торговцев сажают.

Это политические репрессии? Как это правильно назвать? Вы скажете, что я «передергиваю», что это нечто вопиющее. Но вот в некоторых странах, эта деятельность разрешена с теми или иными оговорками.

По-моему, аналогия вполне уместна: одним запретили один вид экономической деятельности, которая вредит обществу — наркоторговлю, другим запретили другой вид экономической деятельности, которая вредила обществу, и которую общество прозвало «мироедством».

Кстати, раскулачивание 2-й (самой крупной) категории кулаков происходило по решению того же «общества»: «Списки кулацких хозяйств (вторая категория), выселяемых в отдалённые районы, устанавливаются райисполкомами на основании решений собраний колхозников, батрацко-бедняцких собраний и утверждаются окрисполкомами».

Между прочим, я вот думаю, что и деятельность современных «кулаков» («микрокредитование») надо бы поставить вне закона…

Разговор о кулаках будет продолжен.

Льготы для репрессированных

Политические репрессии – комплекс мер, которые власти СССР применяли в отношении населения. В ряде случаев такие меры применялись незаконно и вне правового поля, и те, кто пострадал в результате соответствующих действий, могут рассчитывать на компенсацию от государства.

Компенсации положены не только тем, кто непосредственно пострадал от репрессий, но также и родственникам таких граждан, например, детям признанных репрессированными. Однако помощь от государства оказывается только в том случае, если заявитель предоставляет подтверждающие документы.

Репрессированные

Репрессированные граждане и члены их семей делятся на определенные категории, каждой из которых положены определенные виды помощи и поддержки.

Введенная государством программа реабилитации обеспечила возможность снять обвинения, признанные незаконными, с большого количества осужденных.

Реабилитированные

Граждане, которые подвергались репрессиям и были признаны невиновными, считаются реабилитированными.

Помощь от государства — льготы пострадавшим, которыми на практике не всегда легко воспользоваться: каждая подаваемая заявка изучается с особым вниманием.

В частности, изучается приговор, вынесенный ранее, его обоснованность. В итоге незаконно осужденные отделяются от законно осужденных.

Помощь от государства реабилитированным предоставляется в виде послаблений. В их числе:

  • полное освобождение от необходимости оплачивать ЖКУ;
  • частичное освобождение от необходимости платить за услуги ЖКХ;
  • налоговые льготы, например, освобождение от налога на машиноместо;
  • освобождение от социальных сборов.

В рамках закона о репрессированных зафиксированы те права, которые фактически получают реабилитированные граждане.

Реабилитированные граждане имеют право восстановить те звания, которые у них были отобраны в период СССР. По вопросам восстановления отобранных званий и наград родственники репрессированных или они сами могут дистанционно проконсультироваться у наших специалистов.

0 юристов онлайн 0 + активных клиентов ЕЮС

Оцени шансы на успех — задай вопрос бесплатно

Статус репрессированного

Законами РФ зафиксированы критерии, которые применяются в процессе признания граждан жертвами политических репрессий.

Каждый гражданин, фактически подвергавшийся преследованию политического характера, получает соответствующий статус не сразу. Так, сотрудникам государственных учреждений приходится проводить комплексное расследование с целью определения факта правомерности вынесения приговора.

В соответствии с федеральными законами репрессированными считаются:

  • лица, имеющие гражданство Советского Союза или других стран, к которым были применены наказания на основании их политических взглядов;
  • пострадавшие от действий российский специальных службы за весь период существования СССР;
  • иностранцы, изгнанные из государства по причине не поддержания политической системы Советского Союза и деятельность против властей СССР;
  • дети репрессированных родителей, которые вместе с ними были отправлены в места отбывания наказаний.

Кроме того, в соответствии с федеральными нормативно-правовыми документами, фиксируются и причины отрицательного определения в рамках присвоения соответствующего статуса и положенных льгот.

Причины, в силу которых гражданин не признается реабилитированным:

  • была установлена измена Родине;
  • осужденный проявлял насилие по отношению к другим гражданам в период политических преследований;
  • осужденный был преступником по законам военного времени;
  • осужденный как тунеядец был отправлен в ссылку.

Также в числе причин — другие преступления, которые фактически были доказаны.

Законы

Реабилитация жертв политических репрессий в СССР – РФ. Большая российская энциклопедия

Реабилита́ция жертв полити́ческих репре́ссий в СССР – РФ, юридическое восстановление в гражданских правах людей, подвергшихся различным мерам принуждения, применявшимся государством по политическим мотивам, восстановление их чести и достоинства и устранение иных последствий политического преследования.

https://www.youtube.com/watch?v=LzdPeX-4jNU\u0026pp=ygVJ0J_QvtGB0YLRgNCw0LTQsNCy0YjQuNC1INC-0YIg0L_QvtC70LjRgtC40YfQtdGB0LrQuNGFINGA0LXQv9GA0LXRgdGB0LjQuQ%3D%3D

Некоторые исследователи относят начало процесса реабилитации к пересмотру приговоров в 1939–1940 гг., получившему название «бериевской оттепели», когда после завершения «большого террора» в рамках кампании по восстановлению «социалистической законности» из лагерей по разным основаниям было выпущено более 220 тыс.

человек, в основном осуждённых по общеуголовным преступлениям. Одновременно были пересмотрены дела небольшой части политических заключённых: их сроки заключения были сокращены или отменены совсем. Точное количество отменённых приговоров неизвестно, но оценивается историками в несколько тысяч человек (Уйманов. 2012. С. 393).

Однако данная кампания в полной мере не подходит под понятие «реабилитация», т. к. сокращение срока само по себе не является реабилитацией. Многие дела были прекращены по нереабилитирующим обстоятельствам, а люди освобождались с сохранением судимости. Этот процесс, как и проведённое в 1953 г. по инициативе Л. П.

Берии массовое освобождение заключённых, приравнивается к понятию «амнистия» (Путилова).

Первый этап реабилитации: 1953 – начало 1980-х гг

После смерти И. В.

Сталина началось освобождение политических заключённых из тюрем, лагерей и ссылок и одновременно их юридическая реабилитация, предусматривавшая пересмотр следственных дел и завершавшаяся выдачей справки о реабилитации – документа, удостоверявшего невиновность лица, ранее подвергшегося репрессии.

Первоначально реабилитация ограничивалась в основном близким кругом родственников и знакомых членов Политбюро ЦК ВКП(б). Так, в мае 1953 г. были реабилитированы жена В. М. Молотова – П. С. Жемчужина, а также застрелившийся в 1941 г. брат Л. М. Кагановича – М. М. Каганович.

Широкая реабилитация началась после того, как в соответствии с совместным приказом генерального прокурора СССР, министра юстиции, министра внутренних дел и председателя КГБ при Совете министров СССР от 19 мая 1954 г. были созданы специальные комиссии – центральная и региональные.

Данным комиссиям было поручено «пересмотреть все уголовные дела на лиц, осуждённых за контрреволюционные преступления, отбывающих меру наказания в лагерях, колониях и тюрьмах МВД, а также в отношении лиц, находящихся в ссылке на поселении» (Сборник законодательных и нормативных актов. 1993. С. 78).

Комиссиям было дано право полностью реабилитировать осуждённых, применять помилование, переквалифицировать обвинение. Под действия приказа попадали не все контрреволюционные обвинения. Так, рассмотрению комиссий не подлежали дела на осуждённых за побеги, членовредительство, отказ от работы в лагерях, квалифицированные по ст.

 58-14 Уголовного кодекса РСФСР – «контрреволюционный саботаж» (Сборник законодательных и нормативных актов. 1993. С. 79). За почти два года работы комиссии рассмотрели дела более чем на 337 тыс. человек.

После доклада Н. С. Хрущёва на XX съезде КПСС в марте 1956 г. указом Президиума Верховного Совета СССР были созданы новые комиссии, которые за полгода рассмотрели дела почти 177 тыс. человек, в том числе 81 тыс. человек, находившихся в лагерях. Параллельно с комиссиями вопросами реабилитации занималась прокуратура и суды.

В процессе пересмотра проводилась проверка каждого конкретного дела, запрашивались справки из других дел и архивов, по возможности проводился повторный допрос свидетелей, составлялось заключение, на основе которого прокурорские органы составляли протест по делу в судебный орган, который отменял приговор и выносил решение о реабилитации.

Первый этап реабилитации был направлен на укрепление авторитета КПСС в глазах населения. Виновными в проведении репрессий были объявлены Сталин, уничтоживший «коллективное руководство» и подчинивший решения партии своей воле, и органы государственной безопасности. Под эпохой репрессий понимались только вторая половина 1930-х гг.

и несколько послевоенных лет. Такая точка зрения предполагала, что до укрепления «культа личности» политические репрессии не проводились. Главной жертвой репрессий была названа партия, и эта точка зрения господствовала вплоть до открытия архивов в начале 1990-х гг.

Вследствие подобного подхода реабилитация оказалась избирательной и подчинённой политическим целям послесталинского руководства страны.

Она была ограничена категориально: «врагами» по-прежнему считались члены «буржуазных» партий, бывшие социал-демократы, эсеры, партийные оппозиционеры, представители духовенства, а также крестьяне, сопротивлявшиеся коллективизации. На первом этапе реабилитация производилась только по заявлениям самих жертв или их родственников.

Кроме того, не была проведена подлинная реабилитация депортированных в годы войны народов. Для них она свелась к снятию режима спецпоселения, восстановлению национальных автономий (за исключением поволжских немцев и крымских татар, которым было запрещено возвращаться в места прежнего проживания).

Читайте также:  Разделение дня на части

При этом в соответствующих указах не признавалась вина государства – репрессии обосновывались «необходимостью», якобы существовавшей в годы войны. По делам депортированных не предусматривалась компенсация за конфискованное имущество (О снятии ограничений по спецпоселению с чеченцев, ингушей, карачаевцев и членов их семей, выселенных в период Великой Отечественной войны // Библиотека нормативно-правовых актов СССР).

Несмотря на начавшийся процесс реабилитации, родственники репрессированных долгое время не могли получить достоверную информацию о судьбе их расстрелянных родственников. Изначально им сообщалось об осуждении их родных на 10 лет лагерей без права переписки. В сентябре 1945 г. по предложению начальника 1-го спецотдела НКВД полковника А. С.

 Кузнецова была принята инструкция, согласно которой «впредь на запросы граждан о местонахождении их родственников, осуждённых к высшей мере наказания в 1934–1938 гг. бывшими «тройками» НКВД, Военной коллегией Верховного Суда СССР и в особом порядке, сообщать им устно, что осуждённые умерли в местах заключения» (ГУЛАГ. 2000. С. 134). В середине 1950-х гг.

в связи с новой волной запросов был установлен новый порядок ответа. 18 августа 1955 г. Президиум ЦК КПСС принял постановление, на основе которого 24 августа председатель КГБ И. А. Серов издал директиву № 108сс с подробной инструкцией о подаче ответов на заявления родственников расстрелянных.

Она предписывала ЗАГСам регистрировать смерть осуждённых с указанием даты смерти, определённой в пределах десяти лет со дня ареста, и приблизительной причиной смерти. С 1955 по 1962 гг. было выдано более 253 тыс. таких справок. Только с 1963 г.

было разрешено выдавать справки с подлинными датами, но с прочерком в графе «причина смерти» вместо слова «расстрел». Справки с подлинными датами и причинами смерти начали выдавать только с 1989 г.

https://www.youtube.com/watch?v=LzdPeX-4jNU\u0026pp=YAHIAQE%3D

Боязнь подвергнуть риску основы власти и возникновения у населения сомнений в непогрешимости решений партии и советского государства стали причинами отказа от пересмотра крупных политических дел, таких как процесс социалистов-революционеров 1922 г., «Шахтинское дело» 1928 г., показательные Первый, Второй и Третий Московские процессы 1936–1938 гг. После 1961 г. процесс реабилитации стал значительно замедляться.

В целом главным итогом первого этапа реабилитации стало освобождение заключённых и пробуждение общественного сознания населения. Оценки количества реабилитированных за первый период существенно различаются.

По данным КГБ, к 1988 г. было реабилитировано более 1,3 млн человек, из них более миллиона – до 1962 г. В то же время многие источники утверждают, что в эпоху Хрущёва было реабилитировано не более 800 тыс.

человек.

Второй этап реабилитации: 1987–1991 гг

С приходом эпохи гласности начинается широкая общественная дискуссия вокруг сталинизма и политических репрессий.

Ведущую роль в ней играет «Мемориал» (4 октября 2016 внесён Министерством юстиции РФ в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента; ликвидирован решением Верховного Суда РФ 28 февраля 2022), зародившийся в 1987 г.

из неформальной группы молодых активистов и к 1989 г. ставший общественной организацией с отделениями во многих регионах страны.

28 сентября 1987 г. Политбюро ЦК КПСС создало специальную Комиссию по дополнительному изучению материалов, связанных с репрессиями, имевшими место в период 1930–1940-х и начала 1950-х гг. Комиссия подтвердила обоснованность общей и партийной реабилитации по целому ряду дел.

Постановление Политбюро от 11 июля 1988 г.

«О дополнительных мерах по завершению работы, связанной с реабилитацией лиц, необоснованно репрессированных в 30–40-е годы и начале 50-х годов» предписывало проводить реабилитацию независимо от наличия заявлений и жалоб граждан, но во временных рамках, установленных на первом этапе: по осуждениям с середины 1930-х гг. до смерти Сталина (Реабилитация. Т. 3. 2004. С. 97).

Осенью 1988 г. Комиссию возглавил А. Н. Яковлев, что способствовало активизации её работы. 16 января 1989 г.

был издан указ Президиума Верховного Совета СССР «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30–40-х и начала 50-х годов» (Сборник законодательных и нормативных актов. 1993. С. 186–187).

Он предписывал отменить все решения, вынесенные «тройками» и другими внесудебными органами и признать всех граждан, осуждённых этими органами, реабилитированными.

Не подлежали реабилитации изменники родины, каратели времён Великой Отечественной войны, участники бандформирований и их пособники, фальсификаторы следственных дел, а также лица, осуждённые за умышленные убийства и другие уголовные преступления. Указ предусматривал социальную поддержку жертв репрессий и увековечение памяти путём создания памятников и содержания в надлежащем порядке мест захоронения репрессированных.

13 августа 1990 г. М. С. Горбачёв издал указ «О восстановлении прав всех жертв политических репрессий 20-х – 50-х гг.». Он носил декларативный характер и на практике не исполнялся, но стал первым документом о реабилитации, подготовленным с юридико-правовой точки зрения.

Указ расширил хронологические рамки массовых политических репрессий до середины 1920-х гг. Репрессии были названы «несовместимыми с нормами цивилизации» и Конституцией СССР.

Указ отмечал несоблюдение демократических свобод не только внесудебными органами, но и судами, которые попирали элементарные нормы судопроизводства.

Объектами реабилитации, согласно указу, должны были стать депортированные во время коллективизации крестьяне, а также духовенство и «граждане, преследовавшиеся по религиозным мотивам» (Сборник законодательных и нормативных актов. 1993. С. 187–189).

Важной частью реабилитационного процесса стало принятие Закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов» 26 апреля 1991 г. (Реабилитация. Т. 3. 2004. С. 546–568).

Он признавал незаконными и преступными репрессивные акты против целых народов, насильственно выселенных по национальной или этнической принадлежности. Ст.

 3 закона признавала право народов на восстановление их территориальной целостности и возмещение ущерба, нанесённого государством, а также давала право на возвращение в родные места.

Основная роль в проведении реабилитации принадлежала прокурорам. К началу 1990 г. было реабилитировано 838 630 человек, в отношении 21 333 человек был получен отказ в реабилитации (Реабилитация. Т. 3. 2004. С. 345). Судебные органы реабилитировали менее 30 тыс. человек. В 1990 г.

Комиссия А. Н. Яковлева была распущена (официально утверждалось, что к тому времени она выполнила свои задачи). Тем не менее, по утверждению Яковлева, на начало 1990 г. нерассмотренными в архивах КГБ оставалось 752 тыс. дел. Всего в 1988–1991 гг.

было реабилитировано около 1,5 млн человек.

Третий этап реабилитации: с 1992 г

Разработка российского закона о реабилитации началась в 1990 г. в Комитете по правам человека при Верховном Совете РСФСР под председательством правозащитника и бывшего политзаключённого С. А. Ковалёва. Этот процесс сопровождался трудностями.

Многие депутаты Верховного Совета РСФСР были не согласны с формулировкой о том, что реабилитации подлежат все жертвы политических репрессий начиная с 25 октября (7 ноября) 1917 г. Упоминание даты основания советского государства в подобном контексте они воспринимали как покушение на легитимность советской власти.

КГБ СССР заявил, что республиканский (российский) парламент не имеет права реабилитировать осуждённых общесоюзными органами, которых было большинство, и заявил, что в 1960–1980-х гг. нарушений и фальсификаций при арестах и расследованиях уже не было.

Проект закона предполагал индивидуальную реабилитацию, а среди депутатов было немало представителей репрессированных народов, и они требовали включения в закон соответствующих пунктов, касающихся территориальной, культурной, политической реабилитации целых народов.

Разработчики же считали, что реабилитация народов должна была стать предметом отдельного закона. В итоге с незначительными доработками 18 октября 1991 г. Верховным Советом РСФСР был принят закон «О реабилитации жертв политических репрессий» (Сборник законодательных и нормативных актов. 1993. С. 194–204).

Закон сохранил преамбулу с первоначальными хронологическими рамками, а также с осуждением террора как несовместимого с идеей права и справедливости. Целью закона объявлялось не только восстановление репрессированных в гражданских правах, но и «обеспечение посильной в настоящее время компенсации материального и морального ущерба».

В законе впервые в российском законодательстве даётся определение политических репрессий, вводится понятие «политического мотива» государства. Чётко описывается круг реабилитируемых лиц, среди которых впервые перечислены жертвы административных репрессий: лица, подвергнутые в административном порядке ссылке, высылке, направлению на спецпоселение и т. д.

(раскулаченные крестьяне, представители репрессированных народов и др.). Среди реабилитируемых названы и те, кто был помещён по политическим мотивам в специальные или общие психиатрические больницы. Закон предусматривает автоматическую, т. е. без рассмотрения дела, реабилитацию людей, осуждённых за реализацию права на свободу совести и мнений.

Реабилитации не подлежали люди, совершившие насильственные действия. Их перечень примерно совпадал с категориями указа 1989 г.

Была задокументирована процедура реабилитации. Дела осуждённых в индивидуальном порядке пересматривались все, независимо от заявлений. За реабилитацией мог также обратиться любой заинтересованный человек.

Дела на репрессированных в административном порядке пересматривались сотрудниками МВД только по личным заявлениям.

Закон подробно расписывает последствия реабилитации – компенсации, льготы реабилитированным, вопросы возвращения имущества.

Всего за период с 1992 по 2010 гг. органами прокуратуры и МВД РФ было реабилитировано более 4 млн человек. Вместе с тем в настоящее время реабилитация, хотя и не считается многими исследователями завершённой, практически не проводится.

Мишина Екатерина Максимовна