Новое

Практика по статье коап

Практика по статье коап Источник фото: https://www.pexels.com/

Самая, пожалуй, «кровожадная и страшная» статья в плане штрафов для управляющих организаций – это ст. 14.1.3 Кодекса об административных правонарушениях РФ (далее – КоАП РФ).

В соответствии с частью 2 ст. 14.1.3 Кодекса об административных правонарушениях РФ (далее – КоАП РФ) осуществление предпринимательской деятельности по управлению многоквартирными домами с нарушением лицензионных требований, за исключением случаев, предусмотренных статьей 13.

19.2 настоящего Кодекса, влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей или дисквалификацию на срок до трех лет; на юридических лиц — от двухсот пятидесяти тысяч до трехсот тысяч рублей.

Мало того, что штрафы по ней «драконовские», так еще и органы государственного жилищного надзора (далее – ГЖН) и суды, готовы применять ее по малейшему нарушению, грубо говоря, даже за перегоревшую лампочку в подъезде и повреждения лакокрасочного слоя на фасаде или в подъезде многоквартирного дома (МКД).

А в связи с вступившими изменениями в Жилищный кодекс РФ (далее – ЖК РФ) в 2018 году, связанными с введением перечня «грубых нарушений» лицензионных требований и лишением лицензии в отношении всех или одного МКД в результате двух привлечений управляющей организации (УО) за нарушение лицензионных требований в течение года, ситуация становится совсем печальной.

Например, Санкт-Петербургский орган ГЖН (и не только) в этом вопросе прямо «зверствует», о чем говорит много негативной для управляющих организаций судебной практики по региону, с которой суды (в большинстве случаев) согласны вплоть до кассационной инстанции и Верховного суда РФ.

Скорее всего, в связи с такой манерой ведения работы, этот орган ГЖН даже «попал на карандаш» сам. Видимо, некоторые руководители управляющих организаций не захотели или устали терпеть «террор» со стороны надзорных органов и попытались изменить ситуацию.

Что из этого выйдет – покажет время (если нам сообщат об этом).

В соответствии с п. 5.2. ст. 198 Жилищного кодекса РФ (далее — ЖК РФ) (введена в действие 03.04.2018 г.

ФЗ № 59) в случае, если лицензиатом и (или) должностным лицом, должностными лицами лицензиата в течение двенадцати месяцев со дня назначения административного наказания за нарушение лицензионных требований, которое отнесено к грубым нарушениям лицензионных требований, вновь совершено такое нарушение лицензионных требований, по решению органа государственного жилищного надзора (ГЖН) из реестра лицензий субъекта РФ исключаются сведения о многоквартирном доме или многоквартирных домах (МКД) в порядке, установленном Правительством РФ.

В силу пунктов 1, 2 статьи 8 Федерального закона от 04.05.2011 № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» (далее – Закон о лицензировании) лицензионные требования устанавливаются положениями о лицензировании конкретных видов деятельности, утверждаемыми Правительством РФ.

Обзор судебной практики. Топ споров в сфере экологии. Спецвыпуск

ЗАО «Сахарный комбинат Тихорецкий» обратилось в суд с заявлением к Южному межрегиональному управлению Федеральной службы по надзору в сфере природопользования о признании незаконным постановления о привлечении к административной ответственности по ст. 8.5 КоАП РФ[1].

Обществу вменены нарушения в виде искажения информации в декларации о плате за НВОС[2] за 2017 год, и информации, содержащейся в сведениях об объекте НВОС при постановке на государственный учет.

Суды требования Общества удовлетворили, указав, что уполномоченным органом пропущен срок привлечения к административной ответственности, установленный ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ.

Доводы о том, что Общество привлечено к ответственности за длящееся правонарушение, выразившееся в неосуществлении платы за НВОС и не проведении актуализации учетных сведений об объекте негативного воздействия, отклонены судами со ссылкой на разъяснения Верховного Суда РФ[3].

Определение Верховного Суда РФ от 24.02.2021 № 308-ЭС20-23923 по делу № А32-53339/2019.

1. Дела о правонарушениях, предусмотренных главой 8 КоАП РФ подсудны СОЮ[4], поскольку нарушение норм законодательства в области охраны окружающей среды не связано с осуществлением предпринимательской деятельности ООО «Дом-Сервис» обратилось в суд с заявлением к Министерству природных ресурсов и экологии Калининградской области о признании незаконным и отмене постановления, которым заявитель привлечен к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 8.2 КоАП РФ[5].

Определением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями вышестоящих судов, заявление Общества возвращено.

  Возражая против рассмотрения дела судом общей юрисдикции, Общество заявило, что привлечение к административной ответственности связано с осуществлением предпринимательской деятельности по управлению многоквартирными жилыми домами, в связи с чем настоящий спор подлежит рассмотрению в арбитражном суде.

Со ссылкой на правовую позицию Верховного Суда РФ[6], исходя из того, что родовым объектом посягательства административного правонарушения, предусмотренного статьей 8.2 КоАП РФ, являются общественные отношения в области охраны окружающей среды и природопользования, суды указали, спор по характеру правоотношений не имеет экономической основы.

Суды также указали, что отнесение спора к компетенции арбитражного суда определяется не только статусом юридического лица, но и наличием непосредственной связи спора с осуществлением указанным лицом предпринимательской и иной экономической деятельности. Выполнение лицом требований в области охраны окружающей природной среды и природопользования не может расцениваться как предпринимательская или иная экономическая деятельность.

  Постановление АС СЗО от 09.06.2020 по делу N А21-4/2020.

2. Если дело рассмотрено арбитражным судом, доводы о нарушении подсудности не могут служить основанием для отмены судебных актов

ТСЖ «Сибиряк» обратилось в суд с заявлением к Управлению Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Иркутской области о признании незаконным и отмене постановления о привлечении к административной ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 8.6 КоАП РФ.

Заявление товарищества удовлетворено. Доводы Управления о подведомственности спора СОЮ суды отклонили, указав, что отмена высшей судебной инстанцией законного и обоснованного по сути судебного решения и прекращение производства по делу в связи с неподведомственностью спора арбитражному суду по формальным основаниям, а не с целью исправить ошибку, имеющую существенное значение, не отвечает принципу правовой определенности[7].

Определение Верховного Суда РФ от 11.07.2019 N 302-ЭС19-10678 по делу N А19-20582/2018.

Вопросы переквалификации

1.

Суд вправе переквалифицировать вменяемое лицу правонарушение только если другой состав правонарушения, имеет единый родовой объект посягательства, а назначаемое наказание не ухудшит положение нарушителя Постановлением Управления Росприроднадзора по Республике Саха (Якутия) ОАО «Нерюнгринская птицефабрика» признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 8.2 КоАП РФ.

Из обстоятельств дела усматривается, что основанием для привлечения к административной ответственности послужил факт невнесения Обществом в установленный срок платы за НВОС. То есть, вменяемое Обществу нарушение содержит признаки административного правонарушения, предусмотренного ст. 8.41 КоАП РФ.

Объектом посягательства по ст. 8.2 КоАП РФ являются общественные отношения в области охраны окружающей среды от негативных антропогенных воздействий в результате обращения с опасной группой веществ, соединений, материалов, объективная сторона правонарушения выражается в форме действия. Тогда как объектом посягательства по ст. 8.41 КоАП РФ выступают общественные отношения, возникающие в сфере внесения платежей в целях компенсации негативного в пределах установленной законодательно нормы воздействия на окружающую среду, то есть вытекающие из публично-правовых отношений, объективная сторона правонарушения выражается в форме бездействия. Таким образом, родовой объект административных правонарушений, предусмотренных ст. 8.2 КоАП РФ и ст. 8.41 КоАП РФ различен, следовательно, переквалификация действия (бездействия) Общества со ст. 8.2 КоАП РФ на ст. 8.41 КоАП РФ при пересмотре решения по делу об административном правонарушении недопустима[8]. С учетом изложенного, суды прекратили производство по делу по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ[9].

  Постановление Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 25.02.2019 по делу № 4а-611/18.

2. Лицо, совершившее административное правонарушение, подлежит ответственности на основании закона, действовавшего во время совершения административного правонарушения.

Постановлением Южного Межрегионального управления Росприроднадзора ООО «Красногвардейский Молочный Завод» признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 8.5.1 КоАП РФ[10], назначено административное наказание в виде штрафа в размере 250 000 руб.

Из материалов дела следует, что Управлением проведена проверка полноты и правильности заполнения отчетности о выполнении обязанностей субъектом расширенной ответственности производителя, в ходе которой установлено, что Обществом неверно рассчитана сумма экологического сбора за 2019 год с использованием данных отчетности за 2018 год.

Решением суда постановление Управления изменено: действия Общества переквалифицированы с ч. 2 ст. 8.5.1 КоАП РФ на ст. 8.5 КоАП РФ (штраф 25 000 руб.).

Сайт Инспекции строительного и жилищного надзора Алтайского края

В соответствии с Положением, утвержденным указом Губернатора Алтайского края от 11.12.2018 № 199 инспекция строительного и жилищного надзора Алтайского края (далее — «инспекция»), является органом исполнительной власти Алтайского края, осуществляющим в установленном законом порядке региональный государственный строительный надзор на территории Алтайского края.

Читайте также:  Переливание компонентов крови

Основными задачами при осуществлении контрольно-надзорных полномочий являются предупреждение, выявление и пресечение нарушений обязательных требований в сфере строительства, установленных законодательством Российской Федерации.

Осуществляя полномочия надзорного органа, инспекция руководствуется законодательством Российской Федерации, регулирующим правоотношения в области градостроительной деятельности – Градостроительным кодексом Российской Федерации (далее – ГрК РФ) и иными федеральными законами и подзаконными актами.

Одним из нарушений градостроительного законодательства является эксплуатация объекта капитального строительства, не введенного в эксплуатацию в установленном законом порядке. Указанное нарушение предусматривает ответственности по части 5 статьи 9.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушений (далее – «КоАП РФ»)

В соответствии со статьей 55 ГрК РФ разрешение на ввод объекта в эксплуатацию удостоверяет выполнение строительства (реконструкции) объекта капитального строительства в полном объёме в соответствии с разрешением на строительство, соответствие построенного (реконструированного) объекта капитального строительства градостроительному плану земельного участка и проектной документации и его получение является необходимым условием для эксплуатации объекта.

В силу части 2 статьи 55 ГрК РФ обязанность по получению разрешения на ввод объекта в эксплуатацию возложена на застройщика объекта капитального строительства.

Частью 1 статьи 55.24 ГрК РФ установлено, что эксплуатация построенного, реконструированного здания, сооружения допускается после получения застройщиком разрешения на ввод объекта в эксплуатацию, за исключением случаев, когда для строительства, реконструкции объектов капитального строительства не требуется выдача разрешения на строительство.

Указанные нарушения выявляются должностными лицами инспекции, уполномоченными на осуществление регионального госстройнадзора, как в ходе проведения проверочных мероприятий на поднадзорных объектах, до окончания срока его строительства и ввода в эксплуатацию, так и в рамках реализации мер, определенных Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – «КоАП РФ»).

Вс разобрал ошибки при привлечении к административной ответственности работодателей

02.12.2016

Верховный суд РФ представил обзор судебной практики по делам о привлечении к административной ответственности по статье 19.29 КоАП РФ за незаконный наем на работу бывших чиновников.

Как отмечает ВС, при анализе практики выявлены случаи неоднозначного толкования судьями судов общей юрисдикции положений статьи 19.29 КоАП и закона «О противодействии коррупции», которые нуждаются в прояснении. В связи с этим Верховный суд разбирает около десятка проблемных аспектов дел этой категории.

В частности, на примере ряда дел ВС показывает, что административное правонарушение, состав которого предусмотрен статьей 19.29 КоАП, ввиду особой значимости охраняемых законом общественных отношений, выступающих объектом посягательства этого административного правонарушения, не может быть признано малозначительным.

Подчеркивается, что субъектом административного правонарушения, состав которого предусмотрен статьей 19.29 КоАП, выступает не любое должностное лицо, а лишь то, на которое в силу закона возложена обязанность по соблюдению требований ч. 4 ст. 12 закона «О противодействии коррупции».

Кроме того, ВС разъясняет, что отсутствие у работодателя сведений о замещении гражданином в течение предшествующих трудоустройству двух лет должности государственной (муниципальной) службы, включенной в установленный нормативными правовыми актами перечень, свидетельствует об отсутствии его вины и, соответственно, состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 19.29 КоАП РФ.

По факту несоблюдения требований, предусмотренных ч. 4 ст. 12 закона «О противодействии коррупции», в отношении ООО «Э.» прокурором возбуждено производство по делу об административном правонарушении, состав которого предусмотрен ст. 19.29 КоАП, в связи со следующими обстоятельствами.

Между ООО «Э.» и бывшим контролером-ревизором отдела территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в субъекте РФ А. был заключен трудовой договор, согласно которому А.

принята на работу в ООО «Э.» на должность главного бухгалтера. При этом в установленный законом 10-дневный срок со дня заключения трудового договора ООО «Э.» не сообщило о приеме на работу А.

представителю нанимателя по последнему месту ее службы.

По результатам рассмотрения дела мировым судьей было установлено, что у ООО «Э.» отсутствовали сведения о том, что А.

ранее замещала должность контролера-ревизора отдела территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора, поскольку данные сведения А.

при трудоустройстве сообщены не были, трудовая книжка ею не предъявлялась ввиду утраты, что свидетельствует об отсутствии вины ООО «Э.» в совершении административного правонарушения.

На основании изложенного производство по делу в отношении ООО «Э.» было прекращено ввиду отсутствия состава административного правонарушения.

Прокурор разъясняет — Московская межрегиональная транспортная прокуратура

Судебная практика по привлечению к административной ответственности по ст. 19.29 КоАП РФ

30 ноября 2016 года Президиумом Верховного Суда РФ утвержден «Обзор судебной практики по делам о привлечении к административной ответственности, предусмотренной ст. 19.29 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

Верховным Судом РФ обобщена судебная практика по делам о незаконном привлечении к трудовой деятельности государственного или муниципального служащего.

В Обзоре отмечается, что Федеральным законом «О противодействии коррупции», в частности, введены ограничения, направленные на соблюдение специальных правил трудоустройства государственных или муниципальных служащих определенных категорий, а также лиц, ранее замещавших названные должности, за несоблюдение которых устанавливается административная ответственность.

Согласно статье 19.

29 КоАП РФ административным правонарушением признается привлечение работодателем либо заказчиком работ (услуг) к трудовой деятельности на условиях трудового договора либо к выполнению работ или оказанию услуг на условиях гражданско-правового договора государственного или муниципального служащего, замещающего должность, включенную в перечень, установленный нормативными правовыми актами, либо бывшего государственного или муниципального служащего, замещавшего такую должность, с нарушением требований, предусмотренных Федеральным законом «О противодействии коррупции».

Особое внимание судов обращается, в частности, на следующие выводы:

Предусмотренная частью 4 статьи 12 Федерального закона «О противодействии коррупции» обязанность возникает у работодателя при заключении с бывшим государственным или муниципальным служащим, замещавшим должность, включенную в перечни, утвержденные нормативными правовыми актами, трудового договора вне зависимости от размера предусмотренной им заработной платы, а гражданско-правового договора (гражданско-правовых договоров), если стоимость выполняемых работ (оказываемых услуг) по такому договору (договорам) превышает сто тысяч рублей в месяц.

Обязанность в 10-дневный срок сообщать о заключении трудового договора (служебного контракта) с бывшим государственным (муниципальным) служащим, замещавшим должность, включенную в перечень, установленный нормативными правовыми актами, представителю нанимателя (работодателю) государственного или муниципального служащего по последнему месту его службы у представителя нанимателя (работодателя) не возникает в том случае, если бывший служащий осуществляет свою служебную (трудовую) деятельность в государственном (муниципальном) органе либо государственном (муниципальном) казенном учреждении (такое несообщение не образует объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 19.29 КоАП РФ).

У государственного (муниципального) органа обязанность в десятидневный срок сообщать о заключении трудового договора (служебного контракта) с бывшим государственным (муниципальным) служащим, замещавшим должность, включенную в перечень, установленный нормативными правовыми актами Российской Федерации, не возникает.

В настоящее время аналогичный подход применяется Верховным Судом Российской Федерации в отношении трудоустройства бывшего государственного (муниципального) служащего в государственное (муниципальное) казенное учреждение либо заключения таким учреждением с бывшим служащим гражданско-правового договора об оказании услуг (выполнении работ) стоимостью более ста тысяч рублей в месяц.

Субъектом административного правонарушения, состав которого предусмотрен статьей 19.29 КоАП РФ, выступает не любое должностное лицо, а лишь то, на которое в силу закона возложена обязанность по соблюдению требований части 4 статьи 12 Федерального закона «О противодействии коррупции».

При этом пунктом 3 Правил сообщения работодателем о заключении трудового или гражданско-правового договора на выполнение работ (оказание услуг) с гражданином, замещавшим должности государственной или муниципальной службы, перечень которых устанавливается нормативными правовыми актами Российской Федерации, утвержденных 21.01.

2015 постановлением Правительства Российской Федерации №29, установлено, что сообщение о заключении трудового договора с бывшим государственным (муниципальным) служащим подписывается руководителем или уполномоченным лицом, подписавшим трудовой договор со стороны работодателя, либо уполномоченным лицом, подписавшим гражданско-правовой договор.

Отсутствие у работодателя сведений о замещении гражданином в течение предшествующих трудоустройству двух лет должности государственной (муниципальной) службы, включенной в установленный нормативными правовыми актами перечень, свидетельствует об отсутствии его вины и, соответственно, состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 19.29 КоАП РФ.

Также невыполнение гражданином, замещавшим должности государственной или муниципальной службы, перечень которых устанавливается нормативными правовыми актами Российской Федерации, предусмотренной ч. 2 ст.

14 Федерального закона «О противодействии коррупции» обязанности может свидетельствовать об отсутствии вины работодателя бывшего государственного (муниципального) служащего в совершении административного правонарушения, состав которого предусмотрен статьей 19.

Читайте также:  Проектная команда Сахалинская область

29 КоАП РФ, при невозможности получения соответствующей информации из трудовой книжки гражданина.

Административное правонарушение, состав которого предусмотрен статьей 19.29 КоАП РФ, ввиду особой значимости охраняемых законом общественных отношений, выступающих объектом посягательства этого административного правонарушения, не может быть признано малозначительным.

Разъяснения подготовлены старшим помощником прокурора по обеспечению участия прокуроров в гражданском и арбитражном процессе Фроловой М.Г.

Прямая ссылка на материал
Поделиться

30 ноября 2016 года Президиумом Верховного Суда РФ утвержден «Обзор судебной практики по делам о привлечении к административной ответственности, предусмотренной ст. 19.29 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

Верховным Судом РФ обобщена судебная практика по делам о незаконном привлечении к трудовой деятельности государственного или муниципального служащего.

В Обзоре отмечается, что Федеральным законом «О противодействии коррупции», в частности, введены ограничения, направленные на соблюдение специальных правил трудоустройства государственных или муниципальных служащих определенных категорий, а также лиц, ранее замещавших названные должности, за несоблюдение которых устанавливается административная ответственность.

Согласно статье 19.

29 КоАП РФ административным правонарушением признается привлечение работодателем либо заказчиком работ (услуг) к трудовой деятельности на условиях трудового договора либо к выполнению работ или оказанию услуг на условиях гражданско-правового договора государственного или муниципального служащего, замещающего должность, включенную в перечень, установленный нормативными правовыми актами, либо бывшего государственного или муниципального служащего, замещавшего такую должность, с нарушением требований, предусмотренных Федеральным законом «О противодействии коррупции».

Особое внимание судов обращается, в частности, на следующие выводы:

Предусмотренная частью 4 статьи 12 Федерального закона «О противодействии коррупции» обязанность возникает у работодателя при заключении с бывшим государственным или муниципальным служащим, замещавшим должность, включенную в перечни, утвержденные нормативными правовыми актами, трудового договора вне зависимости от размера предусмотренной им заработной платы, а гражданско-правового договора (гражданско-правовых договоров), если стоимость выполняемых работ (оказываемых услуг) по такому договору (договорам) превышает сто тысяч рублей в месяц.

Обязанность в 10-дневный срок сообщать о заключении трудового договора (служебного контракта) с бывшим государственным (муниципальным) служащим, замещавшим должность, включенную в перечень, установленный нормативными правовыми актами, представителю нанимателя (работодателю) государственного или муниципального служащего по последнему месту его службы у представителя нанимателя (работодателя) не возникает в том случае, если бывший служащий осуществляет свою служебную (трудовую) деятельность в государственном (муниципальном) органе либо государственном (муниципальном) казенном учреждении (такое несообщение не образует объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 19.29 КоАП РФ).

У государственного (муниципального) органа обязанность в десятидневный срок сообщать о заключении трудового договора (служебного контракта) с бывшим государственным (муниципальным) служащим, замещавшим должность, включенную в перечень, установленный нормативными правовыми актами Российской Федерации, не возникает.

В настоящее время аналогичный подход применяется Верховным Судом Российской Федерации в отношении трудоустройства бывшего государственного (муниципального) служащего в государственное (муниципальное) казенное учреждение либо заключения таким учреждением с бывшим служащим гражданско-правового договора об оказании услуг (выполнении работ) стоимостью более ста тысяч рублей в месяц.

Субъектом административного правонарушения, состав которого предусмотрен статьей 19.29 КоАП РФ, выступает не любое должностное лицо, а лишь то, на которое в силу закона возложена обязанность по соблюдению требований части 4 статьи 12 Федерального закона «О противодействии коррупции».

При этом пунктом 3 Правил сообщения работодателем о заключении трудового или гражданско-правового договора на выполнение работ (оказание услуг) с гражданином, замещавшим должности государственной или муниципальной службы, перечень которых устанавливается нормативными правовыми актами Российской Федерации, утвержденных 21.01.

2015 постановлением Правительства Российской Федерации №29, установлено, что сообщение о заключении трудового договора с бывшим государственным (муниципальным) служащим подписывается руководителем или уполномоченным лицом, подписавшим трудовой договор со стороны работодателя, либо уполномоченным лицом, подписавшим гражданско-правовой договор.

Отсутствие у работодателя сведений о замещении гражданином в течение предшествующих трудоустройству двух лет должности государственной (муниципальной) службы, включенной в установленный нормативными правовыми актами перечень, свидетельствует об отсутствии его вины и, соответственно, состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 19.29 КоАП РФ.

Также невыполнение гражданином, замещавшим должности государственной или муниципальной службы, перечень которых устанавливается нормативными правовыми актами Российской Федерации, предусмотренной ч. 2 ст.

14 Федерального закона «О противодействии коррупции» обязанности может свидетельствовать об отсутствии вины работодателя бывшего государственного (муниципального) служащего в совершении административного правонарушения, состав которого предусмотрен статьей 19.

29 КоАП РФ, при невозможности получения соответствующей информации из трудовой книжки гражданина.

Административное правонарушение, состав которого предусмотрен статьей 19.29 КоАП РФ, ввиду особой значимости охраняемых законом общественных отношений, выступающих объектом посягательства этого административного правонарушения, не может быть признано малозначительным.

Разъяснения подготовлены старшим помощником прокурора по обеспечению участия прокуроров в гражданском и арбитражном процессе Фроловой М.Г.

Почему суды отвергают доводы УО в спорах по ч.2 ст. 14.1.3. КоАП РФ. ЮРИДИЧЕСКАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

Органы ГЖН, проверяя деятельность организаций, управляющих многоквартирными домами, при выявлении нарушений привлекают УО и их руководителей к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.1.3 КоАП РФ. Читайте об отрицательной для УО судебной практике по делам об оспаривании штрафов по этой статье.

Почти все нарушения УО трактуются как нарушение лицензионных требований

После введения лицензирования управляющих домом организаций надзорные органы, выявляя нарушения в работе УО, начали всё чаще привлекать УО к административной ответственности не по ст. 7.22 КоАП РФ – за нарушения правил содержанию и ремонта жилых домов/помещений, а за нарушения лицензионных требований по управлению МКД – ч. 2 ст. 14.1.3 КоАП РФ.

Согласно ч. 2 ст. 14.1.3 КоАП РФ, за ненадлежащее исполнение УО своих обязанностей предусмотрены:

  • штраф в 250 000 – 300 000 рублей для юридических лиц и ИП;
  • штраф в 50 000 – 100 000 рублей для должностных лиц;
  • дисквалификация сроком до трёх лет для ИП и должностных лиц УО.

Управляющие организации, получив наказание по ч. 2 ст. 14.1.3 КоАП РФ, нередко стараются оспорить такое решение органа ГЖН и судебных инстанций. Рассмотрим несколько случаев, когда УО не смогли доказать в суде неправомерность действий Госжилинспекции и незаконность выданных предписаний.

УО ошибочно определяют срок давности привлечения к ответственности

            Чаще всего УО привлекаются к ответственности по ч. 2 ст. 14.1.3 КоАП РФ за ненадлежащее содержание общего имущества собственников в многоквартирных домах: подъездов, крыш, внутридомового оборудования, дворовой территории, конструктивных элементов.

Так, управляющая организация из Беломорского района Карелии обратилась в Верховный суд РК, чтобы оспорить штраф в 125 000 рублей за административное правонарушение и решения двух предыдущих судов.

УО пыталась доказать, что на момент суда истёк срок привлечения УО к административной ответственности. Выявленные проверкой нарушения не были включены в план мероприятий по ремонту общего имущества многоквартирного жилого дома, поэтому, по мнению УО, наказывать за них нельзя.

При этом орган ГЖН в акте ссылается на нарушения постановления Госстроя РФ № 170, которые не являются лицензионными требованиями и носят рекомендательный характер.

            ВС Карелии не согласился с этими замечаниями УО, отметив, что постановление № 170 определяет правила по эксплуатации объектов ЖКХ, обеспечению сохранности и содержанию жилфонда, технической инвентаризации и являются обязательными для исполнения. А отсутствие в плане ремонта повреждённых элементов дома не освобождает УО от административной ответственности за их состояние.

Постановление о привлечении организации к административной ответственности было вынесено до истечения срока давности в три месяца. То, что к моменту рассмотрения жалобы на это постановление, срок давности истёк, не влияет на законность и обоснованность документа. Решения органа ГЖН и предыдущих судов были оставлены в силе, а жалоба УО – отклонена.

УО неправильно трактуют нормы о территориальной подсудности

В Калининградской области управляющая организация, в лицензии которой находился жилой фонд Вооружённых сил РФ, попыталась оспорить протокол об административном правонарушении по ч. 2 ст. 14.1.3 КоАП РФ. Компания сослалась на истечение срока привлечения её к ответственности и нарушение правил территориальной подсудности.

            Суд отверг оба довода. Дело об административном правонарушении рассматривается по месту его совершения, а не по месту регистрации привлекаемого к ответственности юридического лица (ч. 1 ст. 29.5 КоАП РФ).

Решение о привлечении УО к административной ответственности, которое принял мировой судья, вынесено в пределах срока давности, поскольку этот срок начинается в день выявления нарушения. Таким днём в данном споре суд считал дату проведения проверки многоквартирных домов органом ГЖН и военной прокуратурой. До момента вынесения решения мировым судьёй прошло всего два месяца.

Читайте также:  Профессиональная спортивная лига

Устранение нарушений после проверки не освобождает УО от административной ответственности

Одна из управляющих организаций Тольятти подала в областной суд жалобу на постановление органа ГЖН и решения нижестоящих судов о привлечении её к административной ответственности по ч.2 ст. 14.1.3 КоАП РФ. УО попыталась доказать, что протокол о нарушении составлен с существенными нарушениями, поскольку в нём неверно указаны реквизиты организации.

Также УО апеллировала к тому, что работы по ремонту общего имущества дома не были согласованы на ОСС из-за отсутствия кворума, а нарушения, выявленные в ходе проверки органа ГЖН, были устранены в кратчайшие сроки.

            Судья отметил, что представленные фотоматериалы и акт проверки – достаточные доказательства совершения УО нарушения, по которому она была привлечена к административной ответственности. Организация имела все возможности устранить их до проверки, но не сделала, поэтому суды правомерно признали УО виновной в совершении нарушения.

УО не смогла представить доказательств, что приняла все возможные меры для надлежащего содержания общего имущества собственников, поэтому отсутствие решения ОСС о ремонте общего имущества правомерно не было принято судами во внимание. То, что УО устранила нарушения после проверки, доказывает, что она имела все возможности для надлежащего выполнения своих обязательств по договору управления и ранее.

Ошибки в документах органа ГЖН при этом признаны техническими и несущественными: они и не могут считаться основанием для освобождения УО от административной ответственности.

УО неверно определяют состав общего имущества собственников

Одна из управляющих организаций города Кургана не согласилась с решением мирового судьи о привлечении её к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.1.3 КоАП РФ за ненадлежащее содержание общедомового прибора учёта.

Представитель УО в суде настаивал на том, что в деле отсутствует состав правонарушения: ненадлежащее содержание ОДПУ не является нарушением лицензионных требований и ответственность за это предусмотрена ч. 4 ст. 9.16 КоАП РФ.

            Судья напомнил истцу, что УО отвечает за надлежащее содержание общего имущества собственников в многоквартирном доме, а ОДПУ входит в состав общего имущества. Согласно пп. «к» п.

18 ПП РФ № 491, работы по содержанию и ремонту, которые должна выполнять по договору управления управляющая домом организация, включают в себя проверку исправности, работоспособности, регулировку и техническое обслуживание общедомовых приборов учёта.

Поэтому суд признал, что действия УО и её должностного лица правильно квалифицированы как правонарушение, предусмотренное ч. 2 ст. 14.1.3 КоАП РФ.

УО не относят к лицензионным требованиям правильность введения ограничения должникам

Ещё одна управляющая организация, только из Мурома, попыталась через суд изменить статью КоАП РФ, по которой её привлекли к ответственности за нарушения при выполнении обязанностей по управлению многоквартирным домом.

В ходе проверки орган ГЖН установил, что УО без оснований ограничила подачу электроэнергии в квартиру собственника. Был составлен протокол об административном правонарушении по ч. 2 ст. 14.1.3 КоАП РФ – за нарушение лицензионных требований.

Управляющая организация не согласилась с таким решением надзорного ведомства и в суде настаивала на том, что нарушение подлежит квалификации по ст. 19.1 КоАП РФ.

            Судья отметил, что к числу лицензионных требований относится соблюдение лицензиатом правил, установленных в соответствующей сфере деятельности, в том числе ПП РФ № 354, где определены основания и порядок введения ограничения потребления ресурсов в помещениях собственников (ч.1 ст. 8 № 99-ФЗ).

Поскольку в суде было доказано, что у УО не было оснований для отключения квартиры собственника от электроэнергии и она нарушила порядок уведомления потребителя о предстоящем ограничении, то лицензионные требования были нарушены. Статья КоАП РФ соответствует совершённому правонарушению.

  • УО не считают долги перед РСО нарушением лицензионных требований
  • Отдельно остановимся на судебном споре одной из управляющих организаций Москвы с ГЖИ и мировым судьёй, который признал УО виновной в нарушении лицензионных требований в связи с её задолженностью перед РСО.
  • Управляющая организация пыталась обжаловать решения мирового судьи и городского районного суда, ссылалаясь на то, что задолженность перед поставщиком ресурсов не является нарушением лицензионных требований, а дело рассмотрено в судах с нарушением презумпции невиновности.
  • Судья, опровергая доводы УО, отметил:

1. В п. 7 ч. 1 ст. 193 ЖК РФ установлено, что к лицензионным требованиям могут быть отнесены требования, установленные Правительством РФ.

2. К числу лицензионных требований отнесено исполнение обязанностей по договору управления многоквартирным домом, предусмотренных ч. 2 ст. 162 ЖК РФ (пп. «б» п. 3 ПП РФ № 1110 в ред., действующей на ноябрь 2017 года).

3. В целях реализации ст. 162 ЖК РФ принято ПП РФ № 416, согласно которому управление домом обеспечивается в том числе расчётами УО с РСО за коммунальные ресурсы.

Следовательно, управляющая организация, не оплачивая счета от поставщика коммунальных ресурсов, нарушила лицензионные требования. Следовательно, УО правомерно привлечена к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.1.3 КоАП РФ.

Рассмотрение этого судебного спора проходило в ноябре 2017 года. В сентябре 2018 года с выходом ПП РФ № 1090 наличие признанной или подтверждённой судом задолженности УО перед ресурсоснабжающей организацией отнесено к грубым нарушением лицензионных требований. За повторное аналогичное нарушение в течение 12 месяцев УО может лишиться лицензии (ч. 5.2 ст. 198 ЖК РФ).

Выводы

Отрицательная судебная практика по оспариванию управляющими организациями штрафов по ч. 2 ст. 14.1.3 КоАП РФ показывает, что:

1. Практически любое нарушение, допущенное УО при управлении многоквартирным домом, может быть квалифицировано по ч. 2 ст. 14.1.3 КоАП РФ и заменить эту статью на другую непросто.

2. Устранение недочётов, выявленных при проверке органа ГЖН, не освободит УО от административной ответственности за нарушение лицензионных требований. Наоборот, может стать свидетельством того, что организация и раньше имела все возможности содержать общее имущество собственников в надлежащем состоянии, но не приняла для этого исчерпывающих мер.

3. Ошибки и опечатки в документах органа ГЖН по проверке деятельности управляющей организации не принимаются во внимание судом, поскольку не влияют на факт совершения УО правонарушения.

4. Срок привлечения УО к ответственности в три месяца исчисляется с момента выявления нарушения. Оспаривание предписаний и протоколов об административном правонарушении может происходить и после истечения срока давности.

Надеемся, что представленные дела помогут вам избежать ошибок при управлении многоквартирными домами, а при необходимости – правильно построить защиту в суде.

Процессуальные нарушения по делам об административных правонарушениях

Судебная практика исходит из того, что грубейшие процессуальные нарушения, допускаемые административными органами при производстве по делам об административных правонарушениях, являются основанием для признания оспариваемых постановлений о привлечении к административной ответственности незаконными.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления административного органа, которым заявитель привлечен к административной ответственности на основании части 3 статьи 20.4 КоАП РФ.

Решением суда первой инстанции названное постановление признано незаконным и отменено.

Апелляционный суд, установив предусмотренные пунктом 2 части 4 статьи 270 АПК РФ безусловные основания для отмены решения суда первой инстанции и в соответствии с частью 6.

1 статьи 268 АПК РФ рассмотрев дело по правилам суда первой инстанции, признал нарушение заявителем требований пожарной безопасности, однако удовлетворил заявление исходя из того, что административный орган нарушил порядок привлечения заявителя к административной ответственности — не известил общество о времени и месте рассмотрения дела об административном правонарушении.

При этом апелляционный суд руководствовался следующими положениями КоАП РФ.

В силу части 3 статьи 25.4 КоАП РФ дело об административном правонарушении, совершенном юридическим лицом, рассматривается с участием его законного представителя или защитника.

В отсутствие указанных лиц дело может быть рассмотрено лишь в случаях, предусмотренных частью 3 статьи 28.

6 названного Кодекса, или если имеются данные о надлежащем извещении лиц о месте и времени рассмотрения дела и если от них не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения.

Согласно статье 29.

7 КоАП РФ при рассмотрении дела об административном правонарушении устанавливается факт явки лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, а также выясняется, извещены ли участники производства по делу в установленном порядке, выясняются причины неявки участников производства по делу и принимается решение о рассмотрении дела в отсутствие указанных лиц либо об отложении рассмотрения дела.

Апелляционный суд, исследовав и оценив материалы дела, пришел к выводу об отсутствии доказательств надлежащего извещения общества о времени и месте совершения указанных процессуальных действий.