Новое

Содержание в металлической клетке

Знаете, когда я сам сидел в СИЗО, мне в голову не приходило, что, находясь в суде в окружении двух конвойных, я все равно нахожусь под стражей вне зависимости оттого, поместили они меня в клетку, как диковинного и опасного Тигрокрыса с планеты Пенелопа о шести ногах и двух хвостах, а сами сели рядышком, или, как незабвенного Юрия Деточкина усадили за конторку и рядом стояли – я все одно под стражей.

А потом – в «Деле Йукоса, как зеркало русской адвокатуры» прочел главу «Адвокаты и конвой»… Аж подкинуло! А потом прочел про дело ЕСПЧ «Ходорковский против России»

 

Содержание в металлической клеткеАндерс Беринг Брейвик убийца и неонацист в пострадавшей от гитлеровцев Норвегии — он не только не в клетке и без наручников, он еще и «приветствует» суд неонацистским приветствием.

Содержание в металлической клеткеАндерс Беринг Брейвик в зале суда — на его поясе ремень, которым он пристегнут к стулу. Содержание в металлической клеткеА так массового убийцу этапируюют в суд — он по крайней мере может видеть Осло, пока не признан виновным А потом – потом одновременно, в границах одной части света, старушки Европы, в 1645 километрах друг от друга, проходил Суд в Осло над террористом и массовым убийцей Андерсом Берингом Брейвиком, порешившим 77 и недоубившем еще 151 человек и судилище над «Pussy Riot» в Нерезиновом «Третьем Риме». Брейвику 24-го августа дали всего 21 год и жить он будет в тюрьме, комфорту которой позавидуют многие наши сограждане. Трем «Пуссям» дали по два года лагеря, да год или около того они досидят в нашем роскошном СИЗО. Оставим в покое «справедливость» обоих приговоров, но приходится все-таки констатировать, что в нашей православной и самой что ни на есть христиански-милосердной России на фоне лютеранского Королевства Норвегии есть некоторые перекосы в этом самом христианском милосердии.  

Содержание в металлической клеткеРоссия. Три дурочки в клетке, три «грации» — вне ее

Содержание в металлической клеткеВас когда-нибудь этапировали в суд в автозаке? А я катался — редкая по нынешним временам пытка! Даже в Китае этапируют в автобусе с окнами

НУ ДА К ДЕЛУ! 

Я так и не нашел ни в одном российском законе ссылок на обязательность наличия клеток в зале судебного заседания. В СССР клеток не было, и появилась она впервые во время суда над Чикатило – причем мотив был понятен государство стремилось не допустить самосуда над этим маньяком в зале суда, ведь милиционеры, охранявшие этого выродка в зале суда с большой степенью вероятности не смогли бы сдержать или даже отказались бы по морально-этическим соображениям сдерживать гнев родственников невинно убиенных жертв. Во время судов над рэкетирами и наемными убийцами 90-х наличие клеток также было оправданным. Но после, уже в нулевые клетка как-то прочно заняла свое место в каждом зале суда общей юрисдикции. В КАЖДОМ! Отчего? Такого закона нет и совершенно однозначно быть не может – он просто не пройдет через Венецианскую комиссию Совета Европы. В общем, я ждал «стражного» дела и дождался его аж в Абакане! Как и во всех прочих регионах, тут мне сразу сказали, что «Хакасское правосудие» — самое «правосудие» в России. К таким утверждениям я уже привык и не особенно на них обращаю внимание, потому как… да что там – нам всем все известно! Хотя да, некоторые чисто «хакасские перекосы» и чисто «хакасское законотворчество» имеет место быть.    Как только меня ввели в процесс, с использованием опять же хакасских заморочек, я тут же заявил ходатайство о выпуске людей из клетки. Тут случилось нечто до сих пор мною не встречаемое – адвокаты однозначно поддержали меня в полном объеме и никто не сказал, как некогда в Тихорецке: «я за, но только если на них не будут надеты наручники» (причем тут вообще наручники, где про них написано в том же УПК и вообще зачем бежать впереди паровоза и рассказывать судье как еще можно поиздеваться над твоим подзащитным?!). Напротив! Все четверо адвокатов сказали, что дополнений у них нет, так как мое требование целиком основано на законе и очень подробно мотивировано, так, что добавить нечего. Опять же судья не спросил мнения конвоя – что меня совершенно обескуражило. Опять же конвой свое слово не вставлял, что также необычно.  Как бы то ни было, судья все выслушал и… естественно отказал! Вот расшифровка заседания после заявления приложенного ходатайства:  

— Судья— Мнения со стороны защиты по заявленному ходатайству — Адвокаты —  Поддерживаем в полном объеме! — Судья — Подсудимые?! — Подсудимые — Да, поддерживаем.! — Судья – Хорошо, выслушаем гособвинителя.

— Прокурор — Ваша честь, согласно УПК, в ходе предварительно следствия подсудимым Покусин и Чеплаков избрана мера пресечения заключения под стражу. В настоящее время в судебном заседании мера пресечения Покусину и Чеплакову оставлена без изменений.

В связи  с этим я прошу откзать в ходатайстве и оставить меру пресечения и Покусину и Чеплакову в виде заключения под стражей. — Судья – Уважаемый Владислав Николаевич.

Поясните для разъяснения вашего ходатайства — вы просите их выпустить и посадить рядом с вами, или просите изменить меру пресечения? Чтобы определиться… — Никитенко — Из клетки. По данному ходатайству, оно совершенно и исключительно состоит в незаконности клетки. Ее нет ни в одном законе.

Скажем, я наблюдаю, что Ваш зал суда замечательно и по закону подготовлен. На окнах — декоративные решетки, на стене за Вами — Герб России, слева от него — государственный флаг. Все по закону, хотя судебный департамент и запрещает устанавливать в зале суда флаг с декоративным навершием, а оно на флаге в Вашем зале суда имеется.

Тем не менее, и флаг России находится на нужном месте и герб российской федерации — все в соответствии с Законами, подзаконные акты, то есть приказы судебного департамента меня совершенно не волнуют.

Но ни один закон  Российской Федерации, который в соответствии с действующим законодательством был бы принят Государственной думой,  утвержден Советом Федерации, подписан Президентом и опубликован в «Российской газете», не регламентирует того, что в зале суда должна быть клетка. Вместе с тем, я указал – Европейский суд в этом отношении непреклонен.

Это нарушает третью статью Конвенции – Европейской конвенции по Правам Человека. — Судья – Я понял. — Никитенко — Тем более люди, выйдя из клетки, которые не обвиняются в тяжких преступлениях против личности и здоровья граждан, тем не менее, останутся под стражей, потому что три вооруженных полицейских возле них останутся. — Судья – Владислав Николаевич, ни для кого не секрет, что я не закупаю сам флаг, флаги мне выделяет департамент. Если у вас какие-то претензии к флагу – обратитесь в департамент.

— Никитенко — у меня нету претензий к флагу — Судья — Ну вы обратили внимание на флаг – не я его покупал, не я устанавливал. — Никитенко — Согласен, ваша честь. — Судья – Выслушав мнения участников процесса, суд, совещаясь на месте – постановляет, в удовлетворении ходатайства дополнительного защитника Никитенко, действующего в интересах подсудимого Покусина об освобождении лиц из специализированного помещения и соответственно посадить их на скамью подсудимых без специализированного охранного такого устройства – суд отказывает, поскольку в отношении данных лиц избрана мера пресечения  в виде заключения под стражу, установленный  в Абаканском городском суде порядок требует от суда, чтобы лица, в отношении которых избрана мера пресечения – находились в специализированном помещении, установленном в данном суде. Данный суд проходил соответствующую проверку на предмет соблюдения норм Конституции и так далее. Претензий ни у каких проверяющих органов относительно наличия данных специализированных помещений не было, соответственно оснований для удовлетворения заявленного ходатайства суд не усматривает. Еще какие-то дополнения, заявления…  Согласитесь здорово! Судья сослался на правила, установленные в данном суде (!!!) и на мнение неких «компетентных» органов, которые данный суд проверяли на предмет соблюдения норм Конституции. Накой при такой «крыше» какие-то там Законы, какой-то там Российской Федерации?! Термин «дополнительный защитник» это вообще нечто новое — не иначе рацпредложение из недр «хакасского правоприменения».   Так как я заранее знал, что судья поступит так, а не иначе, написал сразу два варианта замечаний на действия председательствующего – с учетом его удаления и не удаления в совещательную комнату. Судья не удалился, соответственно был зачитан и приобщен к делу соответствующий вариант, хотя присовокуплены к публикации оба. Это было сделано таким образом, чтобы судья, рассматривая ходатайство об изменении меры пресечения на более мягкую, работал бы в соответствии с действующим законодательством, а не придумывал велосипеды и не использовал «хакасское законоприменение». Не получилось – судья отказал и в освобождении под домашний арест.  Само собой, в тот же день были написаны и переданы кассационные жалобы. После рассмотрения в судебной коллегии по уголовным делам верховного суда республики Хакасия мною будет подготовлена жалоба в Конституционный Суд России. Жаль, что с такими мыслями я не собрался раньше.

 Господа адвокаты! Так как клетка в зале суда – однозначно НЕПРАВО, и так как все мы просто выпустили из виду такой вопиющий факт, я предлагаю Вам постоянно поднимать такой вопрос в Ваших заседаниях. Ведь это не просто НЕПРАВО – судье психологически трудней будет дать незаконный срок человеку, который перед ним не сидит в клетке.

География: Абакан, Республика Хакасия

статус: дело не закончено

Читайте также:  Отделение восстановительного лечения

Добавлено: 00:50 07.10.2012

Обновление от 7 октября 2012 годаПри всем неприятии некоторой части праворубцев и посетителей стороннего, но вполне дружественного сайта темой клетки в зале суда, а может быть выбранной мною иллюстрацией российского беспредела, я продолжаю и продолжу собственный слесарный почин по демонтажу этой тупости из залов суда. Перед отлетом из Абакана, в связи с тем, что меня в зале суда быть не могло, я направил в суд дополнения к кассационой жалобе. Всем интересующимся настоятельно рекомендую изучить и СНиПы по которым должны строиться здания судов. И обратить внимание на то каким он собственно должен быть, зал суда. Сколько в него дверей должно впускать и выпускать, на какой высоте и почему должен стоять судейский стол. А потом сравнить требования с  видом зала суда в американских сериалах, скажем  «Юристы Бостона» (Boston Legal) или «Адвокатская практика» (Raising the Bar) ну или с залами суда в верховном суде эРэФии или в Краснодарском краевом. Вы поймете, что СНиПы для судов списаны с американских норм во многом, а в зале суда — на 100%. Вот только в американских судах клеток вроде как бы нет — дороговато видимо для американцев такую чушь иметь

Добавлено: 00:55 07.10.2012

География: Абакан, Республика Хакасия — Новороссийск, Краснодарский край

статус: делоне закончено

Добавлено: 02:00 24.11.2012

Вариант статьи на дружественном ресурсе также вызвал неоднозначное обсуждение среди юридической общественности.

Почему законопроект о запрете клеток в суде должен быть принят

В Государственную думу из Совета Федерации внесен законопроект о запрете «клеток» и «аквариумов» для подсудимых в зале суда. Бывший сенатор от Архангельской области, старший партнер коллегии адвокатов Pen&Paper Константин Добрынин объясняет, почему этот документ должен быть принят

Содержание в металлической клетке Владислав Шатилло / TASS

Это долгожданное событие оказалось неожиданным для всех. Группа сенаторов во главе с председателем конституционного комитета Совета Федерации Андреем Клишасом внесла поправки в статью 9 «Уважение чести и достоинства личности» Уголовно-процессуального кодекса РФ, устанавливающие запрет на использование в залах судебных заседаний любых защитных кабин.

Все рожденные в СССР помнят, как в фильме «Мимино» герой Кикабидзе летчик Мизандари, обвиняемый в злостном хулиганстве, находится в зале суда почти свободно, можно сказать, практически на трибуне или за барьером и достойно общается с участниками процесса, защищая свои права. Сегодня же летчик Мизандари сидел бы на аналогичном процессе в железной клетке или в душном стеклянном «стакане» и унизительно переговаривался с адвокатом через толстые прутья решетки либо узкую щель в стекле.

Клетки как виртуальная реальность появились не сейчас, а в глубоко советские времена. Их не существовало в Уголовно-процессуальном кодексе (УПК) РФ. Они появились в какой-то дремучей инструкции советского Минюста в конце 1970-х годов прошлого века и практически никогда не реализовывались как метод.

Впервые в жизнь клетка пришла 14 апреля 1992 года — тогда в зале №5 Ростовского дома правосудия проходил процесс над серийным убийцей Андреем Чикатило, но тогда идея государства была скорее в том, чтобы сохранить жизнь чудовищу во время процесса и для торжества правосудия, а не распространять обычай на всех остальных.

Но в России, к сожалению, нет ничего более постоянного, чем временное, и впоследствии этот опыт пригодился во время судов над бандитами и гангстерами 90-х годов.

К середине 1994-го клетки были установлены практически во всех залах судов, где рассматривались уголовные дела, хотя законодательного акта, позволяющего устанавливать в залах судов железные клетки, и по настоящее время не существует — по-прежнему права людей нарушаются внутриведомственными инструкциями.

Дискуссия об упразднении клеток в современной России ведется давно. Ее очередной всплеск пришелся на май 2017 года, когда глава СПЧ Михаил Федотов показал в Совете Федерации фото, на котором видно, что в зале заседаний одного из судов спецограждение используется для хранения документов. «Это лучше, чем для хранения подсудимых», — тут же отреагировал кто-то из участников заседания.

Глава российской адвокатуры Юрий Пилипенко в ответ на предложение одного из участников заседания пересадить всех в стеклянные стаканы тут же парировал: «У людей, которые думают, что пластиковые “стаканы” лучше, чем клетки, нереальное представление о жизни.

В этих “стаканах” дышать нечем, не слышно вопросов, которые задает суд, вообще не слышно, что происходит в зале суда, нельзя пообщаться с защитником.

Я хотел бы, чтобы коллеги представили себе эту ситуацию и, желая улучшить участь людей, сидящих в клетках, не сделали бы хуже».

Площадь одного места в камере в здании суда должно составлять не менее 4 кв. метров. В то время как помещение для двух служебных собак, по тем же нормам, должно занимать площадь не менее 9 кв. метров

Затем тема почти на год ушла из информационной повестки, пока летом 2018 года председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко не предложила все-таки решить этот вопрос. Им занялся сенатор Клишас, а Федеральная палата адвокатов России и адвокаты Санкт-Петербурга подключились как эксперты.

Аргументы против клеток просты:

  1. Уважение личности является одним из принципов уголовного судопроизводства, в ходе которого запрещаются осуществление действий и принятие решений, унижающих честь любого участника, а также обращение, унижающее человеческое достоинство, — и статья 9 УПК РФ не просто так этот принцип закрепила. Эти принципы должны быть реализованы в правовых нормах, регулирующих порядок осуществления конкретных процессуальных действий. Иначе принципы останутся пустыми декларациями, не имеющими отношения к реальной деятельности системы уголовной юстиции.
  2. Самой уязвимой и менее защищенной группой участников уголовного судопроизводства являются подозреваемые и обвиняемые, в отношении которых избрана мера пресечения в виде содержания под стражей. Понятно, что, с одной стороны, интересы расследования и последующего рассмотрения уголовного дела в суде диктуют необходимость применения мер принуждения, вплоть до помещения человека в места предварительного заключения, с целью предотвращения воспрепятствованию производству по делу, а также обеспечения безопасности участников процесса. Но, с другой стороны, мера принуждения, связанная с изоляцией от общества, применяется к лицам, вина которых еще не доказана и, возможно, не будет доказана.
  3. Государство обязано минимизировать отрицательные последствия предварительного заключения подозреваемых и обвиняемых, а те его усилия, которые направлены на обеспечение надлежащих условий содержания подозреваемых и обвиняемых, пока ощутимо недостаточны.
  4. Нынешнее состояние условий содержания обвиняемых в судах говорит о том, что никакой реализацией принципа уважения чести и достоинства личности там не пахнет. Потому что, например, согласно нормативным требованиям, площадь, приходящаяся на одно место в камере для лиц, содержащихся под стражей в здании суда, должна составлять не менее четырех квадратных метров. В то время как помещение для размещения двух служебных собак, согласно этим же требованиям, должно быть площадью не менее девяти квадратных метров. Причем указанные нормативы закреплены не на уровне закона, а содержатся в приказе Федерального агентства по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству. То есть собаки содержатся лучше людей. Я не говорю, что собак надо ущемить в правах, но о людях надо подумать в первую очередь.
  5. Еще начиная с 2014 года, ЕСПЧ последовательно придерживается позиции о том, что содержание в зале суда в месте, огороженном металлическими прутьями с перекрытием из проволоки, является недопустимым и нарушает статью 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. ЕСПЧ счел, что само по себе содержание подсудимого в металлической клетке в зале суда является «объективно унизительным», не соответствует нормам цивилизованного поведения в демократическом обществе, является унижением человеческого достоинства и нарушает статью 3 Конвенции.
  6. В конце концов, человек, помещенный в клетку или в защитную кабину, не может нормально контактировать со своим защитником, соответственно, нарушено его конституционное право на получение квалифицированной юридической помощи.

Можно продолжить перечень, но, думаю, уже достаточно. Как бывший сенатор и реалист, я не ожидаю быстрого и безболезненного прохождения этого законопроекта, но, как адвокат и гражданин своей страны, я уверен, что государство обязано наконец задуматься о том, что допустимо, а что нет. А также о том, что оно есть слуга и защитник закона. Государство создано ради закона — не наоборот.

Еспч признал пытками содержание обвиняемых в клетках во время судебных заседаний

Содержание в металлической клетке Пресс-релиз Секретаря Суда
(неофициальный перевод)
ECHR 223 (2014)

17.07.2014

Практика содержания заключенных под стражу в металлических клетках во время судебных заседаний является унижающим достоинство обращением

В сегодняшнем постановлении, вынесенном Большой Палатой по делу Свинаренко и Сляднев против России (жалобы №№ 32541/08 и 43441/08), которое является окончательным, Европейский Суд по правам человека единогласно констатировал нарушение статьи 3 (запрещение пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания) Европейской конвенции по правам человека и нарушение статьи 6 § 1 (право на справедливое судебное разбирательство в разумный срок). Дело главным образом касалось практики содержания обвиняемых, заключённых под стражу, в металлических клетках во время судебных заседаний по их делам.

Суд постановил, что содержание заявителей в металлической клетке во время судебного разбирательства по их делу являлось унижающим их достоинство обращением, которое не могло быть оправдано никакими соображениями. Такое обращение само по себе унижает человеческое достоинство в нарушение статьи 3.

Основные факты

Заявители, Александр Сергеевич Свинаренко и Валентин Алексеевич Сляднев, являются российскими гражданами, родившимися в 1968 и 1970 гг. соответственно. Г-н Свинаренко в настоящее время отбывает срок лишения свободы в Мурманской области. Г-н Сляднев проживает в посёлке Синегорье Ягоднинского р-на Магаданской области (Россия). В 2002 и 2003 гг.

обоим заявителям было предъявлено обвинение в совершении ряда преступлений, включая разбой, совершенных в составе банды под руководством другого лица. Г-н Свинаренко был заключён под стражу. Г-н Сляднев отбывал срок лишения свободы после осуждения по другому делу. Сразу после условно-досрочного освобождения его заключили под стражу в связи с новым обвинением.

Читайте также:  Справка о перелете

После первого рассмотрения дела Магаданским областным судом с участием присяжных заседателей оба заявителя были оправданы и освобождены из-под стражи в июне 2004 года. В декабре 2004 г.

Верховный Суд Российской Федерации отменил приговор, в частности в связи с несообщением некоторыми кандидатами в присяжные заседатели определенной информации и отсутствием необходимой информации о доказательствах в напутственном
слове председательствующего, и направил дело на новое судебное рассмотрение.

В ходе второго рассмотрения дела заседания суда несколько раз откладывались, в частности, в связи с невозможностью участия присяжных заседателей в процессе. В декабре 2005 г. оба заявителя были вновь заключены под стражу. В декабре 2006 г. г-н Свинаренко был оправдан, а г-н Сляднев был осуждён за вымогательство и самоуправство с применением насилия. В июне 2007 г.

Верховный Суд отменил этот приговор и направил дело на новое рассмотрение. Г-н Свинаренко был заключён под стражу в августе 2007 г. в связи с другим уголовным делом. Третье рассмотрение дела также сопровождалось задержками, в частности в связи с неоднократной неявкой необходимого числа кандидатов в присяжные заседатели. В марте 2009 г.

г-н Свинаренко был оправдан по всем пунктам обвинения. Г-н Сляднев, который содержался под стражей непрерывно с декабря 2005 г., был осуждён за самоуправство с применением насилия и оправдан по остальным пунктам обвинения. Во время судебных заседаний заключённые под стражу заявители помещались в металлическую клетку размером примерно 1,5 на 2,5 метра. Вооружённый конвой находился рядом с клеткой.

После своего оправдания г-н Свинаренко обратился с требованиями о взыскании компенсации за незаконное уголовное преследование. В октябре 2009 г. ему была присуждена компенсация имущественного вреда, а в марте 2010 г. морального вреда, причиненного в результате уголовного преследования.

Жалобы, процедура и состав Суда

Ссылаясь на статью 3 (запрещение пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания), заявители утверждали, что их содержание в металлической клетке в зале суда во время их процесса – что являлось стандартной практикой в России, применяемой к каждому подозреваемому и обвиняемому, содержащемуся под стражей – являлось унижающим достоинство обращением. Они также жаловались по статье 6 § 1 (право на справедливое судебное разбирательство в разумный срок) на чрезмерную длительность процесса по их уголовному делу.

Дело было заведено по двум жалобам, поданным в Европейский Суд по правам человека 5 мая и 2 июля 2008 г., соответственно. В постановлении, вынесенном по делу Палатой 11 декабря 2012 г.

, Суд соединил жалобы в одно производство, признал их частично приемлемыми и единогласным решением констатировал нарушение статей 3 и 6 § 1. Дело было передано на рассмотрение Большой Палаты по требованию Правительства.

Большая Палата провела слушание по делу 18 сентября 2013 г.

Постановление было вынесено Большой Палатой из 17 судей в следующем составе:

  • Дин Шпильманн (Люксембург), Преседатель,
  • Жозэп Касадэвай (Андорра),
  • Гуидо Раймонди (Италия),
  • Инэта Зимеле (Латвия),
  • Марк Виллигер (Лихтенштейн),
  • Пир Лоренсен (Дания),
  • Боштьян M. Зупанчич (Словения),
  • Данутэ Йоченэ (Литва),
  • Ян Шикута (Словакия),
  • Жорж Николау (Кипр),
  • Луис Лопес Герра (Испания),
  • Винцент A. дэ Гаэтано (Мальта),
  • Линос-Александр Сисильянос (Греция),
  • Хелен Келлер (Швейцария),
  • Хелена Ядэрблом (Швеция),
  • Йоханнес Силвис (Нидерланды),
  • Дмитрий Дедов (Россия),

При участии Майкла О’Бойла, Заместителя Секретаря Суда.

Решение Суда

Суд отклонил предварительное возражение Правительства о том, что г-н Свинаренко не является жертвой нарушений Конвенции, поскольку он был полностью оправдан, и ему была присуждена компенсация. Суд отметил, что производство по иску о компенсации было закончено в марте 2010 г.

Несмотря на это, Правительство не заявляло своего возражения до 11 декабря 2012 г., когда Палата вынесла своё решение по приемлемости и существу дела. Правительство не указало никаких исключительных обстоятельств, которые могли бы им помешать заявить данное ходатайство своевременно.

Статья 3

Суд рассмотрел жалобу по статье 3 только в отношении третьего судебного разбирательства по делу заявителей. Заявители не обращались с данной жалобой в национальные суды, утверждая, что содержание в металлической клетке являлось стандартной практикой в России, таким образом, подразумевая, что они не располагали эффективными средствами правовой защиты на национальном уровне, которые подлежали бы исчерпанию. Суд отметил, что в таком случае заявители должны были подать свои жалобы не позднее шести месяцев после окончания обжалуемой ситуации. Поскольку жалобы в Суд были поданы в 2008 г., шестимесячный срок был соблюдён только в отношении третьего судебного разбирательства по их делу. Помещение содержащихся под стражей обвиняемых в металлические клетки во время рассмотрения их дел судами было стандартной практикой в нескольких государствах-участниках, которые ранее входили в состав Советского Союза. Однако некоторые из этих государств – в частности, Армения и Грузия – отказались от неё в недавнее время. В России практика использования металлических клеток была введена в 1994 г. и остаётся общепринятой по сей день. Суд отметил, что эта практика регулируется неопубликованным министерским приказом, что само по себе является проблемой, в силу фундаментальной важности верховенства права в демократическом обществе, подразумевающего доступ к правовым нормам. В последние годы Палаты Суда рассмотрели ряд дел, касавшихся использования металлических клеток в залах суда, и констатировали нарушение статьи 3, поскольку такое обращение с заявителями не было оправдано соображениями безопасности в обстоятельствах конкретных дел, таких как личности заявителей, обвинения против них, их судимости либо их поведение. В данном деле Правительство заявило, что использование клетки для обеспечения надлежащих условий проведения судебного процесса было оправдано тем, что заявители обвинялись в преступлениях, связанных с насилием, а также, в частности, прежними судимостями заявителей и опасениями, что они смогут оказать давление на жертв и свидетелей. Соглашаясь с тем, что порядок и безопасность в зале суда являются необходимым условием для надлежащего отправления правосудия, Суд подчеркнул, что средства для обеспечения такого порядка и безопасности не должны включать в себя меры ограничения, которые в силу своего уровня жестокости подпадают под действие статьи 3, запрещающей пытки, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание абсолютным образом, т.е. не допускающим никаких оправданий такому обращению. Разрешая вопрос о том, достигла ли данная мера «минимального уровня жестокости», чтобы подпасть под действие статьи 3, Суд принял во внимание, что разбирательство по делу против заявителей проходило с участием присяжных заседателей, что присутствовало большое число свидетелей и что слушания были открытыми для публики. Суд посчитал, что тот факт, что заявители были подвергнуты данному обращению – содержанию в клетке – публично, должно было подорвать их репутацию и вызвать у них страдания и чувства унижения, беспомощности, страха и неполноценности. Они были подвергнуты такому обращению в течение всего суда над ними, который длился более года, с судебными заседаниями, проводившимися несколько раз практически каждый месяц. Более того, заявители должны были испытывать объективно обоснованные опасения, что их выставление в клетке перед судом сформирует у судей, рассматривавших их дело, мнение о том, что заявители опасны, и тем самым будет подорвана презумпция невиновности. Суд не нашёл никаких убедительных аргументов в пользу того, что содержание обвиняемого в клетке во время процесса необходимо для того, чтобы удержать его физически, предотвратить его побег, справиться с нарушающим порядок или агрессивным поведением, либо защитить его от агрессии со стороны других лиц. Следовательно, продолжающееся использование клеток в залах судебного заседания можно расценить только лишь как средство унизить достоинство заключённого в клетку человека. На основании вышеизложенного, Суд пришёл к выводу о том, что уровень страданий, испытанных заявителями в результате их содержания в клетке, превысил неизбежный уровень страданий, присущий содержанию под стражей во время суда, а значит, такое обращение достигло «минимального уровня жестокости», и, таким образом, подпало под действие статьи 3. По мнению Суда, согласно статье 3, использование клеток в данном контексте не может быть оправдано ни при каких обстоятельствах. Более того, Суд отметил, что аргументы Правительства в пользу обратного утверждения – а именно, что использование клетки было оправдано соображениями безопасности – были в любом случае не обоснованы. Суд повторил, что уважение человеческого достоинства является самой сутью Конвенции, а предмет и цель Конвенции как инструмента для защиты отдельных людей требуют, чтобы её положения толковались и применялись так, чтобы сделать гарантии Конвенции применимыми на практике и эффективными.

Суд установил, что содержание человека в металлической клетке во время судебного разбирательства само по себе является унижением человеческого достоинства в нарушение статьи 3, в силу его объективно унизительного характера. Такое обращение несовместимо со стандартами цивилизованного поведения, являющимися признаком демократического общества.

Суд заключил, что содержание заявителей в металлической клетке в зале суда являлось унижающим достоинство обращением и констатировал нарушение статьи 3.

  • Статья 6
  • Контакты для прессы
  • via ЖЖ Олега Анищика

В россии с 2019 года из обустройства залов судов исключили клетки — тасс

МОСКВА, 5 июня. /ТАСС/. Металлические клетки для подсудимых с этого года исключены из обустройства залов судов. Об этом ТАСС сообщили в Судебном департаменте при Верховном суде.

«Приказом Министерства строительства и ЖКХ утвержден свод правил проектирования зданий федеральных судов, вступивший в силу с 16 февраля этого года, согласно которым в залах судебных заседаний уже не предусмотрены защитные кабины из металлических решеток (так называемые клетки), а лишь защитные кабины из светопрозрачного стекла», — пояснили в Судебном департаменте. В прежнем своде правил, утвержденном в июле 2013 года наряду с защитными кабинами из стекла, допускались кабины из металлических решеток (с толщиной прутьев не менее 14 мм) и допускалось делать заградительную решетку до потолка зала суда.

Читайте также:  Пояснения в суд

В Судебном департаменте пояснили, что «действие свода правил распространяется на проектирование вновь строящихся или реконструируемых зданий федеральных судов».

То есть, это не означает немедленного исчезновения клеток в тех судах, где они еще остались.

При этом за последние годы суды чаще оборудовались защитными кабинами из стального каркаса и пуленепробиваемого стекла (способного выдержать выстрел из пистолета ТТ) для размещения подсудимых.

«В залах для слушания уголовных дел место для размещения лиц, содержащихся под стражей, необходимо огораживать с четырех сторон на высоту не менее 2,2 м, формируя таким образом защитную кабину. Ограждаемую площадь следует… принимать из расчета 1,2 кв. м на человека.

Скамьи должны быть установлены в один или два ряда. Рекомендуемое число мест на скамье — не более шести», — говорится в новом своде правил.

«Кабины должны оснащаться скамейками с сиденьями из клееной древесины, которые жестко крепятся к полу и каркасу кабины», — уточняется в правилах.

Кроме того, в новых правилах добавлено, что «кабины следует оснащать устройствами звукоусиления и предусматривать их автономное вентилирование».

Тема клеток для подозреваемых, обвиняемых и подсудимых в судах была поднята после того, как в феврале 2017 года ЕСПЧ, рассмотрев жалобы нескольких россиян, чьи дела слушались с 2011 по 2014 годы в Вологде, Чебоксарах и Череповце, признал нарушением ст.

3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод содержание подсудимых в металлической клетке в суде и постановил выплатить компенсацию в размере от 3 тыс. до €7,5 тыс..

В последующих решениях ЕСПЧ вновь неоднократно высказывался о том, что содержание подсудимого в зале суда в металлической клетке является «объективно унизительным» и не соответствует нормам цивилизованного поведения в демократическом обществе.

Как сообщили ТАСС в Судебном департаменте, по результатам строительства и реконструкции зданий судов светопрозрачными защитными изолирующими кабинами оборудовано более 1500 залов судебных заседаний (всего в РФ — 2,3 тыс. зданий судов общей юрисдикции).

Законопроект

В середине ноября прошлого года группа сенаторов и депутатов Госдумы внесла законопроект, предложив запретить помещать подозреваемых, обвиняемых или подсудимых в любые защитные кабины в залах судебных заседаний или использовать любые конструкции, препятствующие их общению с адвокатом.

На проект правовым управлением Госдумы было дано заключение, что он нуждается в дополнительном обсуждении, поскольку «его реализация может создать трудности в обеспечении надлежащих порядка и условий для рассмотрения судами уголовных дел и безопасности участников уголовного судопроизводства (в том числе подсудимых), особенно по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях насильственного характера, совершенных группой лиц, организованной группой или преступным сообществом». Судебный департамент направлял в Минюст информацию о том, что концептуально поддерживает законопроект, но на демонтаж конструкций в судах потребуется выделение дополнительных средств. 

О признании незаконными действий по содержанию в металлической клетке во время судебного процесса

  • Дело №
  •     РЕШЕНИЕ
  •     Именем Российской Федерации

        ДД.ММ.ГГГГ    г. Ижевск

        Устиновский районный суд г.Ижевска Удмуртской Республики в составе:

        председательствующего судьи Храмова А.В.,

        при секретаре судебного заседания Балобановой Е.В.

        с участием :

        административного истца Н.С.В.,

        представителя административных ответчиков Ш.Е.В., представившего доверенности № от ДД.ММ.ГГГГ, № от ДД.ММ.ГГГГ, № от ДД.ММ.ГГГГ,

рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Н.С.В. к Министерству внутренних дел по Удмуртской Республике, Министерству внутренних дел Российской Федерации о признании действий незаконными, присуждении компенсации,

УСТАНОВИЛ :

Административный истец Н. С.В.

, отбывающий наказание в виде лишения свободы по приговору суда, обратился в суд с административным иском к Министерству внутренних дел по Удмуртской Республике о признании действий должностных лиц МВД по УР, выразившихся в содержании его в металлической клетке во время судебного процесса при рассмотрении в отношении него Устиновским районным судом г. Ижевска Удмуртской Республики уголовного дела № до момента вынесения приговора, незаконными и нарушающими права человека и человеческое достоинство. Также просил взыскать справедливую компенсацию в размере 840000 рублей за нарушение его прав.

Требования мотивированы тем, что на протяжении рассмотрения указанного уголовного дела Н.С.В. находился в зале суда в металлической клетке, что является нарушением прав административного истца и посягательством на человеческое достоинство, противоречит положениям ст.

3 Конвенции «О защите прав человека и основных свобод», ст. 7 Международного Пакта о гражданских и политических правах, гарантированных также ст.

21 Конституции РФ, и послужило основанием для обращения в суд с настоящим административным иском о признании действий должностных лиц ответчика незаконными и назначении справедливой компенсации в размере 840000 рублей.

В ходе судебного разбирательства к участию в деле в качестве административного ответчика привлечено Министерство внутренних дел Российской Федерации.

Административный истец, участвовавший в судебном заседании посредством видеоконференц-связи, в порядке, определённом ч. 1 ст.

142 КАС РФ, административный иск поддержал, пояснил, что на протяжении рассмотрения уголовного дела Устиновским районным судом УР в период с мая 2013 по 16 сентября 2013 года сотрудники административного ответчика закрывали его, как подсудимого по данному уголовному делу, в зале суда в металлической клетке на период судебных заседаний, что нарушает его права, установленные ст.

21 Конституции РФ и международными актами. Считает, что любое подобное сооружение, будь она выполнена из стекла, дерева или металла, в любом случае нарушает человеческое достоинство.

За нарушение его прав и незаконные условия содержания под стражей в указанный период, выразившееся в вышеназванных действиях, просит выплатить справедливую компенсацию в виде денежной суммы, эквивалентной 10000 евро, что на момент подачи административного иска составляло 840000 рублей.

Административный истец считает совершенные в отношении него действия унижающими его человеческое достоинство, а заявленную компенсацию — разумной за нарушение его прав. При этом, указал, что данная компенсация не является компенсацией морального вреда, а носит характер возмещения за нарушение его прав, как осужденного. Также административный истец указал, что предусмотренный ч. 1 ст. 219 КАС РФ, срок обращения с настоящим административным иском им не пропущен, поскольку о нарушении своего права он узнал, прочитав журнал «Уголовное право» № 11 от ноября 2021 г.

Представитель административных ответчиков МВД по Удмуртской Республике и МВД России Ш.Е.В. административный иск не признал, пояснил, что содержание обвиняемых, подсудимых в залах судебных заседаний установлено действующим законодательством за металлическим ограждением.

Данные положения утверждены, в том числе приказом Управления судебного департамента при Верховном суде РФ. В связи с этим, нарушений прав административного истца не допущено. Кроме того, указал, что административным истцом пропущен срок обращения в суд с административным иском, установленный ст. 219 КАС РФ.

Поддержал доводы, изложенные в письменных возражениях.

Рассмотрев административное исковое заявление, заслушав объяснения административного истца, доводы представителя административных ответчиков, изучив материалы дела, суд считает административные исковые требования не подлежащими удовлетворению.

Как установлено ст. 21 Конституции РФ достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам.

Клеткам не место в судах

14 ноября 2018 г. 16:42

В Государственную Думу поступил законопроект о запрете помещать подозреваемых, обвиняемых, подсудимых в металлические клетки или стеклянные кабины в зале суда

Законопроект зарегистрирован в Государственной Думе ФС РФ и направлен председателю Государственной Думы 14 ноября. Документ внесен членами Совета Федерации А.А. Клишасом, А.И. Александровым, А.Д. Башкиным, Л.Н. Боковой и А.А. Салпагаровым.

Его авторы отмечают, что помещение подозреваемых, обвиняемых, подсудимых в защитные кабины в залах судебных заседаний негативно сказывается на реализации права на получение квалифицированной юридической помощи и является нарушением ст.

3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Проект федерального закона № 587542-7 предлагает дополнить ст. 9 «Уважение чести и достоинства личности» УПК РФ пунктом 3 следующего содержания: «Запрещается помещать подозреваемых, обвиняемых или подсудимых в защитные кабины в процессуальной зоне залов судебных заседаний, а также использовать иные конструкции, препятствующие общению указанных лиц с адвокатом (защитником).».

Как говорится в пояснительной записке к документу, он направлен на гуманизацию отношения к подсудимым, подозреваемым и обвиняемым в ходе судебных заседаний.

Авторы отмечают, что подозреваемый, обвиняемый или подсудимый, помещенный в защитную кабину, физически и психологически изолирован от судебного заседания.

В первую очередь это отрицательно сказывается на реализации его права на получение квалифицированной юридической помощи, поскольку контакт с защитником существенно затруднен.

Предлагаемая новелла обосновывается и позицией Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), который считает, что само по себе содержание подсудимого в металлической клетке в зале суда является «объективно унизительным», не соответствует нормам цивилизованного поведения в демократическом обществе, является унижением человеческого достоинства и нарушает ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (постановление Большой палаты ЕСПЧ от 17 июля 2014 г. № 32541/08 и 43441/08 «Свинаренко и Сляднев против России»). Данная норма Конвенции устанавливает запрет на применение пыток, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание.

Принятие закона потребует внесения изменений в ряд действующих нормативных актов. Среди них «Наставление по служебной деятельности изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел, подразделений охраны и конвоирования подозреваемых и обвиняемых» (утверждено приказом МВД России № 140дсп от 7 марта 2006 г.).

Его планируют изменить в части правил размещения подозреваемых, обвиняемых и подсудимых в процессуальной зоне залов судебных заседаний. Также должна измениться редакция правил «СП 152.13330.2012. Свод правил. Здания судов общей юрисдикции. Правила проектирования» (утверждены 25 декабря 2012 г.

приказом Госстроя Российской Федерации) в части оборудования процессуальной зоны залов судебных заседаний по уголовным делам. 

Сергей Гусев