Новое

Соглашение рф и сша

  • Tinkoff Private Talks
  • СИДН

К чему готовиться инвестору

Специалисты по налоговому консультированию Tinkoff Private совместно с аудиторской компанией Камертон рассказывают, как инвестору подготовиться к возможной приостановке соглашений об избежании двойного налогообложения с недружественными государствами.

В середине марта Минфин и МИД России обратились к президенту с предложением приостановить действие соглашений об избежании двойного налогообложения (СИДН) с недружественными государствами. Данная мера предлагается в качестве ответа на односторонние ограничительные меры, введенные в отношении России.

Заморозка СИДН может последовать после издания соответствующего президентского указа. Ведомства предлагают приостановить действие соглашений до момента снятия ограничений, принятых недружественными государствами.

Сегодня в России действуют 82 СИДН, из которых 39 — с недружественными странами. Проблема в том, что именно на них приходится большая часть наиболее популярных среди инвесторов активов.

Соглашение рф и сшаСоглашение рф и сшаСоглашение рф и сшаСоглашение рф и сшаСоглашение рф и сшаСоглашение рф и сшаСоглашение рф и сша

Великобритания (включая коронные владения Британской короны и Британские заморские территории)

Соглашение рф и сшаСоглашение рф и сша

Мы исходим из того, что страны, соглашения с которыми будут приостановлены, могут пойти на аналогичный шаг. Некоторые из стран (например, Дания) уже объявили о намерении приостановить СИДН с Россией со своей стороны.

Что это значит для инвестора

Российским инвесторам наличие СИДН позволяет не платить подоходный налог дважды: в России и в стране извлечения дохода.

Статья 232 Налогового кодекса РФ дает возможность зачесть в России налог, уплаченный в другом государстве. Это позволяет не увеличивать налоговую нагрузку и более эффективно распоряжаться капиталом.

Например, вы получаете дивиденды по акциям американской компании

Между Россией и США действует соглашение об избежании двойного налогообложения.

При наличии СИДН и заполнении формы W-8BEN

Эффективная налоговая нагрузка на дивиденды составит 13% или 15%:

  • 10% удержит налоговый агент для США;
  • еще 3% или 5% (с учетом прогрессивной налоговой ставки по НДФЛ) необходимо доплатить в России.

В случае приостановки действия СИДН 

Налоговая нагрузка составит 43% или 45%:

  • 30% удержит налоговый агент для США;
  • еще 13% или 15% налогоплательщик самостоятельно доплатит в российский бюджет.

Как определить налоговую нагрузку

Чтобы определить, какие налоги и в каком государстве придется уплатить, нужно ответить на три вопроса.

А именно: налоговый резидент какого государства получает доход? В каждой стране действуют свои критерии для определения налогового резидентства.

В России налоговым резидентом считается физическое лицо, находящееся на территории страны не менее 183 календарных дней в году.

Резидент какой страны выплачивает доход? Например, если американская компания выплачивает дивиденды налоговому резиденту РФ, то налог у источника в США будет удержан налоговым агентом и уплачен в бюджет США при осуществлении выплаты.

Это значит, что теперь тщательнее придется выбирать юрисдикцию компании — источника выплаты дохода (любого: от ценных бумаг, недвижимости или доли в компаниях), сверяясь со списком действующих соглашений об избежании двойного налогообложения.

Дивиденды, проценты, роялти, арендный доход и так далее — для разных видов дохода в каждом государстве действуют свои налоговые ставки. Кроме того, определенные виды дохода могут освобождаться от налогообложения у источника выплаты.

https://www.youtube.com/watch?v=G_5FB_J2Qog\u0026pp=ygUj0KHQvtCz0LvQsNGI0LXQvdC40LUg0YDRhCDQuCDRgdGI0LA%3D

Как видно из таблицы, приостановка действия СИДН может существенно увеличить налоговую нагрузку по многим видам дохода, что, в свою очередь, снижает эффективность инвестиций. Однако по некоторым видам дохода налоговая нагрузка не меняется в силу локального законодательства. Как, например, в случае с Кипром, где доход от продажи ценных бумаг освобождается от налогообложения.

Инвесторам важно помнить, что на налоговую нагрузку влияет не место хранения активов, а юрисдикция источника выплат. Банк может быть швейцарским, но активы на счетах — американскими. Это значит, что источником выплаты в данном случае будут США, а не Швейцария.

Какие ограничения уже есть

Во многих европейских банках действуют ограничения на открытие счетов для резидентов России. Нередко даже для сохранения уже открытых счетов от клиентов требуют предъявления документов, подтверждающих разрыв связи с Россией.

Это могут быть:

  • вид на жительство или ПМЖ в другой стране;
  • подтвержденный статус налогового резидента другой страны;
  • договор аренды или квитанции об оплате коммунальных услуг как подтверждение фактического проживания в другом государстве.

Также существуют барьеры в валютном законодательстве России. Например, из-за того, что Швейцария прекратила обмен финансовой информацией с РФ, на счета в швейцарских банках фактически можно зачислять только доход в виде процентов по депозитам. В противном случае инвестору начислят штраф в размере 20—40% от суммы операции.

Как минимизировать риски при заморозке соглашения об избежании двойного налогообложения

Данная стратегия подразумевает смену фактического нахождения и налогового резидентства на страну с обширным списком действующих СИДН, куда входили бы страны, в которые вы планируете инвестировать. Это могут быть:

  • ОАЭ
  1. Кипр
  • Мальта

Получить статус налогового резидента в этих странах можно после 60—90 дней пребывания. При этом необходимо подтвердить возможность проживать в стране дольше, а также лишиться статуса налогового резидента другого государства.

Такой подход позволит снизить налоговую нагрузку, однако среди его минусов — необходимость фактически проживать на территории другого государства.

Второй вариант — это инвестирование в Россию и дружественные страны. 

Такой подход позволит убрать негативный эффект от заморозки СИДН, но ограничит инвестора в выборе инструментов.

Стратегия заключается в создании контролируемой иностранной компании (КИК) в дружественной юрисдикции, которая сможет от своего лица приобретать активы в недружественных странах и получать доход.

Контролируемая иностранная компания — эффективный инструмент налогового планирования, который, помимо решения проблемы с СИДН, позволяет избежать налога из-за валютной переоценки (пересчета инвестиционного результата в рублевый эквивалент для определения налога).

Но на создание и содержание контролируемой иностранной компании придется запланировать бюджет, который будет зависеть от юрисдикции, предполагаемой деятельности, количества акционеров и других факторов. Кроме того, создание контролируемой иностранной компании требует подачи налоговых уведомлений в ФНС, а в определенных случаях с прибыли компании придется уплатить НДФЛ.

  • Таким образом, для инвесторов с небольшим портфелем КИК может быть нецелесообразным решением.
  • Однако для инвесторов с портфелем от $1 млн с доходностью около 3% КИК остается полезным инструментом, если они намерены инвестировать в недружественные страны.

С цифровым private banking Тинькофф это возможно. На связи в мобильном приложении — налоговые консультанты и юристы с многолетним опытом сопровождения клиентов по всему миру.

Наши специалисты оказывают комплексную поддержку в вопросах налогового планирования, смены налогового резидентства и сопровождения КИК.

ДСНВ: какие договоры между Россией и США в сфере безопасности продолжают действовать

Договор о стратегических наступательных вооружениях (ДСНВ) между Россией и США, по сути, обречен.

Это следует из заместителя министра иностранных дел РФ Сергея Рябкова, оценившего шансы на восстановление действия этого ключевого для российско-американских отношений соглашения как небольшие.

«Ъ» решил провести инвентаризацию двусторонних договоренностей в сфере стратегической стабильности, которые останутся в силе и после краха ДСНВ. Таковых обнаружилось немало, хотя о полноценной замене утративших силу или парализованных договоров речи не идет.

Наследие прошлого

«Договор не умер, но он на интенсивной терапии» — так в минувшую среду в эфире радио Sputnik о ДСНВ высказался замглавы МИД РФ Сергей Рябков.

Напомним, 28 февраля президент РФ Владимир Путин подписал закон, приостанавливающий участие России в этом двустороннем договоре.

Это решение власти РФ обосновали двумя причинами: тем, что США существенным образом нарушают ДСНВ, и тем, что обстоятельства коренным образом изменились по сравнению с 2010 годом, когда он заключался.

США претензии России категорически отвергают и считают ее решение о приостановке участия в ДСНВ не имеющим законной силы.

Тем не менее 27 марта они проинформировали РФ о том, что более не будут предоставлять ей часть данных о своих ядерных силах, которые раньше передавались ими дважды в год в рамках договора.

При помощи этого шага администрация президента Джо Байдена надеется убедить Москву вернуться к его выполнению.

Соглашение рф и сша

Однако из Сергея Рябкова радио Sputnik следует, что эта ставка вряд ли сработает.

«С точки зрения гипотетического восстановления функционирования ДСНВ, то я не думаю, что шансы большие, если только США не продемонстрируют готовность к реальному изменению своего глубоко враждебного курса по отношению к России,— высказал он ключевое требование Москвы.— В противном случае договор обречен. Такова суровая реальность».

Официально срок действия ДСНВ истекает в феврале 2026 года. Но даже если ни одна из сторон в ближайшие три года не выйдет из него, толку от него будет не много.

Приостановка Россией участия в ДСНВ на практике означает, что она более не допускает американских инспекторов к осмотру своих военных объектов, не соглашается на проведение заседаний двусторонней консультативной комиссии по договору и не отправляет США данные о состоянии своих стратегических ядерных сил (ни те, которые предоставлялись раз в полгода, ни те, что передавались фактически на ежедневной основе).

Не исключено, что через какое-то время США тоже совсем перестанут направлять России какие-либо данные в рамках ДСНВ: американские официальные лица на это уже намекают. В таком случае договор можно будет назвать фактически недействующим.

https://www.youtube.com/watch?v=G_5FB_J2Qog\u0026pp=YAHIAQE%3D

Приостанавливая свое участие в ДСНВ, Россия при этом объявила о готовности «на добровольной основе» и далее придерживаться количественных ограничений, предусмотренных ДСНВ, а также продолжать заранее уведомлять США о пусках своих баллистических ракет.

Но если первое и правда можно назвать «добровольным жестом», то второе соответствует обязательствам России в рамках соглашения с США от 31 мая 1988 года «Об уведомлениях о пусках межконтинентальных баллистических ракет и баллистических ракет подводных лодок».

Подписывал его в свое время Советский Союз, но Россия как его правопреемница тоже обязана его исполнять.

«Ъ» решил проинвентаризировать, какие договоренности в сфере стратегической стабильности между Москвой и Вашингтоном остаются в силе после фактического краха ДСНВ. К этой категории можно отнести пять ключевых соглашений. Все они были подписаны еще Советским Союзом, но формально продолжают действовать.

1. Соглашение между СССР и США о мерах по уменьшению опасности возникновения ядерной войны от 30 сентября 1971 года

Суть: в соглашении, которое стало одним из первых символов разрядки отношений между Москвой и Вашингтоном, говорится об «опустошительных последствиях, которые имела бы для всего человечества ядерная война».

Для ее предотвращения СССР и США обязывались «приложить все усилия, включая меры по предупреждению случайного или несанкционированного применения ядерного оружия».

В рамках этого бессрочного документа стороны среди прочего договорились: немедленно уведомлять друг друга в случае несанкционированного, случайного или иного необъясненного инцидента, связанного с возможным взрывом ядерного оружия; уведомлять друг друга при обнаружении неопознанных объектов системами предупреждения о ракетном нападении или при появлении помех этим системам; заблаговременно уведомлять другую сторону о запланированных пусках ракет, если они производятся за пределами ее территории в направлении другой стороны. В соглашении также прописан порядок обмена информацией в случае инцидентов (прежде всего, для этого предполагалось использовать созданную в 1963 году прямую линию связи между правительствами двух стран).

2. Соглашение между СССР и США о предотвращении ядерной войны от 22 июня 1973 года

Соглашение рф и сша

Суть: в рамках этого соглашения, подписанного в ходе визита Леонида Брежнева в Вашингтон, стороны обещали «действовать так, чтобы предотвратить возникновение ситуаций, способных вызвать опасное обострение их отношений, избежать военных конфронтаций и исключить возникновение ядерной войны между ними».

Среди прочего они обязались не угрожать друг другу и союзникам друг друга применением силы.

А если в какой-то момент отношения между ними или между каждой из сторон и другими странами «будут выглядеть как влекущие риск ядерного конфликта», то, согласно документу, нужно будет «незамедлительно приступить к срочным консультациям друг с другом», с тем чтобы «предпринять все усилия для предотвращения этого риска». Это соглашение также формально остается в силе.

3. Соглашение между СССР и США о создании центров по уменьшению ядерной опасности от 15 сентября 1987 года

Суть: о создании таких центров Москва и Вашингтон договорились после инцидента 1983 года, когда из-за ложного срабатывания советской системы предупреждения о ракетном нападении мир едва вновь не оказался на грани ядерной войны.

Читайте также:  СКОЛЬКО РАЗ МОЖНО сдавать КРОВЬ

В подписанном четыре года спустя соглашении говорится о стремлении СССР и США «к уменьшению и в конечном итоге устранению опасности возникновения ядерной войны, в частности в результате ошибки, просчета или случайности».

Изначально предполагалось, что через новые центры — один был создан в Москве при Минобороны СССР, а второй в Вашингтоне при Пентагоне — стороны будут лишь уведомлять друг друга о запланированных пусках баллистических ракет, однако впоследствии круг их задач значительно расширился.

На российский Национальный центр по уменьшению ядерной опасности (НЦУЯО) была возложена задача по обеспечению выполнения международных обязательств России в сфере контроля над обычными и ядерными вооружениями (включая, кстати, ДСНВ).

Еще несколько лет назад в его компетенции находились вопросы выполнения 16 международных договоров и соглашений. В год российский НЦУЯО направлял своим иностранным партнерам до 1,5 тыс. уведомлений, в свою очередь получая от них от 5 тыс. до 6,5 тыс. уведомлений ежегодно. Соглашение 1987 года неоднократно обновлялось и действует до сих пор.

4. Соглашение между СССР и США об уведомлениях о пусках межконтинентальных баллистических ракет и баллистических ракет подводных лодок от 31 мая 1988 года

Соглашение рф и сша

Суть: это соглашение развивает предыдущее. Оно обязывает стороны через те самые Центры по уменьшению ядерной опасности не менее чем за 24 часа уведомлять друг друга о запланированных дате, районе пуска и районе падения боеголовок при любых пусках межконтинентальных баллистических ракет и баллистических ракет подводных лодок.

Впоследствии эти обязательства в более развернутом виде стали частью Договора между СССР и США о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1) 1991 года и его продолжений, включая ныне действующий ДСНВ (он же СНВ-3).

Теперь же с приостановкой Россией своего участия в ДСНВ Москва будет вновь уведомлять Вашингтон о пусках посредством соглашения 1988 года.

5. Соглашение между СССР и США о взаимных заблаговременных уведомлениях о крупных стратегических учениях от 23 сентября 1989 года

Суть: этот документ, как и два предыдущих, направлен на «уменьшение и в конечном итоге устранение опасности возникновения ядерной войны, в частности, в результате ошибочного истолкования, просчета или случайности». В рамках него стороны обязуются заблаговременно уведомлять друг друга о крупных учениях стратегических сил с участием тяжелых бомбардировщиков.

Как и в случае с соглашением о пусках, обязательства в рамках этого договора перетекли в СНВ-1 и последующие соглашения, включая ныне действующий ДСНВ. Однако, в отличие от готовности уведомлять о пусках баллистических ракет, власти РФ пока не говорили о намерении продолжать информировать США о крупных стратегических учениях после приостановки ими участия в ДСНВ.

Наряду с соглашениями, касающимися ядерных вооружений, есть ряд действующих соглашений, направленных на предотвращение инцидентов в целом.

https://www.youtube.com/watch?v=Wf0gnk6kJvE\u0026pp=ygUj0KHQvtCz0LvQsNGI0LXQvdC40LUg0YDRhCDQuCDRgdGI0LA%3D

К примеру, Соглашение между СССР и США о предотвращении инцидентов в открытом море и воздушном пространстве от 1972 года, а также Соглашение между СССР и США о предотвращении опасной военной деятельности 1989 года.

Помимо этого, Россия и США остаются связанными рядом многосторонних соглашений, таких как Договор о нераспространении ядерного оружия и Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (США его не ратифицировали, но придерживаются моратория на ядерные испытания).

Не замена

Эксперты тем не менее говорят, что полноценной заменой ДСНВ и другим распавшимся или парализованным за последние годы соглашениям в сфере контроля за вооружениями все эти документы считаться не могут.

«Главной целью ДСНВ, как и предыдущих российско-американских договоров по контролю над вооружениями, было предотвращение затратной гонки вооружений и организация арсеналов двух стран таким образом, чтобы ни у кого не было стимула нанести ядерный удар первым.

Помочь с этим соглашения 1970–1980-х годов не смогут»,— поясняет старший научный сотрудник Института ООН по исследованию проблем разоружения (Женева) Андрей Баклицкий.

Но их задача, по его словам, не менее важна: «Это снижение ядерных рисков, связанных с просчетами или неправильной интерпретацией действий другой стороны».

«Хотелось бы верить, что они сохранятся и что обе стороны по-прежнему не заинтересованы в том, чтобы их учебные пуски были приняты за ядерную атаку»,— отмечает эксперт.

Соглашение рф и сша

Научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, сооснователь проекта «Ватфор» Дмитрий Стефанович также подчеркивает, что все еще действующие российско-американские соглашения вряд ли можно считать «заменой» тем, что прекратили свое существование либо были приостановлены. «Вместе с тем они позволяют сохранить каналы и протоколы связи между соответствующими ведомствами и в целом условный «рабочий» режим в сфере стратегических рисков и даже отчасти контроля над вооружениями»,— уточняет он.

В свою очередь, исполнительный директор Ассоциации контроля над вооружениями (Arms Control Association, Вашингтон) Дэрил Кимбэлл также отмечает, что оставшиеся договоренности «крайне важны, но недостаточны для предотвращения наихудших сценариев в предстоящие месяцы и годы».

«После более чем десятилетнего ухудшения отношений и нерешительности в вопросах разоружения три крупнейшие ядерные державы — Россия, Соединенные Штаты и Китай — находятся на пороге неограниченной эры опасной ядерной конкуренции»,— предупреждает собеседник «Ъ».

Решение властей РФ о приостановке ДСНВ он называет «неудачным», напоминая: развал этого договора означает, что впервые с 1972 года не будет ограничений на два крупнейших в мире ядерных арсенала.

«Это означает, что Россия нарушает дух, если не букву статьи VI Договора о нераспространении ядерного оружия»,— уверен Дэрил Кимбэлл.

По его мнению, Россия и США — несмотря на все их разногласия в других сферах — должны договориться не увеличивать размер своих арсеналов до тех пор, пока они не согласуют новые рамки контроля над ядерными вооружениями, которые заменят ДСНВ.

«Кроме того, они должны совместно призвать Францию, Великобританию и Китай не увеличивать размеры своих более скромных, но все еще смертоносных арсеналов»,— убежден эксперт.

Линн Растен, вице-президент некоммерческой организации «Инициатива по уменьшению ядерной угрозы» (Nuclear Threat Initiative, Вашингтон), ранее занимавшая высокие посты в Белом доме, в беседе «Ъ» тоже отметила, что «особенно в нынешней напряженной ситуации некоторые соглашения о снижении рисков, которые остаются в силе, очень важны для предотвращения конфликтов и просчетов». «Обе страны подтвердили, что они будут продолжать предоставлять уведомления об испытательных пусках баллистических ракет в соответствии с соглашением между США и СССР 1988 года (которое было включено в ДСНВ путем ссылки).

Соглашение о предотвращении инцидентов на море является жизненно важным, как и Соглашение об уведомлении о крупных стратегических учениях,— говорит она.— Они призваны снизить вероятность неправильного толкования, просчетов и несчастных случаев за счет прозрачности военной деятельности с участием ядерных сил».

Чтобы избежать несчастных случаев, грубых ошибок и просчетов, все страны, обладающие ядерным оружием, должны, по мнению Линн Растен, также провести свои собственные проверки надежности ядерного арсенала, чтобы убедиться, что их ядерное оружие максимально защищено от киберугроз и что их внутренние системы и процедуры оптимизированы для снижения вероятности просчетов и аварий. «Такие обзоры могут проводиться независимо, но они могли бы привести и к совместным инициативам, таким как разработка норм и правил дорожного движения для предотвращения кибератак на ядерные системы»,— полагает она.

«Но в целом распад двусторонних соглашений о контроле над вооружениями вызывает глубокую озабоченность. Мы можем только надеяться, что обе стороны вспомнят уроки истории и признают, что они извлекают выгоду из взаимных ограничений, предсказуемости и прозрачности, которые дает контроль над вооружениями»,— заключила эксперт.

Елена Черненко

Что значит приостановка Россией Договора о СНВ — РБК

Россия приостанавливает участие в Договоре о СНВ. Причина — вовлеченность США в конфликт на Украине. Вашингтон призывает к диалогу «независимо от того, что происходит в мире». Какими будут последствия этого шага, разбирался РБК

Соглашение рф и сша

Владимир Путин на экране во время своего обращения к Федеральному собранию ( Алексей Павлишак / Reuters)

Как российский лидер объяснил приостановку участия в договоре

Россия приостанавливает свое участие в Договоре о сокращении стратегических наступательных вооружений (ДСНВ), заявил 21 февраля в послании Федеральному собранию президент Владимир Путин, подчеркнув, что Москва «не выходит из договора, нет, а именно приостанавливает свое участие».

Аргументируя это решение, он сослался на заявление НАТО о ДСНВ, которое альянс выпустил 3 февраля 2023 года. В нем он призвал Россию выполнять обязательства по договору — в частности, содействовать инспекциям и вернуться к работе Двусторонней консультативной комиссии (ДКК).

Путин заявил, что ситуация вокруг договора неразрывно связана с ситуацией на Украине. «Нам известно, что Запад прямо причастен к попыткам киевского режима нанести удары по базам нашей стратегической авиации.

Использованные для этого беспилотники были оснащены и модернизированы при содействии натовских специалистов. И вот теперь они хотят еще и осматривать наши оборонные объекты», — сказал президент России.

Он также сообщил, что неделю назад подписал указ о постановке на боевое дежурство новых стратегических комплексов наземного базирования.

По оценке Путина, своим заявлением «НАТО фактически сделало заявку на то, чтобы стать участником» ДСНВ. Чтобы возобновить работу в рамках договора, заявил президент, России важно понять, «на что все-таки претендуют такие страны Североатлантического альянса, как Франция и Великобритания» и как Москва будет «учитывать их стратегические арсеналы, то есть совокупный ударный потенциал альянса».

Договор о СНВ подписали в 2010 году в Праге президенты России и США Дмитрий Медведев и Барак Обама. Он вступил в силу в 2011 году.

Срок действия документа — десять лет, после этого его можно было продлить еще на пять, что Москва и Вашингтон сделали в феврале 2021 года. Таким образом, ДСНВ истекает в феврале 2026 года, после чего на смену ему должен был прийти новый документ.

На сегодня Договор о СНВ — единственное соглашение в сфере контроля над вооружениями, которое осталось между Россией и США.

  • Согласно договору, стороны сокращают число межконтинентальных баллистических ракет (МБР), баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ), их пусковых установок и боеголовок, а также тяжелых бомбардировщиков и их ядерных вооружений так, чтобы к 2018 году их число не превышало:
  • а) 700 для развернутых МБР, БРПЛ и тяжелых бомбардировщиков;
  • б) 1550 для зарядов на развернутых МБР, БРПЛ и ядерных зарядов, засчитываемых за развернутыми тяжелыми бомбардировщиками;
  • в) 800 для развернутых и неразвернутых пусковых установок МБР, пусковых установок БРПЛ, тяжелых бомбардировщиков.
  • Согласно ДСНВ, учреждается Двусторонняя консультативная комиссия, происходят взаимные инспекции на базах МБР, подводных лодках и авиационных базах.

В своей речи Путин обратил внимание, что у некоторых американских ядерных боеприпасов истекают гарантийные сроки, и теперь, заявил он, «некоторые деятели в Вашингтоне» задумываются о том, чтобы провести испытания своего ядерного оружия — в частности, новых его типов. О каких деятелях идет речь, президент не уточнил, но подчеркнул, что Минобороны и «Росатом» тоже должны подготовиться к таким испытаниям. «Первыми мы, разумеется, этого делать не будем, но если США проведут испытания, то и мы их проведем», — резюмировал он.

Читайте также:  Самостоятельный контролируемый выезд

Вечером 21 февраля МИД России опубликовал разъяснение российской позиции. Из него следует, что Москва продолжит соблюдать количественные ограничения по СНВ.

В ведомстве подчеркнули, что решение о приостановке «может быть обратимо» — для этого Вашингтон должен «проявить политическую волю, предпринять добросовестные усилия в целях общей деэскалации».

А до тех пор любые шаги Москвы навстречу США «абсолютно исключены», говорится в сообщении, где наряду с претензиями насчет договора приведены обвинения в развязывании против России «тотальной гибридной войны».

Что подразумевает приостановка ДСНВ

Такого понятия, как приостановка действия, договор не содержит — в нем оговорена только процедура выхода.

В пункте 3 статьи ХIV сказано, что одна из сторон может покинуть его, если она решит, что «связанные с содержанием настоящего Договора исключительные обстоятельства поставили под угрозу ее высшие интересы».

О своем решении она должна уведомить другую сторону, спустя три месяца после этого договор прекратит свое действие.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сообщил, что для приостановки участия требуется рассмотрение парламентом соответствующего документа. Путин такой документ внесет «оперативно», пообещал Песков.

Заявление о приостановке, а не о выходе указывает, что шанс возобновить действие договора еще есть, считают эксперты. «Еще остается возможность провести срочные консультации, выяснить претензии друг к другу, — отметил в беседе с РБК глава Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Алексей Арбатов.

 — Если они имеют в основном технический характер, то в принципе их можно очень быстро разрешить. Но мне кажется, не для этого вопрос был поставлен.

А для того, чтобы показать Западу, что его политика по украинскому конфликту Россию крайне не устраивает, и Россия использует все имеющиеся средства, чтобы это неудовольствие выразить, — в частности, в той области, где США действительно очень заинтересованы во взаимодействии с Россией».

«Очень заинтересованы» не значит «заинтересованы больше, чем Россия», отмечает эксперт, но для США этот договор является важным элементом безопасности наряду со многими другими, и для Москвы это, пожалуй, единственный рычаг давления на Вашингтон.

Конкретные условия возвращения России в договор пока не очень ясны — Путин скорее привел причины, почему страна участие в нем приостанавливает, считает старший научный сотрудник Института ООН по исследованию проблем разоружения Андрей Баклицкий: речь шла и о ядерных арсеналах Британии и Франции, и об атаке украинских сил против российских авиабаз, и о новых системах, которые США хотят инспектировать, что в условиях боевых действий, по мнению Москвы, недопустимо. По оценке эксперта, приостановка подразумевает прекращение не только инспекций и работы ДКК, но и обмена информацией и уведомлениями; но, судя по всему, Россия продолжит придерживаться прописанных в документе потолков СНВ — документ останется, просто без средств верификации.

«Это абсолютно политическое решение, поэтому точно такое же политическое решение может быть принято о возвращении к выполнению договора.

Другое дело, что, судя по всему, для этого нужны какие-то кардинальные изменения в отношениях России и США. И неочевидно, что эти изменения произойдут, — сказал РБК Баклицкий.

 — Становится понятно, что контроль над вооружениями больше никоим образом не отделен от общего контекста отношений между странами».

Как обстояли дела с инспекциями

Россия и США приостановили взаимные инспекции в 2020 году — тогда это было связано с пандемией COVID-19. Они так и не были возобновлены. Очередное заседание Двусторонней консультативной комиссии планировалось провести в начале декабря 2022 года в Каире, чтобы обсудить вопрос инспекций.

На нем настаивала американская сторона, у России был другой приоритет — выведение из-под действия договора части стратегических носителей США, которые Вашингтон обозначил как переоборудованные под неядерные миссии.

Встреча не состоялась — за день до начала сессии в Москве заявили, что «мероприятие переносится на более поздний срок». В комментарии по поводу отмены встречи официальный представитель МИДа Мария Захарова говорила об увязке консультаций с ходом конфликта на Украине.

По ее словам, «нужно иметь очень своеобразную логику, чтобы говорить России о сдержанности, транспарентности и предсказуемости в военных вопросах, одновременно помогая киевскому режиму убивать наших военных».

В Белом доме выразили сожаление, что консультации не состоялись, и заявили, что ДСНВ с ситуацией на Украине «не имеет ничего общего». Но в конце января Госдепартамент США впервые в истории обвинил Москву в нарушении ДСНВ из-за отказа разрешить инспекции и отклонения просьб о встрече для обсуждения вопросов соблюдения документа.

При этом обе стороны подчеркивали важность сохранения договора.

1 февраля Песков назвал договор «очень важным», обвинив США в «фактическом разрушении» договорно-правовой базы в сфере контроля над вооружениями, он сказал, что нужны «хоть какие-то намеки» на диалог об СНВ.

Вашингтон обошелся без намеков и прямо заявил: ДСНВ «по-прежнему отвечает интересам национальной безопасности Соединенных Штатов», и они «по-прежнему готовы к конструктивной работе с Россией для реализации договора в полной мере».

Говоря о сложностях с допуском российских специалистов на американские объекты, координатор по политике в оборонной сфере и контролю над вооружениями в Совете национальной безопасности Белого дома Кара Аберкромби 1 февраля заверила, что США делает «все возможное, чтобы устранить любые потенциальные препятствия для поездок россиян в Соединенные Штаты. Девять дней спустя заместитель госсекретаря США по контролю над вооружениями и международной безопасности Бонни Дженкинс вновь подтвердила, что «США крайне заинтересованы в возобновлении контактов с Россией» по этому вопросу и будут «искать способы» это сделать.

При чем здесь Великобритания и Франция

Заявление Путина о фактическом подключении к договору Великобритании и Франции напоминает ситуацию, которая сложилась во время консультаций о продлении ДСНВ в 2019–2020 годах. Тогда Москва имела дело с администрацией Дональда Трампа, которая требовала, чтобы в соглашении участвовал еще и Китай. Пекин такую возможность отвергал, и Москва склонять его к этому не собиралась.

Российские представители говорили, что к документу было бы неплохо подключить Лондон и Париж, но сильно не настаивали.

Тем более что для этого был ряд препятствий — от технической сложности при вовлечении новых стран в двусторонний документ до того, что число СНВ у Британии, Китая и Франции и так гораздо ниже, чем у России и США.

Поэтому Москва говорила, что учет арсеналов трех других ядерных держав возможен, но только уже в новом документе, который может прийти на смену ДСНВ.

По данным «Бюллетеня ученых-атомщиков», в 2021 году общее число ядерных зарядов в мире составляло 9,2 тыс. единиц, из которых 4,4 тыс. приходилось на Россию, 3,7 тыс. — на США, 350 — на Китай, 290 — на Францию, 180 — на Великобританию.

По оценке академика Арбатова, нынешняя ситуация зеркально повторяет требования США по подключению Пекина.

«С той только разницей, что Франция и Великобритания — это военные союзники США, а Китай не является военным союзником России», — отметил эксперт.

Российское требование присоединить Великобританию и Францию ставит вопрос о присоединении к договору Китая; если это будет непреложным условием, то договору можно будет сказать «до свидания», уверен Арбатов.

Баклицкий также обращает внимание на то, что те препятствия, которые были во время переговоров с Трампом, никуда не ушли.

«Ядерные арсеналы Франции и Великобритании разительно отличаются от арсеналов России и США. Они не прописаны в договоре, и ввести их туда без фактически переписывания документа невозможно.

Обновленный же документ также потребует ратификации в России и США», — отмечает эксперт.

Как на решение Москвы отреагировали на Западе

Генсекретарь НАТО Йенс Столтенберг сразу после заявления Владимира Путина обвинил Москву в нарушении ключевых договоров по разоружению в последние годы и заявил, что с нынешним решением «вся архитектура системы контроля над вооружениями разрушена». Он «настоятельно рекомендовал» России вернуться к соблюдению ДСНВ.

США в своей реакции были более сдержанны.

«Вы знаете, когда администрация [президента Джо Байдена] приступила к работе, мы продлили новый СНВ, потому что это явно отвечало интересам безопасности нашей страны и фактически интересам безопасности России», — сказал, отвечая на вопросы журналистов, госсекретарь Энтони Блинкен.

Он хотя и назвал решение Москвы безответственным и вызывающим сожаление, но все же отметил: Вашингтон готов обсуждать с Россией ограничение вооружений «в любое время независимо от того, что происходит в мире или в наших отношениях».

Когда применяется соглашение об избежании двойного налогообложения?

Вы писали несколько статей про налоги с иностранных дивидендов, налоги для нерезидентов и прочее. Я внимательно прочитал налоговые соглашения об избежании двойного налогообложения и другие документы, и у меня возник такой вопрос: может ли человек — налоговый нерезидент России применять налоговое соглашение с другой страной, в которой он тоже не считается налоговым резидентом?

Вот конкретный пример.

Петя уехал учиться в США по визе F-1. Для студентов с этой визой в налоговом законодательстве США предусмотрено исключение, по которому они не будут считаться налоговыми резидентами США первые 5 лет. Для этого надо подать форму 8843. Будем считать, что Петя не забывает подавать ее вовремя.

Петя — финансово грамотный студент, так что у него есть акции американских компаний, с которых он получает дивиденды.

По идее, он должен платить налог 30% в США, но он ссылается на статью 10 соглашения между РФ и США об избежании двойного налогообложения и платит только 10%.

Пока Петя жил в России, он доплачивал государству 3%, но поскольку теперь он находится в США уже свыше 183 дней, то в РФ он больше не налоговый резидент, так что в России с этих дивидендов он теперь не платит вообще ничего.

Среди моих знакомых есть два лагеря: большой и маленький.

Маленький лагерь считает так: в статье 4 соглашения есть определение резидента с точки зрения соглашения. Там написано, что резидентом России считается человек, который по какой-то причине должен платить в ней налоги. Но если он должен платить налоги только с дохода, полученного в России, то тогда он не резидент.

Петя — налоговый нерезидент в России согласно налоговому кодексу, так что он должен платить налоги в РФ только с российских доходов, а значит, он подпадает под исключение и не будет резидентом России по определению из соглашения.

Резидентом США он не является по той же причине, так что соглашение вообще никаким образом к нему не применяется.

Соответственно, в США он должен платить большие налоги только с доходов из США, а в России — тоже большие налоги, но только с доходов из РФ.

Большой лагерь думает так: в статье 4 соглашения написано, что налоговым резидентом России признается человек, который должен платить в РФ налоги по какой-то причине, но только если неверно, что единственная причина налогов — это доход из России.

Петя — гражданин России. И вообще у него тут семья, центр жизненных интересов и место постоянного проживания — собственная квартира, а в США он арендует. Так что у него много причин платить налоги в России. А налоговый кодекс тут вообще ни при чем, потому что соглашение имеет над ним приоритет.

Поэтому он резидент России по определению из соглашения, а значит, все делает правильно и с чистой совестью указывает в форме W-8BEN свой российский адрес, российский ИНН и ссылается на статью 10 соглашения.

А если бы он так не делал, то ему пришлось бы платить большие налоги или там, или там, но не одновременно: как-то это несправедливо.

На последнее возражение маленький лагерь отвечает, что эти соглашения созданы, чтобы избегать двойного, а не большого налогообложения.

Читайте также:  Приостановление мер взыскания

Я почему-то не нашел обсуждения этого, как мне кажется, довольно тонкого момента нигде в интернете. Помогите, пожалуйста, — рассудите спорщиков!

Когда одно государство заключает соглашение об избежании двойного налогообложения с другим государством, оно в первую очередь руководствуется не интересами отдельных граждан, а пользой для экономики.

Как сэкономить на налогах или не платить их вообщеРассказываем о законных способах в нашей рассылке дважды в неделю

Кто является лицом с постоянным местопребыванием, сказано в статье 4 соглашения:

«Для целей настоящего договора термин „лицо с постоянным местопребыванием в одном договаривающемся государстве“ означает любое лицо, которое по законам этого государства подлежит в нем налогообложению на основе своего местожительства, постоянного местопребывания, гражданства, места регистрации в качестве юридического лица или любого другого критерия аналогичного характера.

Однако этот термин не включает лицо, которое подлежит налогообложению в этом государстве только в отношении доходов из источников в этом государстве или расположенного там имущества».

Чтобы правильно истолковать статью, важно понимать, что определение термина «лицо с постоянным местопребыванием в одном договаривающемся государстве» — resident of a contracting state — дано только для целей соглашения. Эта норма не затрагивает национальное налоговое регулирование, например когда человек признается налоговым резидентом по российскому праву.

А понятие «лицо с постоянным местопребыванием» в соглашении нужно, чтобы определить круг лиц, доходы которых могут стать предметом двойного налогообложения.

Например, если по законам каждого из государств человек обязан уплачивать налоги только от источников дохода в этих государствах, то оно не признается лицом с постоянным местопребыванием в одной или обеих странах, и, соответственно, соглашение к нему не применяется. Это логично, ведь в отношении доходов такого лица никакого противоречия налоговых систем возникнуть не может — а значит, в соглашении об избежании двойного налогообложения нет нужды.

Все как раз наоборот: чтобы понять, будет ли Петя лицом с постоянным местопребыванием по смыслу соглашения, сначала необходимо определить, признается ли он резидентом по законодательству России и США. Без этого не получится сделать вывод о возможной угрозе двойного налогообложения.

Поскольку Петя получил учебную визу F-1, то по американским законам первые 5 лет жизни в США он, как правило, должен платить налоги только с доходов от источников в США.

В России он также должен будет платить налоги только с доходов от российских источников. При этом ставки налога будут определяться законами США и России.

Значит, выводы маленького лагеря верны: с доходов, полученных в России и США, Пете придется платить большие налоги в каждой из этих стран.

В примере с Петей ни одно из государств не облагает налогом его доходы от источников за границей. Поэтому отсылки большого лагеря к центру жизненных интересов Пети и местонахождению Петиной квартиры неправильны.

Таким образом, Петя должен будет платить в США налоги с доходов из США, а в России — с доходов из России. При определении ставок налогов положения соглашения учитываться не будут.

Есть ли шанс договориться по ПРО?

После выхода США из Договора по ПРО в 2002 г. фактор противоракетной обороны со временем стал одной из причин военно-политической напряженности в отношениях между Россией и США.

Официальные российские представители не раз обращались к проблеме ПРО, заявляя о возникновении угрозы потенциалу сдерживания России и о необходимости принятия дополнительных мер по преодолению систем противоракетной обороны.

Все это предопределило возвращение данной проблемы в разряд наиболее актуальных тем в области контроля над вооружениями.

Несмотря на довольно частое обращение в политическом дискурсе к тематике ПРО, пока нет свидетельств того, что Россия и США приблизились к компромиссному решению относительно ограничений в этой области (если с американской стороны существенные ограничения по ПРО вообще будут приемлемы). Представляется несколько сценариев решения этого вопроса в краткосрочной и среднесрочной перспективах.

Первый вариант и, пожалуй, наименее вероятный — возвращение к Договору по ПРО 1972 г. (и к Протоколу к нему 1974 г., который установил один район развертывания в 100 ед.).

Для восстановления подобного договорного режима понадобится не только беспрецедентно высокий уровень доверия и максимально благоприятный политический климат, но и серьезное изменение программ и архитектуры систем ПРО/ПВО обеих сторон.

Второй вариант, требующий менее кардинальных подвижек в позициях сторон и изменений в программных разработках, — обновленный договор с согласованием допустимых количественных и технических характеристик с учетом технологических изменений и новых политико-стратегических условий.

И наконец, третий, наиболее «мягкий» и потому наиболее вероятный сценарный вариант — переход к регулярному обмену планами с необходимостью уведомлений об изменениях в развитии и развертывании систем ПРО/ПВО сторон на ближайшие 10–15 лет.

Можно предположить, что совместное заявление об обмене информацией станет отправной точкой к более серьезному и поддающейся проверке соглашению (первый или второй вариант) с дальнейшей перспективой возобновления российско-американского сотрудничества по ПРО ТВД и реанимации проекта Центра обмена данными.

Совместные проекты в этой области позволят не только смягчить российское негативное восприятие систем ПРО США, но и в широком плане более эффективно выстроить защиту от вероятных ракетно-ядерных угроз со стороны третьих стран.

Так, Центр обмена данными при его должной работе можно в последующем трансформировать в Многосторонний центр глобального мониторинга о пусках ракет в реальном масштабе времени.

Очевидно, что предлагаемые (как и любые иные) договоренности будет достаточно сложно согласовать без создания устойчивых каналов регулярной коммуникации между представителями политических, военных и экспертных кругов России и США. Именно об этом свидетельствует полувековая практика подготовки и проведения переговоров по ограничению и сокращению вооружений.

После выхода США из Договора по ПРО в 2002 г. фактор противоракетной обороны со временем стал одной из причин военно-политической напряженности в отношениях между Россией и США.

Официальные российские представители не раз обращались к проблеме ПРО, заявляя о возникновении угрозы потенциалу сдерживания России [1] и о необходимости принятия дополнительных мер по преодолению систем противоракетной обороны.

Все это предопределило возвращение данной проблемы в разряд наиболее актуальных тем в области контроля над вооружениями.

Однако официальная риторика, сопровождавшая в свое время слом Договора по ПРО, была на удивление довольно сдержанной. В декабре 2001 г. глава республиканской администрации, президент США Дж. Буш. мл.

в своем заявлении о выходе из Договора подчеркнул: «Сегодняшняя Россия — нам не враг, а страна переходного периода, имеющая возможность стать великой, демократической страной…».

При этом официальная линия Вашингтона не исключала построения партнерских отношений с «новой Россией» для того, чтобы «противостоять современным угрозам и использовать современные возможности». Россия, со своей стороны, достаточно спокойно отреагировала на решение американских властей. Президент России В.

Путин заявил, что «принятое Президентом США решение не создает угрозы национальной безопасности Российской Федерации», в том числе и потому, что «Россия, так же как и США, в отличие от других ядерных держав, давно располагает эффективной системой преодоления противоракетной обороны».

Более того, прекращение действия Договора по ПРО в первые годы существенным образом не повлияло на российско-американское сотрудничество в этой чувствительной для сторон области. Учения по противоракетной обороне театра военных действий (ПРО ТВД) по линии Россия — США — НАТО продолжались вплоть до 2008 г.

[2], а от конкретных планов по расширению сотрудничества (например, проект Центра обмена данными) стороны не планировали отказываться.

Лишь по прошествии 16 лет Москва сообщила, что выход США из Договора по ПРО послужил стимулом для разработки и постановки на боевое дежурство новейших стратегических наступательных вооружений России «с потенциалом преодоления даже перспективных систем ПРО».

Украинский кризис 2014 г. придал новый импульс процессу очередного ухудшения российско-американских отношений.

Серьезно обострилась ситуация и в области контроля над вооружениями — отмечался рост взаимных претензий относительно соблюдения значимых договоров. Одним из итогов развития этих негативных тенденций стал односторонний выход США при руководстве Д.

Трампа из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) в 2019 г. и Договора по открытому небу (ДОН) в 2020 г.

С приходом демократа Дж. Байдена на пост президента США возродились надежды на ревитализацию контроля над вооружениями, в том числе диалога по противоракетной обороне. Стоит напомнить, что в 2001 г. Дж.

Байден, будучи сенатором, выступил категорически против выхода США из Договора по ПРО, назвав этот шаг «серьезной ошибкой». По его мнению, администрация США не предоставила убедительных оснований для «отказа от Договора, который помогал сохранять мир в течение последних 30 лет».

Определенный оптимизм внушает и достаточно профессиональное понимание Дж. Байденом проблем контроля над вооружениями, полученное им благодаря продолжительному опыту работы при администрации Б. Обамы, что отличает нынешнего руководителя Белого дома от Д.

Трампа, который верил в неограниченные возможности защиты «от всех типов ракетных ударов». Кроме того, с приходом Дж. Байдена удалось спасти Договор СНВ-3 (Пражский ДСНВ), который традиционно увязывался со сдержанностью в области ПРО.

Несмотря на довольно частое обращение в политическом дискурсе к тематике ПРО, пока нет свидетельств того, что Россия и США приблизились к компромиссному решению относительно ограничений в этой области (если с американской стороны существенные ограничения по ПРО вообще будут приемлемы). Представляется несколько сценариев решения этого вопроса в краткосрочной и среднесрочной перспективах.

Первый вариант и, пожалуй, наименее вероятный — возвращение к Договору по ПРО 1972 г. (и к Протоколу к нему 1974 г., который установил один район развертывания в 100 ед.).

Для восстановления подобного договорного режима понадобится не только беспрецедентно высокий уровень доверия и максимально благоприятный политический климат, но и серьезное изменение программ и архитектуры систем ПРО/ПВО обеих сторон.

Соединенным Штатам, в первую очередь, необходимо будет изменить районы развертывания национальной ПРО — в настоящее время США имеют 44 противоракеты на базах Форт Грили и Ванденберг, которые не являются ни столицами государства, ни базами развертывания межконтинентальных баллистических ракет (МБР), как того требует Договор по ПРО.

Кроме этого, морские (Aegis) и мобильно-наземные (THAAD, PAC-3) системы противоракетной обороны США оказались бы под запретом Статьи V п. 1. [3] Договора по ПРО. Под действие этого договорного запрета также подпадают российские противоракеты заатмосферного перехвата для системы «Нудоль» и зенитно-ракетная система С-500, которые, кроме прочего, способны решать задачи по перехвату МБР.

Второй вариант, требующий менее кардинальных подвижек в позициях сторон и изменений в программных разработках, — обновленный договор с согласованием допустимых количественных и технических характеристик с учетом технологических изменений и новых политико-стратегических условий. Например, установление 200 ед.

развернутых стратегических ракет-перехватчиков с указанием нижнего предела скорости 5–5,5 км/с [4]. Таким образом, предельная скорость ракет-перехватчиков «разграничит» потенциал сдерживания, представленный в виде противоракет наземного базирования GBI с примерной скоростью 11 км/c (н.в. — 44 ед, планируется 64 ед. к 2023 г.

) и функцию обороны от «государств-изгоев», возложенную США на региональные системы Aegis, THAAD и PAC-3. При такой архитектуре соглашения и с учетом того, что самый быстрый американский тактический перехватчик имеет максимальную скорость до 4.5 км/c.

(Standard Missile-3 IIA), у США сохранятся законные возможности совершенствовать этот потенциал, и в то же время сторонам удастся распутать один из сложнейших узлов контроля над вооружениями.