Новое

Соглашение россия нидерланды

Соглашение россия нидерланды

Эмитенты с голландской регистрацией станут дороги для российских инвесторов с 2022 года из-за возвращения двойного налогообложения. Сколько на этом потеряют держатели активов?

Что происходит?

Соглашение Россия — Нидерланды об избежании двойного налогообложения перестанет действовать с наступлением января 2022 года.

В России дивиденды будут облагаться налогом по ставке 15%, а проценты и роялти — по ставке 20%. ФНС начнет взимать налог на прибыль от продажи акций и долей участия в недвижимом имуществе в России. Эти налоги не попадают под налоговый вычет и будут облагаться налогами дважды: в Нидерландах и России.

На Кипре, Мальте и в Люксембурге аналогичные соглашения остались в силе, но изменены условия по обложению — повышены ставки.

Ставка налогообложения процентов и дивидендов Было Стало
Обычная 13% 15%
Льготная 2—3% 5%

Льготной ставкой пользуются публичные компании, 15% акций которых находятся в свободном обращении, если они владеют не менее чем 15% в компании, которая платит дивиденды.

Почему разорвали соглашение?

В марте 2020 года президент России поручил обложить налогом в 15% доходы в виде дивидендов и процентов, переводимые на счета за рубежом. Это стало причиной корректировок соглашений об избежании двойного налогообложения с Кипром, Мальтой, Люксембургом и Нидерландами.

Свободы выбора эмитентов или инвесторов эти действия властей не нарушают: первые вправе выбрать место налоговой регистрации, вторые — во что вкладываться.

Олег Трошин, глава российской практики «Делойт» в СНГ по оказанию услуг в сфере налогообложения организациям финансового рынка, поясняет: «Изменения направлены лишь на то, чтобы в интересах бюджета России предотвратить вывод капитала за рубеж, однако напрямую не ограничивают такую возможность, то есть если кто-то собирается использовать иностранные компании для вывода капитала за рубеж, то такая возможность остается, но государство в таком случае требует уплатить повышенный налог».

Сколько собирали Россия и Нидерланды?

Новое двухстороннее налоговое соглашение между странами с высокой вероятностью появится, считает Сергей Нестеренко, старший советник Hill Consulting.

Из пояснительной записки к закону о денонсации соглашения с Нидерландами он приводит цифры по перечислениям из России за 2019 год. В виде дивидендов направлено 182,8 млрд рублей (с них удержан налог — 9,4 млрд рублей), в виде выплат по процентам — 157,06 млрд рублей (удержан налог — 12,5 млн рублей).

Выбор пользователей Банки.ру

«По дивидендам ставка теперь изменится с 5% на 15%, и в случае нового соглашения, и в случае его отсутствия. Тогда российские компании удержат уже не 9 миллиардов, а 27 миллиардов.

Если учесть, что «входящие» дивиденды (дивиденды, полученные голландскими компаниями от российских. — Прим. ред.

) на уровне нидерландской компании не облагаются налогом, то потери этих компаний составят 18 миллиардов рублей, или около 150 миллионов евро в год», — иллюстрирует Нестеренко.

Как инвесторы платить будут?

С отменой соглашения налоги на доходы от компаний, зарегистрированных в Нидерландах, россияне будут отчислять дважды. Один раз в России, один раз в самом королевстве.

Например, в 2020 году на акцию одной глобальной депозитарной расписки X5 Retail Group в течение года выплатил (двумя траншами) 184,58 рубля дивидендов. При отсутствии соглашения налогоплательщик РФ заплатит 28% налога на дивиденды, из них 15% в Нидерландах и 13% в России. То есть на руки он получит 132,9 рубля.

Если общий доход инвестора превысит 5 млн рублей, то он заплатит по 15% в бюджеты России и королевства.

«Российские брокеры не являются налоговыми агентами и не удерживают налоги по дивидендам, полученным от источников, которые находятся за пределами РФ (статья 214 НК РФ, подпункт 3 пункта 1 статьи 228 НК РФ). Налог удерживается в стране эмитента, по правилам и ставкам, которые приняты в данном иностранном государстве», — напоминает специалист по налогам «Открытие Брокер» Светлана Последовская.

https://www.youtube.com/watch?v=UDvA5OxRdl0\u0026pp=ygU20KHQvtCz0LvQsNGI0LXQvdC40LUg0YDQvtGB0YHQuNGPINC90LjQtNC10YDQu9Cw0L3QtNGL

Схема взимания налога, по словам юриста «КСК Групп» Андрея Трубицына, следующая:

  1. Иностранный эмитент самостоятельно удерживает налог при выплате дивидендов, до российского инвестора доходит сумма за вычетом налога.
  2. Российский инвестор заполняет до 30 апреля декларацию 3-НДФЛ по полученным дивидендам в предыдущем году, а затем уплачивает НДФЛ с полученных дивидендов.

????Fingram: как уплатить налоги по дивидендам от иностранных компаний

Налоговые резиденты — эмитенты с Мальты, Кипра, из Люксембурга, а также держатели их активов счастливо избегут дубля оплаты, но перечислять в бюджет станут больше: не 13%, а 15%.

Что будет с доходами по акциям голландских эмитентов российского происхождения?

В рядах голландских эмитентов российского происхождения Gazprom International, Svyaznoy N.V., X5 Retail Group, Yandex, Veon (материнская компания «Билайна»).

При грубом подсчете, с отменой налогового соглашения их издержки могут вырасти на 10%, прикидывает Ирина Шамраева.

Большинство опрошенных Банки.ру налоговых юристов полагает, что увеличение налоговой нагрузки негативно скажется на финансовом положении компаний, что приведет к падению стоимости их акций.

Конкретный ущерб для компании от межгосударственного разрыва договоренностей будет зависеть и от модели ее развития.

«Так, компанию Yandex, которая исторически не выплачивает дивиденды, денонсация соглашения коснется меньше, чем компанию Х5 Retail Group, — рассуждает Андрей Трубицын. — X5 ежегодно направляет 30—40 миллиардов рублей на выплату дивидендов.

Таким образом, решение о смене регистрации будет зависеть от экономических последствий денонсации соглашения для конкретной компании».

Представитель X5 Group заявил Банки.ру, что сейчас группа изучает, как скажется на ней разрыв соглашения.

На выплаты акционерам 2021 года этот фактор не повлияет, в дальнейшем же бизнес X5 может оказаться в неравных условиях в сравнении с другими публичными компаниями, что зарегистрированы на Кипре, в Германии и Франции.

«Мы рассчитываем, что негативные последствия такого развития событий для публичных компаний могут быть нивелированы на законодательном уровне. И в этом случае негативных последствий для группы мы не ожидаем», — уточняет собеседник Банки.ру.

Минфин России ранее вел речь о поддержке таких компаний: для этого в Налоговый кодекс собирались внести специальные льготы для них, вспоминает Габил Абдурахманзаде, старший юрист Guskov & Associates.

Что будет с акциями на ИИС?

В отношении ИИС привязка к налоговому соглашению отсутствует, поясняет Ирина Шамраева, партнер FP Wealth Solutions. «Вычет по таким бумагам работать должен, если выполняются необходимые для него условия. Условия получения вычета не изменятся в связи с отменой соглашения», — резюмирует она.

Можно ли будет сменить «прописку»?

Можно, но это стоит дорого. Если публичная компания решится на смену «налоговой прописки», то это ей может дорого обойтись. Налог на выход составляет 25% суммы условной продажи всех ее активов, если она превышает 245 тыс. евро (если меньше, то 15%). К этому добавляется оплата налоговых, юридических и аудиторских специалистов для сопровождения процесса переезда. Он может занять до года.

Более того, есть значительный риск, что компанию заподозрят в попытке сэкономить на налогах, тогда могут быть претензии со стороны России (страны происхождения), Нидерландов (страны регистрации), а также у принимающей страны. Каждое государство проверит обоснованность переезда.

А вот Россия заранее озаботилась данным вопросом возможного возвращения компаний-эмитентов на историческую родину. Специальные административные районы (САР) — на островах Русском (в Приморье) и Октябрьском (в Калининградской области).

Там компании и дальше смогут использовать льготные ставки по дивидендам.

«Однако данный инструмент подходит только крупным компаниям, так как для перехода необходимо осуществить инвестиции в САР в размере не менее 50 миллионов рублей», — предупреждает Габил Абдурахманзаде.

Что это значит для инвесторов?

Риск с отменой соглашения об избежании двойного налогообложения предугадать невозможно. Но он существует и затрагивает интересы эмитентов и инвесторов. Возможно, ситуация с Нидерландами научит участников фондового рынка учитывать и такое развитие событий, когда покупаешь актив.

https://www.youtube.com/watch?v=UDvA5OxRdl0\u0026pp=YAHIAQE%3D

Но если акции или другие виды ценных бумаг у вас уже на руках, то паниковать не стоит. Ведь крупные публичные компании заинтересованы в инвесторах и постараются максимально выполнить свои обязательства.

Что дальше?

Ожидается, что российский Минфин предложит изменить налоговые соглашения Гонконгу (специальному административному району КНР), Сингапуру и Швейцарии.

Елена СМИРНОВА, Banki.ru

Россия решила отказаться от налогового соглашения с Нидерландами — РБК

Налоги на вывод средств для российских резидентов в этой стране могут поднять до 15%. Ранее аналогичные соглашения были достигнуты с Кипром и Люксембургом. Ожидается, что ставку поднимут и для выплат на Мальте

Соглашение россия нидерланды

Рамиль Ситдиков / РИА Новости

Минфин России приступает к денонсации соглашения об избежании двойного налогообложения с Нидерландами. Об этом говорится в сообщении ведомства, поступившем в РБК.

Министерство провело переговоры с Амстердамом и предложило условия, аналогичные тем, которые ранее обговаривались с Кипром, Мальтой и Люксембургом. Речь идет об увеличении налога у источника до 15% в отношении дивидендов и процентов.

«Существующее налоговое соглашение с Нидерландами предусматривает достаточно привлекательные налоговые условия и позволяет выводить прибыль из России, уплачивая налог по эффективной ставке 2–3%. Тогда как соответствующая ставка в России в разы выше (например, для юридических лиц — 15% по дивидендам и 20% по процентам)», — говорится в сообщении Минфина.

Как отметили в ведомстве, многие российские компании воспользовались этим налоговым маневром для вывода процентов и дивидендов. Только в 2017 году объем таких выплат составил 457 млрд руб. Всего за предыдущие три года были выведены более 1,2 трлн руб.

Читайте также:  Развитие культуры в Санкт-Петербурге

Сейчас проект закона о денонсации готовится к внесению в Госдуму и проходит общественное обсуждение на портале проектов нормативных правовых актов. В случае одобрения законопроекта дополнительные средства, поступающие в бюджет, пойдут на выполнение социальных обязательств государства.

В Нидерландах зарегистрированы многие крупные российские компании, в том числе «Яндекс» и «ВымпелКом». В пресс-службах данных компаний отказались от комментариев.

В сентябре Россия и Кипр договорились повысить ставку налога на проценты и дивиденды до 15%. Изменения вступят в силу с 1 января 2021 года. Ранее налог на дивиденды для российских резидентов на Кипре можно было снизить до 5%, а ставку на проценты по займам — до 0%.

После этого российское правительство анонсировало аналогичный пересмотр двойного налогообложения с Мальтой. В августе вице-премьер Алексей Оверчук сообщил, что власти могут пересмотреть в пользу повышения ставки налоговые соглашения с Швейцарией и Гонконгом.

Где узнать о ночной жизни в Москве и Санкт-Петербурге

Нидерланды отказались последовать примеру Кипра

Соглашение россия нидерланды

Амстердам не пошел навстречу Москве в вопросах налогообложения / Анна Ратафьева / Ведомости

Министерство финансов объявило о начале разработки федерального законопроекта для денонсации соглашения об избежании двойного налогообложения с Нидерландами.

«Минфин России провел несколько раундов переговоров с минфином Королевства Нидерландов по внесению изменений в соглашение об избежании двойного налогообложения между странами в части увеличения налога у источника до 15% в отношении дивидендов и процентов, – говорится в сообщении российского министерства.

– Минфин предложил нидерландской стороне условия, аналогичные тем, которые были уже согласованы с Кипром, Люксембургом и Мальтой, однако переговоры не увенчались успехом».

Как отмечает Минфин, существующее налоговое соглашение с Нидерландами позволяет выводить прибыль из России, уплачивая налог по эффективной ставке в 2–3%, тогда как соответствующая ставка в России в разы выше: например, для юридических лиц – 15% по дивидендам и 20% по процентам. В результате в 2017 г. в Нидерланды в виде выплат процентов и дивидендов было выведено 457 млрд руб., в 2018 – более 412 млрд руб., а в 2019-м – более 339 млрд руб.

Напомним, 25 марта в ходе обращения к россиянам в связи с ситуацией, связанной с распространением новой коронавирусной инфекции, президент Владимир Путин поручил повысить налоги для прибыли и процентов, выплачиваемых за рубеж, до уровня ставок, которые работают внутри страны.

Если какая-то из стран будет против таких изменений, президент заявил о необходимости разрыва таких соглашений. С целью выполнения поручения президента Минфин инициировал пересмотр соглашений об избежании двойного налогообложения (СОИДН) с Кипром, Нидерландами, Мальтой и Люксембургом.

Всем этим странам были направлены предложения российской стороны по повышению налогов на дивиденды и проценты до 15%.

Кипр вначале отказался от таких условий, и российский Минфин заявил о разрыве СОИДН.

После чего Никосия пересмотрела свою позицию, соглашение было пересмотрено, а новые условия согласованы. Последующие переговоры с Мальтой и Люксембургом проходили не столь оживленно, и соглашения были достигнуты на условиях, аналогичных кипрским.

Однако эксперты указывают, что в переговорной позиции России с Нидерландами есть существенные отличия: старт разрыва соглашения с Кипром был устным, тогда как в отношении Голландии начата разработка федерального закона.

«Данный документ может не дойти до стадии рассмотрения Госдумой, – предупреждает заместитель руководителя практики «Международное право и налоги» «Лемчик, Крупский и партнеры» Антон Тарунтаев.

– Камнем преткновения может стать оценка регулирующего воздействия, так как финансовые выгоды РФ от денонсации СОИДН с Нидерландами не очевидны».

«Голландия гораздо менее чувствительна к возможным последствиям денонсации СОИДН, и такая угроза будет не очень весома в отношении голландской экономики, которая лишь в полтора раза меньше российской», – уточняет партнер «Кроу экспертизы» Рустам Вахитов.

Риски для России от разрыва СОИДН с Нидерландами достаточно высоки. «Например, российские налоговые органы не смогут воспользоваться механизмом обмена информацией, предусмотренным соглашением, – отмечает партнер департамента налогов и права Deloitte Наталья Кузнецова.

– Этот механизм очень широко используется российскими налоговыми органами в рамках проверок российских налогоплательщиков.

Также российские компании, инвестирующие за рубеж через холдинги в Нидерландах, будут подлежать более высокому налогообложению при распределении дивидендов из Нидерландов в Россию (ставка увеличится до 15% на дивиденды) и проч.

Многие российские компании, привлекавшие финансирование в нидерландских банках, столкнутся с более высокими налогами при выплате процентов (20% против 0% сейчас), что ляжет дополнительным бременем на российских заемщиков». 

Сейчас Нидерланды являются второй после Кипра юрисдикцией по количеству компаний, получающих дивиденды и проценты от российских организаций. «По данным базы СПАРК, в 2019 г. не менее 1250 российских компаний имели в составе своих акционеров голландские юридические лица», – подсчитал Тарунтаев.

Пострадать могут и российские компании с госучастием. «Разрыв СОИДН с Нидерландами может негативно сказаться на крупных российских группах, в том числе с государственным участием, – предупреждает партнер КПМГ в России и СНГ Александр Токарев.

– Как правило, эта страна используется для создания субхолдингов для инвестирования в иностранные активы.

Сегодня при распределении дивидендов от таких компаний в РФ применяется освобождение от налога на доходы у источника выплаты, но обязательным условием для его применения в Нидерландах является наличие СОИДН со страной получателя дохода.

После денонсации налогового соглашения освобождение больше не будет применяться. Это значит, что дивиденды будут облагаться 15%-ным налогом в Нидерландах. Для бизнеса это станет дополнительной нагрузкой, причем налоги будут уплачиваться в голландский бюджет, не в российский». 

В итоге разрыв СОИДН увеличит для российских компаний стоимость получения голландского финансирования и технологий на 20%, предупреждает Вахитов.

«Это приведет к кардинальному повышению налогового бремени безотносительно к тому, насколько нидерландские компании в действительности осуществляют декларируемый функционал – холдинга, финансовой компании или центра экспертиз по разработке и развитию нематериальных активов группы», – предупреждает партнер налоговой практики МЭФ PKF Геннадий Тимоничев.

Эксперты уверены, что в Минфине тоже полностью осознают возможные негативные последствия от денонсации СОИДН с Нидерландами, поэтому рекомендуют всем заинтересованным лицам дождаться дальнейшего развития событий. «Даже если соглашение будет отменено, это произойдет только с 2022 г.

, так как текст договора об избежании двойного налогообложения требует шестимесячного уведомления, да и в самой карточке законопроекта указано, что работа над ним продлится до весны 2021 г.», – успокаивает партнер практики международного налогообложения PwC в России Михаил Филинов.

Бизнес не добился смягчения эффекта от разрыва налогового соглашения с Нидерландами

Когда в декабре прошлого года Минфин объявил о начале подготовки законопроекта о денонсации соглашения об избежании двойного налогообложения с Нидерландами, для многих представителей российского бизнеса это стало ударом и грозило «катастрофой». Чтобы ее предотвратить, уже в апреле на площадке РСПП представители крупного бизнеса и профильные чиновники Минфина начали обсуждать, что делать, чтобы смягчить последствия разрыва для компаний. 

В результате появился список предложений с изменениями в Налоговый кодекс, который премьеру Михаилу Мишустину направила X5 Group — компания зарегистрирована в Нидерландах и собрала «консолидированную» позицию бизнеса, сказали Forbes два участника переговоров со стороны бизнеса и собеседник Forbes из числа налоговых консультантов, знающий об этом от одного из участников обсуждений. Forbes изучил эти предложения.  

X5 Group отказалась от комментариев, Forbes направил запрос в пресс-службу правительства, Минфина, РСПП и представителям премьер-министра Михаила Мишустина и первого вице-премьера Андрея Белоусова и ожидает ответа.

Россия начала переговоры с Нидерландами о пересмотре соглашения об избежании двойного налогообложения, которое предполагало повышение до 15% налога на дивиденды и доходы, еще в 2020 году.

К тому моменту России уже удалось договориться о налоговом повышении с Кипром, Мальтой и Люксембургом. Но с Нидерландами переговоры провалились.

В мае этого года представитель Минфина Нидерландов Ремко Раус говорил ТАСС, что Россия выдвигала слишком строгие требования по предоставлению преференций по налоговому соглашению, что негативно отразилось бы на нидерландских компаниях. 

В итоге уже в мае президент Владимир Путин подписал закон о денонсации соглашения. Оно перестанет действовать с 1 января 2022 года. И компании, в структуре которых есть бизнес в Нидерландах, будут вынуждены платить налог сразу в двух странах, по отдельным статьям налоговая нагрузка для них может вырасти в разы. 

Ставка налога на выплачиваемые в Нидерланды роялти вырастет с 0% до 20%, до 20% увеличатся и налоги с процентов по займам. Российские компании, которые получают от своих голландских компаний дивиденды, лишатся возможности не платить по ним налог и так далее. 

Что предложил бизнес и что не понравилось чиновникам 

Бизнес старался с помощью поправок в российский Налоговый кодекс сохранить для себя налоговую нагрузку, как если бы прежнее соглашение с Нидерландами оставалось в силе, или же добиться более низких налоговых ставок.

К примеру, прописать в Налоговом кодексе норму о единой ставке 5% для выплат дивидендов в адрес иностранных холдингов, акции которых обращаются на бирже, а также сохранить такую ставку для компаний, зарегистрированных в стране, с которой у России нет соглашения об избежании двойного налогообложения.

После денонсации соглашения эта ставка вырастет до 15% и больше, в зависимости от структуры компании. 

Еще одно предложение — установить единую ставку налога  5% на проценты по займам от иностранных публичных компаний (в противном случае они вырастут до 20% и выше). 

Еще бизнес попросил прописать в Налоговом кодексе льготы для еврооблигаций. Сейчас компании в зарубежных странах, с которыми есть соглашение об избежании двойного налогообложения, не платят налог с доходов, полученных по облигациям. От налога также освобождены проценты по заимствованиям от независимых кредиторов. 

Читайте также:  Срок оплаты работ

Но Минфин принял решение не поддерживать ни одно из предложений из списка, следует из письма министра финансов Антона Силуанова Путину и первому вице-премьеру Андрею Белоусову. «Внесение изменений в Налоговой кодекс РФ считаем нецелесообразным», — написал Силуанов (копия от 6 сентября есть у Forbes). 

Минфин пишет, что денонсация соглашения продиктована позицией Нидерландов в переговорах, которая имела «политические основания».

Но дело не только в этом — сами предложения бизнеса, говорится в письме,  противоречат одному из пунктов перечня поручений президента от 25 марта 2020 года — о требовании пересмотреть договоры России с другими странами об избежании двойного налогообложения, чтобы ставка налога в рамках этих соглашений была не менее 15%. 

Неожиданный отказ 

До сих пор Минфин шел навстречу бизнесу, в апреле, к примеру, заместитель министра финансов Алексей Сазанов заявил «Мы своих не бросим» в ответ на вопрос, как защитить российский бизнес в Нидерландах. «И даже первый вице-премьер Андрей Белоусов был не против компенсационных мер», — сказали Forbes два участника переговоров, и подтвердил консультант, знающий об этом от участника переговоров. 

Минфин и профильные чиновники правительства изменили свою позицию по поводу предложений со стороны российского бизнеса «буквально за один день», сказал Forbes один из участников переговоров.

«Диалог шел, я не был уверен, что одобрят все предложенные изменения в Налоговый кодекс, но мы рассчитывали, что очевидные вещи будут решены», — сказал еще один из участников переговоров бизнеса. Изменение позиции Минфина произошло «очень резко», добавляет он.

С чем связан такой неожиданный, по мнению переговорщиков от бизнеса, отказ, никто из собеседников Forbes не знает. 

Минфин в свою очередь выдвинул свои предложения по поддержке российского бизнеса после денонсации соглашения, сказал в конце августа замминистра финансов Алексей Сазанов.

Но они касались «русских офшоров» — специальных административных районов в Калининграде и на острове Русский, поясняет источник Forbes, знакомый с предложениями. Речь шла о возможных льготах для компаний, которые решат перерегистрироваться в этих «русских офшорах», добавил источник.

По словам собеседника Forbes в аппарате правительства, в кабмине еще нет окончательного решения о поддержке и о том, в какой форме она будет.

«Голландские налоговые ножницы»

У компаний, работающих в Нидерландах, может появиться еще одна проблема.

 Для бизнеса есть угроза и со стороны законодательства Нидерландов, где могут одобрить налог на нераспределенные дивиденды, говорит директор КПМГ по налоговому и юридическому консультированию Резида Валитова.

Подобный документ внесли на рассмотрение парламента Нидерландов в июле 2020 года. Цель законопроекта — ввести дополнительный налог на дивиденды в случае, если при реорганизации компания переведет нераспределенные дивиденды в другую юрисдикцию, сказала она. 

Пока неясно, может ли законопроект рассчитывать на парламентское большинство. Проблема актуальна, поскольку ряд российских групп [компаний] рассматривает возможность «переезда» из Нидерландов, говорит Валитова.

Законопроект подан оппозиционными партиями, его шансы на успех неочевидны, говорит Forbes партнер по международному налогообложению «Кроу Экспертиза» Рустам Вахитов.

«В любом случае компании, которые решили остаться, вряд ли будут делать реструктуризации после 1 января 2022 года, скорее всего, они дождутся нового налогового соглашения.

А те, кто уже реорганизуется, вряд ли будут затронуты этим обсуждаемым условным налогом на дивиденды», — считает он. 

При участии Елены Ганжур

Минфин решил разорвать соглашение по налогам с Нидерландами — Российская газета

Речь идет о доходах в виде дивидендов и процентов, выплачиваемых российским бенефициарам «через юрисдикцию, в которой расположены компании, самостоятельно не распоряжающиеся указанными доходами и через которые такие доходы проходят транзитом», говорится в уведомлении.

https://www.youtube.com/watch?v=aM5CQCre-Ds\u0026pp=ygU20KHQvtCz0LvQsNGI0LXQvdC40LUg0YDQvtGB0YHQuNGPINC90LjQtNC10YDQu9Cw0L3QtNGL

Минфин предложил Нидерландам те же условия, которые уже согласовал с Кипром, Люксембургом и Мальтой (повышение ставки до 15% с рядом исключений), однако контрпредложения Нидерландов предусматривали «сохранение отдельных каналов для вывода средств из страны», объясняет ведомство в своем сообщении причину запуска денонсации.

Соглашение с Нидерландами позволяет выводить прибыль из России, уплачивая налог по эффективной ставке в 2-3%.

В России ставка кратно выше — для юрлиц 15% по дивидендам и 20% по процентам, для физлиц-нерезидентов — 15%.

Эти ставки будут применяться к выводимым из России в Нидерланды доходам в случае денонсации соглашения, использование Нидерландов в качестве «транзитной» юрисдикции станет невыгодным.

«За время действия соглашения между Россией и Нидерландами этой юрисдикцией воспользовались многие российские компании, — отмечает Минфин. — В Нидерланды были выведены значительные ресурсы в виде выплат процентов и дивидендов. Так, в 2017 году объём таких выплат составил более 457 млрд рублей, в 2018 — более 412 млрд рублей, а в 2019 — более 339 млрд рублей».

Переговоры с Кипром на этот счет также сначала зашли в тупик: в августе Минфин начал денонсацию соглашения об избежании двойного налогообложения, заявив, что предложения кипрской стороны «размывают и делают недостижимым предполагаемый российской стороной эффект от принимаемых мер по поддержке национальной экономики и социальных программ, а также будут способствовать безналоговому выводу с территории РФ через кипрскую юрисдикцию значительных финансовых ресурсов российского происхождения».

После этого Россия и Кипр достаточно быстро согласовали изменения в соглашение, при этом был предусмотрен ряд исключений, когда не применяется ставка 15%. Так, она составит 5% для институциональных инвестиций и в определенных случаях для публичных компаний.

В марте президент России заявил, что все выплаты доходов в виде процентов и дивидендов, уходящие из России в офшорные юрисдикции, должны облагаться адекватным налогом — не менее 15%. С этой целью он поручил скорректировать соглашения об избежании двойного налогообложения со странами, через которые проходят значительные ресурсы российского происхождения.

Вернется ли Россия к двойному налогообложению с Нидерландами — новости Право.ру

Россия ведет переговоры с Нидерландами об изменении Соглашения об избежании двойного налогообложения (далее – Соглашение). Переговоры эти не могут похвастаться большими успехами.

С одной стороны, очевидно, что нидерландская сторона не готова принимать российскую позицию, основанную на протоколах к соглашениям с Кипром, Люксембургом и Мальтой. С другой стороны, у России нет какой-либо альтернативы подходу в этих протоколах.

Такая диспозиция заводит переговоры в тупик, а вслед за ними – и бизнес двух стран.

Попытка Минфина России ободрить диалог подготовкой законодательной почвы для денонсации Соглашения большого влияния на ход таких переговоров вряд ли окажет: сторонам остро требуется найти в планируемых изменениях общие интересы. Есть ли они и к каким поворотам в изменениях готовиться бизнесу?  

Почему Нидерланды?

Изменение Соглашения – результат выступления президента Российской Федерации В.В. Путина 25 марта 2020 г., в котором было сказано:

  • о необходимости повысить налогообложение дивидендов;
  • о борьбе с транзитным характером вывода такого дивидендного дохода. 

Правительству было поручено сначала определить страны, через которые таким «транзитом» проходит наибольшее количество денежных средств. 

Несколько стран были выбраны сразу – это Кипр, Мальта и Люксембург. Их общее соответствие поставленным задачам понятно, транзитный характер движения инвестиций через эти страны – достаточно распространенное явление, особенно если мы возьмем для примера Кипр.

Другое дело Нидерланды – голландская юрисдикция при всем ее «холдинговом» характере не может быть прямо отнесена к числу транзитных. Даже недавнее исследование МВФ подтвердило, что эта страна является одной из лидеров реальных прямых инвестиций.

Это подтверждает и статистика Банка России: колебания притока и оттока капитала в отношениях с Нидерландами почти отсутствуют, данная страна все время в плюсе, то есть ее инвестиции перекрывают отток денежных средств из России.

По Люксембургу и Кипру картина за последние пару лет прямо противоположная. 

Что же это означает? Как следует из сообщений Минфина России и выступления вице-премьера правительства Алексея Оверчука, Россия в первую очередь анализирует строку выбытия капитала, а не общий платежный баланс с соответствующей страной.

Тем самым не проводится анализ эффективности прямых инвестиций бизнеса из другой страны (в данном случае, Нидерландов), а значит, Россия де факто не хочет выхода капитала из страны здесь и сейчас, независимо от влияния этого фактора на будущие инвестиции.

Это в том числе объясняет потенциальное появление в перечне стран Швейцарии, с которой, правда, пока переговоры не начаты.

Почему позиция России непонятна?

Неясность позиции России объясняется ее двойственностью. Защищается цель сохранения капитала внутри страны, но в то же время выбираются лица, которые в исключительном порядке могут применять пониженные ставки, как будто только они могут гарантировать не использовать выведенные из России доходы в транзитных целях. 

В такой двойственной позиции каждая из сторон противоречит другой и мешает стране-партнеру (в данном случае, Нидерландам) правильно реагировать и предлагать взаимовыгодные решения.

Предложенные Россией в протоколах исключения по своей сути – упрощенные ограничения по применению льгот.

Соответствующая категория также есть в Многосторонней конвенции по выполнению мер, относящихся к налоговым соглашениям, в целях противодействия размыванию налоговой базы и выводу прибыли из-под налогообложения (далее – Многосторонняя конвенция), которая ратифицирована Российской Федерацией и начала действие в отношении ряда соглашений с 1 января 2021 года. 

Но в Многосторонней конвенции категории получателей, заслуживающие быть в списке исключений, иные – они гораздо шире и, что главное, везде есть существенная связь между получателем дохода с льготным налогообложением и государством его резидентства (стороны Соглашения). То есть порядок формирования лиц-исключений имеет стройную логику и базируется на плане BEPS, разработанном ОЭСР.

Например, активный частный бизнес, соответствующий всем благим целям льготных ставок в Соглашении, с точки зрения BEPS находится в протоколах в необоснованной оппозиции, так же, как и специализированные частные дочерние структуры, через которые, как правило, строится весь международный бизнес крупных публичных корпораций. 

Читайте также:  Освоение второй профессии

Этим объясняется отсутствие прогресса в переговорах: стороны пытаются решить разные задачи. 

Чего ожидать дальше?

Насколько можно судить по м Минфина России и его представителей, позиция России о минимальном применении пониженных ставок в измененных соглашениях принципиальна. Да и логика сохранения капитала в экономике страны это подтверждает. Поэтому ожидать принципиального изменения позиции в изменениях Соглашения с Нидерландами не приходится.

Процесс Минфин намерен разорвать налоговое соглашение с Нидерландами

В свою очередь, денонсация Соглашения и двойное обложение налогом всех трансграничных операций между двумя странами более вероятны. Пока Нидерланды не готовы принимать первоначальную позицию России.

Для прогресса потребуются какие-то корректировки. Если их не будет, то по риторике понятно, что Россия готова проявить принципиальность и разорвать Соглашение.

Хотя хочется верить, что в правительстве РФ этого не хотят и понимают, насколько это невыгодный шаг для экономики.  

Наконец, подписание протокола с определенными корректировками, чтобы в корне не отойти от уже подписанной с тремя странами позиции, возможно, самый желанный и, хочется верить, вероятный исход переговоров.

Например, возможно было бы расширить положения о публичных компаниях за счет включения в их состав компаний с котирующимися депозитарными расписками, а также рассмотреть вопрос включения в состав исключений частных компаний, входящих в крупные международные группы и являющихся дочерними, полностью подконтрольными публичным компаниям, присутствующим на бирже.

Предложенные варианты развития событий носят исключительно прогнозный характер, а как будет на самом деле, мы узнаем уже скоро. В любом случае 2021 год Россия и Нидерланды проживут по старым правилам.

Россия разрывает налоговое соглашение с Нидерландами. Что это значит и почему пострадает российский бизнес?

Пострадать от решения российских властей могут крупные компании, в том числе одна из структур «Газпрома». Это связано с тем, что власти Нидерландов отказываются поднимать налог на вывод дивидендов из России, отстаивая интересы своих инвесторов, а российский Минфин хочет ощутить эффект от повышения налога на вывод средств за границу.

У России есть соглашения об избежании двойного налогообложения (СИДН) примерно с 80 странами мира, многие из них были подписаны уже очень давно – например, соглашение с Японией работает еще с 1987 года, а, например, с Мальтой – только с 2013-го. Эти соглашения крайне важны для бизнеса, который по той или иной причине представлен сразу в двух странах.

Соглашение об избежании двойного налогообложения, как можно понять, позволяет заплатить налог только в одной стране, даже если владелец компании затем выведет средства в другую страну. Такие соглашения работают при разных ситуациях и затрагивают несколько видов налогов:

  • налог на прибыль и доходы;
  • налог на имущество;
  • налог на прирост капитала.

Косвенные налоги (НДС или акцизы) под СИДН не попадают, это и не нужно – ведь механизм обложения ими и так предполагает, что налог нужно уплатить только в одной стране (а экспорт облагается НДС по ставке 0%). Налоги, которые попадают под соглашения, нужно оплатить только один раз, но есть одна особенность.

Например, если у россиянина есть квартира, например, в Испании, которая сдается в аренду, он платит налоги с доходов в самой Испании. Но так как потом доходы переводятся в Россию, с них тоже нужно уплатить налоги – но уплаченные в Испании суммы можно зачесть в счет общей суммы.

Соответственно, если в той же Испании налоги выше, чем в России, то в России платить не придется вообще ничего.

Есть и другие примеры работы СИДН: например, если иностранная компания владеет российской компанией, то получаемые дивиденды (при наличии соглашения) облагаются по льготной ставке в 0% или 5%. А если компания открывает филиал в другой стране, то доходы от этого филиала будут облагаться налогами только в одной из стран (а не в обеих).

Что за соглашение денонсирует Россия?

Для российского бизнеса наличие СИДН с некоторыми странами было жизненно важным – речь идет о Кипре, Люксембурге, Мальте и Нидерландах.

В рамках соглашений об избежании двойного налогообложения многими крупными российскими компаниями владеют фирмы, зарегистрированные в этих странах.

Соответственно, выводя свои дивиденды за границу, они фактически платили лишь небольшой процент налога в юрисдикциях, где зарегистрированы. России же в этой схеме доставалось немного.

В 2020 году ситуация начала меняться. По инициативе президента Владимира Путина был повышен налог на дивиденды, выводимые из России в другие страны, до 15% (а чуть ранее до 15% подняли НДФЛ на доходы свыше 5 миллионов рублей). Но для этого нужно было подписать новые версии СИДН со странами, в которых дивиденды облагаются по более низкой ставке.

С Кипром, Люксембургом и Мальтой вопрос в конечном счете был решен (хоть и не без проблем) – они подняли налоги на дивиденды от российских компаний до 15%. Соответственно, выводить туда прибыль особого смысла не имеет – ведь и в России владелец компании заплатит те же 15% (которые власти пообещали отдать на лечение тяжелобольных детей).

Из списка юрисдикций, в которых налог на дивиденды ниже 15%, остались только Нидерланды. Россия более полугода вела переговоры с официальным Амстердамом, но успехом это не закончилось.

Основная претензия нидерландской стороны касается расширения перечня доходов, которые облагаются налогом по сниженным ставкам.

Все дело в том, что в российский бизнес вкладывались не только «офшорные» фирмы, но и вполне легальные нидерландские компании, и теперь власти королевства отстаивают их интересы.

Российские власти на это не согласились – поэтому, чтобы перекрыть поток выводимых дивидендов, Минфин России подготовил законопроект о денонсации налогового соглашения между Россией и Нидерландами.

При обосновании законопроекта представитель Минфина говорил, что зарегистрированные в голландской юрисдикции компании при выводе дивидендов туда платят налог по эффективной ставке всего в 2-3%, тогда как в России им пришлось бы платить в разы больше.

Поэтому, если сохранить СИДН с Нидерландами, эффект от введения налога на дивиденды будет размыт.

Всего из России в Нидерланды в 2019 году вывели 182,8 миллиарда рублей дивидендов и 157,1 миллиардов рублей процентов (уплатив, соответственно, 9,4 и 12,5 миллиардов рублей налогов).

Чего ждать бизнесу, и кто пострадает сильнее всех?

Королевство Нидерланды еще с середины 1990-х годов считается налоговым и финансовым хабом для некоторых крупных российских компаний (причем некоторые из них – даже с государственным участием).

Среди крупнейших и самых известных компаний такие:

  • сеть магазинов техники «Связной» – контролируется через Svyaznoy N.V.;
  • сети магазинов «Пятерочка», «Перекресток» и т.д. – контролируются через нидерландскую X5 Retail Group;
  • сервисы «Яндекс» – работают под управлением материнской компании Yandex N.V.;
  • зарубежные проекты «Газпрома» контролируются через Gazprom EP International B.V. и т.д.

Всего из Нидерландов в российский бизнес было вложено около 37 миллиардов долларов, это почти 10% от всех инвестиций. Поэтому денонсация налогового соглашения затронет все компании, которые так или иначе работали через нидерландские структуры. Также пострадают и другие компании, которые работали с Россией через свои нидерландские представительства – например, тот же Uber.

Если в итоге соглашение с Нидерландами будет денонсировано, компаниям придется платить значительно больше налогов – 15% вместо 5% с дивидендов и 20% вместо 0% с процентов и роялти. При этом российский Минфин предлагал властям Нидерландов оставить ставку в 5% для дивидендов и процентов для тех компаний, которые обращаются на бирже (минимум 15% в свободном обращении).

Вариантов у бизнеса остается немного, считают эксперты:

  • остаться в юрисдикции Нидерландов – если прибыль позволит платить с нее повышенные налоги. Как вариант, можно использовать сквозной подход – если доказать, что фактическим получателем дивидендов является российский налоговый резидент, то еще 2,5 года ставка по ним будет равна нулю;
  • перенести регистрацию в другую страну (процедура редомициляции) – но здесь стоит помнить, что в Нидерландах существует так называемый налог на эмиграцию, когда «уходящий» бизнес должен заплатить от 15% до 25% с прибыли всех завершенных проектов. А если налоговые органы признают, что компания работала в Нидерландах ради экономии на налогах, ей могут доначислить налоги на все прошлые доходы по полной ставке.

В случае денонсирования соглашение утратит силу с 1 января 2022 года – для этого нужно, чтобы Россия официально уведомила об этом нидерландскую сторону до 30 июня текущего года. Бизнес еще не теряет надежды на то, что решение в итоге будет пересмотрено – как это было с другими странами. Правда, в этой ситуации на кону стоит гораздо большая сумма, и разногласий у сторон больше.