Право

Как расследуются уголовные дела во время коронавируса

Практика

Как расследуются уголовные дела во время коронавируса

Эпидемия коронавируса в России серьезна сказалась на всей судебной и правоохранительной системе. Суть проблемы заключается в том, что участие в судебных заседаниях и следственных действиях может нести опасность заражения инфекцией всех участников процесса. Тут все равны перед инфекцией. 

8 апреля 2020 года Президиум Верховного суда РФ и Президиум Совета судей РФ вынесли совместное постановление, в котором ограничили прием людей в судах, а также ограничили рассмотрения большей части дел, предписав судам, по сути, рассматривать только неотложные дела.

Такой режим введен до 30 апреля 2020 года. Большая часть дел судами была отложена, а часть дел судьи пытаются рассмотреть. Как правило, это дела, не относящиеся к категории срочных, но которые уже рассматриваются судом достаточно давно.

Однако, участие в судебном заседании может представлять опасность:

  • Во-первых, любое рассмотрение дела в суде предполагает участие нескольких лиц в судебном заседании, а значит скопление группы людей, что влечет риск заражения инфекцией.
  • Во-вторых, следование к месту судебного разбирательства означает нарушение подсудимым режима самоизоляции, следовательно, создает угрозу инфицирования коронавирусом и может повлечь привлечения к административной ответственности из-за нарушения самоизоляции.
  • Почему возможно рассмотрение дел, не относящихся к категории неотложных?

 Дело в том, что согласно п.4 Постановления суд вправе самостоятельно принять решение о рассмотрении уголовного дела с учетом мнения участников процесса и режима повышенной готовности. Допускается, что если участник процесса не возражают, то судебное заседание может быть проведено.

Как не подвергать себя опасности и перенести судебное заседание?

Необходимо направить суд ходатайство, в котором попросить перенести процесс. В ходатайстве необходимо изложить, указанные выше причины, примерно так:

«В настоящее время подсудимый выражает несогласие с проведением судебного заседания в связи с серьезным риском жизни и здоровью всех участников процесса, а также нежеланием нарушать самоизоляцию и нести за это административную ответственность.

Полагаю, что участие в судебном заседании не должно создавать угрозы жизни и здоровью участникам процесса. Здоровье и безопасность являются абсолютным приоритетом. Согласно ч.1 ст.

9 УПК РФ в ходе уголовного судопроизводства запрещаются осуществление действий и принятие решений, создающих опасность для жизни и здоровья. Полагаю, что в случае проведения судебного заседании возникнет реальная угроза жизни и здоровью всем участникам процесса.

 Таким образом, в совокупности, перечисленные обстоятельства являются безусловными основаниями для переноса судебного заседания. Прошу суд с пониманием отнестись к сложившейся ситуации и перенести судебное заседание на __указать дату___».

Дело в том, что суд обязан учитывать мнение подсудимого и, как правило, ходатайства удовлетворяются. Также рекомендуется копию ходатайства направлять в вышестоящие судебные инстанции, чтобы обратить их внимание на ситуацию, и в случае отказа в ходатайстве была возможность эффективнее обжаловать отказ суда. В ситуации с предварительным следствием можно действовать по аналогии.

Считаю своим профессиональным долгом в трудное время поделиться с вами образцом ходатайства. Надеюсь, оно поможет. Образец ходатайства прилагается к статье и может быть использован для уголовных, семейных, трудовых, гражданских, арбитражных и любых иных дел, а также следственных действий

ВНИМАНИЕ! Ходатайство — это только примерный образец. Его обязательно необходимо корректировать в зависимости от вашей ситуации и согласовывать его с вашим адвокатом. Также ходатайство не должно быть способом злоупотребления правом и попыткой ввести суд в заблуждение. Применяйте ходатайство только при наличии реальных оснований!

Желаю вам успеха! Все обязательно будет хорошо!

Как расследуются уголовные дела во время коронавируса Как расследуются уголовные дела во время коронавируса

Еще статьи адвоката Астафьева

21.03.2022

Расследование уголовных дел тормозится из-за коронавируса

Как расследуются уголовные дела во время коронавируса

Андрей Гордеев / Ведомости

Управление Федеральной службы исполнения наказаний (УФСИН) по Москве из-за распространения коронавируса прекратило прием подозреваемых и обвиняемых в семь из восьми подчиненных ему следственных изоляторов, сообщила пресс-служба УФСИН. Всех новых заключенных будут направлять в СИЗО-7 в Капотне.

Также в этот период будет приостановлен вывоз подозреваемых, обвиняемых и осужденных на судебно-следственные действия. Кроме того, запрещается допуск в СИЗО адвокатов и других посетителей, а также приостанавливается прием посылок и передач.

Кроме того, с 31 марта сотрудники следственных изоляторов переведены на двухнедельный график работы: заступившие на смену работники будут оставаться на службе в течение 14 дней.

Вице-президент адвокатской палаты Москвы Вадим Клювгант рассказал, что до сегодняшнего дня у адвокатов не возникало принципиальных проблем с допуском к подзащитным, хотя свидания с родственниками отменили еще некоторое время назад.

Правда, встречи с адвокатами перенесли в помещение для свиданий – там можно общаться только через стеклянную перегородку, а о встрече в следственной комнате надо было писать специальное заявление и приходить на нее в маске, бахилах и перчатках.

Новая вводная поступила 31 марта днем – из нее следует, что теперь в СИЗО не пустят никого. По идее, и следователей тоже, хотя прямо в объявлении ФСИН об этом не сказано, говорит Клювгант.

Что касается срочных следственных действий, то процессуальное законодательство предусматривает возможность продления срока содержания под стражей при обстоятельствах, исключающих возможность его доставления в суд, напоминает Клювгант.

И уже были случаи, когда обвиняемых не доставляли в суд и даже для участия по видеоконференцсвязи. Однако как будет развиваться подобная практика сейчас, никто не знает: четкого правового регулирования просто не существует.

Вопросов пока больше, чем ответов, признается Клювгант – в частности, оказался подвешенным вопрос о течении сроков. «Это следствие можно приостановить, а течение срока содержания под стражей – нет. И по истечении такого срока подозреваемый должен быть отпущен», – напоминает адвокат.

Он отмечает, что законодатель довольно оперативно решил вопрос с ужесточением наказания за нарушение режима самоизоляциии, однако это далеко не единственный вопрос, который требует оперативного решения.

По словам адвоката по уголовным делам Андрея Андрусенко, кроме СИЗО-7 по состоянию на 31 марта еще не заморожены следственные действия в двух СИЗО федерального подчинения, в одних из которых он сам участвует и получил соответствующее извещение следователей.

По словам источника, близкого к правоохранительным органам, это «Лефортово» и часть СИЗО «Матросская тишина», где содержатся подследственные по многим громким делам.

Причем в СИЗО «Лефортово» следственные действия проходили в контактной форме, хоть и с использованием средств индивидуальной защиты, говорит собеседник «Ведомостей».

По словам Андрусенко, как действовать адвокатам в условиях новых запретов на покидание дома, в Москве разъяснений нет, и в их отсутствие по стечению обстоятельств могут возникнуть злоупотребления – ко всем вновь задержанным могут быть допущены лишь адвокаты по назначению.

30 марта Федеральная палата адвокатов обратилась к мэру Москвы Сергею Собянину с предложением обеспечить беспрепятственное передвижение адвокатов в условиях ограничений на перемещения граждан, которые введены его указом.

Президент ФПА Юрий Пилипенко просит добавить адвокатские образования в перечень органов, на которые не распространяются ограничения. Аналогичное обращение ушло и от московской палаты. По словам Клювганта, ему пока не известно о том, что на эти обращения последовала какая-то реакция.

Но и серьезных препятствий для перемещения у столичных адвокатов пока тоже не возникало, отмечает он.

Представитель СКР от комментариев воздержался.

Ранее, 30 марта, председатель СКР Александр Бастрыкин, как сообщила представитель СКР, распорядился до 6 апреля отправить домой на самоизоляцию служащих в СКР женщин, в том числе для контроля за самоизоляцией мужчин, и передать при необходимости дела, которые расследуют женщины, мужчинам.

По словам источника в следственных органах, весьма вероятно, что с закрытием СИЗО прекращаются и следственные действия там, а значит, значительно уменьшится объем следственных действий вообще.

По словам бывшего сотрудника центрального аппарата МВД, очевидные сложности возникают и с проведением таких оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ), как наружное наблюдение, проведение выемок и получение объяснений. При этом значительная часть оперативников МВД не имеет доступа к бесконтактным техническим средствам проведения ОРМ.

Уголовные дела эпохи коронавируса

В «путинские каникулы» сотрудники правоохранительных органов не прекращают работу. По подсчетам «Сноба», с 28 марта по 23 апреля Следственный комитет возбудил 15 уголовных дел, так или иначе связанных с коронавирусом, и инициировал несколько доследственных проверок. Рассказываем о том, кому и за что грозит наказание

Как расследуются уголовные дела во время коронавируса Александр Миридонов/Коммерсантъ

21 апреля Директора фонда помощи осужденным и их семьям «Русь сидящая» Ольгу Романову вызвали на допрос в качестве свидетеля по делу о распространении недостоверной информации о коронавирусе.

По данным следствия, 9 апреля на сайте «Руси сидящей» в разделе, посвященном мониторингу ситуации с COVID-19 в тюрьмах, была размещена «заведомо ложная информация об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан, а именно о том, что якобы 30 заключенных колонии в поселке Топорок Новгородской области заболели коронавирусной инфекцией». 

Как рассказал «Снобу» глава юридического отдела «Руси сидящей» Алексей Федяров, 9 апреля на сайте действительно появилась публикация о том, что в колонии в Топорке 30 человек болеют. «Однако, чем они заболели, не уточнялось. В тексте вообще не упоминались какие бы то ни было вирусы и инфекции.

В тот же день Ольга Евгеньевна (Романова — Прим. ред.) сняла публикацию, потому что она не соответствовала теме раздела — коронавирус. Кроме того, на сайте есть дисклеймер, предупреждающий читателей о том, что информация из раздела “Коронавирус” требует дополнительной проверки», — пояснил Федяров.

О возбуждении уголовного дела в «Руси сидящей» узнали из СМИ. Ольга Романова отметила, что первым о возбуждении уголовного дела сообщил телеканал Russia Today, заявивший, что в его распоряжении есть соответствующее постановление. Фонд обвинил Russia Today в нарушении тайны следствия и подал на телеканал в суд. 

Обыски и мошенничество

Новая редакция статьи 207.1 Уголовного кодекса, ставшей основанием для возбуждения дела по факту публикации «Руси сидящей», вступила в силу 1 апреля.

Читайте также:  Как правильно написать заявление на отмену  постановления ГИБДД?

По ней могут наказать штрафом до 700 тысяч рублей или ограничением свободы на срок до трех лет.

Первое дело по этой статье возбудили уже через два дня — поводом стала публикация во «ВКонтакте» о заражении коронавирусной инфекцией в одной из поликлиник в Курортном районе города Санкт-Петербурга.

14 апреля уголовное дело по статье 207.1 возбудили в отношении автора проекта «Омбудсмен полиции» Владимира Воронцова.

Ранее он опубликовал информацию о том, что курсантов военного училища, в котором якобы 70 процентов заболевших коронавирусом, заставляют делать утреннюю зарядку.

С обыском к Воронцову пришло в общей сложности 60 человек — сотрудники правоохранительных органов, Центра «Э» и спецподразделения «Гром».

«В то время, когда мы добросовестно соблюдаем режим самоизоляции и носим маски с перчатками — вы направляете к нам домой армию людей, двое из которых были без масок. И тем самым вы ставите под угрозу здоровье меня и моей семьи, реально заразиться коронавирусом. Потому что мы не знаем, кто эти люди и как они соблюдают рекомендации врачей», — прокомментировал ситуацию Воронцов с своем телеграм-канале. 

Всего за последние три недели по статье 207.1 было заведено 12 уголовных дел. Некоторые из них связаны с мошенничеством, но чаще речь идет о распространении информации без намерения получить какую бы то ни было выгоду. Большинство обвинений связаны с разглашением предположительно фейковых фактов о вспышках заболеваемости COVID-19 и вывозе тел из больниц.

Не только фейки

На фоне пандемии коронавируса СК возбудил ряд дел и по другим статьям.

Правоохранители Ростовской области заинтересовались нарушением санитарно-эпидемиологических правил в одной из местных больниц, а во Владимирской области завели дело из-за поставки 50 просроченных аппаратов ИВЛ — подарка одного из самых богатых депутатов Госдумы Григория Аникеева. Сам депутат приветствует возбуждение уголовного дела и рассчитывает, что его признают потерпевшим. 

Внимание Петербургского СК привлек «зумбомбинг» — срыв чужих видео-конференций в Zoom. 21 апреля следователи завели уголовное дело из-за срыва дистанционных школьных занятий.

По предварительным данным, к срывам уроков может быть причастен стример Артур Амаев. На своем ютуб-канале Russia Paver блогер опубликовал два ролика, на которых он подключается к онлайн-урокам петербургских школьников и разыгрывает их.

Сейчас ролики недоступны. Амаеву грозит до двух лет лишения свободы.

Подготовила Ксения Праведная

Как расследуются уголовные дела во время коронавируса

Эпидемия коронавируса затронула работу судов, адвокатов, органы следствия и дознания. 

Что касается судов Самарской области, с 19 марта по 10 апреля включительно введены следующие профилактические меры:

  • приостановление приема документов нарочно. Подать их можно через ГАС “Правосудие” либо по электронной почте;
  • судебные заседания откладываются на период после 10 апреля, проводятся только заседания по делам безотлагательного характера, а также дела, рассматриваемые без участия лиц, например, о выдаче судебного приказа. Дата, на которую перенесено рассмотрение дела, необходимо уточнить по телефону суда;
  • ограничение доступа лиц к ознакомлению с материалами дела;
  • если судебное заседание все-таки проводится, при входе в здание обязательно производится проверка температуры тела.

Гражданам настоятельно рекомендует отказаться от посещения судов при появлении первых симптомов коронавируса в соответствии с Рекомендациями по профилактике данной инфекции, приложенными к письму Роспотребнадзора от 10 марта 2020 года №02/3853-2020-27. Указанная информация размещен на сайте Самарского областного суда. Похожие меры введены в других регионах, однако вам нужно уточнить информацию на официальном сайте суда, в котором рассматривается дело.

Изменения касаются и работы адвокатуры. По общему правилу, неявка на судебное заседание без уважительных причин является основанием для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности.

Однако, если неявка адвоката в суд произошла из-за того, что он в соответствиями с рекомендациями ВОЗ находится в режиме самоизоляции, это не является нарушением. Такие случаи уже были в практике адвокатской палаты г.

Москвы (Разъяснения от 30.03.2020 № 14).

Однако в случае самоизоляции адвокат должен принять ряд мер. Во-первых, он должен заблаговременно проинформировать суд о причинах своей неявки. Самоизоляция адвоката, не связанная с наличием заболевания, не является основанием для отложения судебного заседания, и суд обязан его провести и вынести решение.

Впрочем, в случае его обжалования оно будет отменено. Аналогичным образом адвокат должен известить о своей самоизоляции доверителя, а также решить вопрос о замене адвоката.

Наконец, адвокату нужно известить о самоизоляции адвокатскую палату своего региона, чтобы на время исключить его из системы бесплатной юридической помощи.

Меньше всего изменений произошло в деятельности органов дознания и следствия. Недавно в Интернете появился приказ МВД 18.03.2020 № 215 «О профилактике распространения на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (2010-n-Cov)». Однако официальные представители МВД информацию о нем опровергли.

Никаких приказов, касающихся изменений работы органов МВД на период пандемии, введено не было. Тем не менее, при расследовании уголовных дел рекомендовано отложить некоторые следственные действия — допросы, очные ставки и т.д., если они не носят безотлагательного характера и их отложение вписывается в сроки предварительного расследования.

Ознакомление с материалами уголовного дела также производится без изменений.

Российские суды не верят в угрозу коронавируса

Темпы распространения коронавирусной инфекции в России вызывают у адвокатов серьёзную тревогу за жизнь доверителей, находящихся в СИЗО.

Органы адвокатуры официально рекомендовали защитникам использовать эпидемию в качестве отдельного довода в ходатайствах о смягчении меры пресечения.

Но защитники указывают, что российские суды пока глухи к таким просьбам – более того, некоторые судьи официально заявляют, что не считают условия СИЗО опасными во время пандемии.

Пока «Улице» удалось найти лишь один случай, когда суд отказался заключать человека под стражу – и даже упомянул коронавирус при вынесении частного постановления в адрес следствия. «АУ» изучила сообщения адвокатов о результатах рассмотрения ходатайств об освобождении доверителей из СИЗО – и попыталась разобраться в аргументации судов.

Ходатайство о сохранении жизни

О смертельной опасности коронавируса для лиц, содержащихся в тюрьмах и следственных изоляторах, уже высказались ВОЗ, Верховный комиссар ООН по правам человека и более десятка известных правозащитных организаций.

Пенитенциарные службы Ирана, США и Франции приняли решение отпустить часть тюремного населения «по домам» из-за риска заражения.

В других странах суды стараются хотя бы не использовать такую меру пресечения как содержание под стражей.

Российская адвокатура пытается обратить внимание судебной системы на опасность COVID-19 для жизни и здоровья людей, находящихся в местах лишения свободы. 21 марта в разговоре с «Улицей» вице-президент ФПА Генри Резник призвал адвокатов добиваться смягчения меры пресечения для доверителей, находящихся под стражей.

«Я рекомендую адвокатам идти и заявлять ходатайства об освобождении – и обосновывать их тем, что может быть обеспечен карантин, изоляция в домашних условиях», – сказал мэтр.

23 марта инициативу Резника поддержала АП Москвы: палата разработала шаблон «карантинного» ходатайства, в котором есть ссылки на указ мэра Москвы о введении «режима повышенной готовности». На следующий день ФПА предложила остальным палатам последовать примеру столичных коллег.

«Если правоохранительные органы работают не только ради отчётности, но и ради того, чтобы обеспечивать гражданам безопасность в самом прямом смысле этого слова, то мы не видим причин, по которым они могли бы отказывать адвокатам в удовлетворении таких ходатайств», – заявил президент ФПА Юрий Пилипенко.

«Улица» собрала информацию о том, были ли успешны ходатайства о смягчении меры пресечения, в которых адвокаты прямо указывали на угрозу коронавирусной инфекции.

Крадущийся вирус, затаившийся судКак пандемия изменила работу судов и тюрем в пяти странах

Суд напомнил следствию о пандемии

Сейчас «Улице» известен лишь один случай, когда суд согласился с аргументом защиты об угрозе распространения коронавируса. 29 марта Куйбышевский районный суд Санкт-Петербурга отказался заключать под стражу мужчину, обвиняемого в попытке кражи. Адвокат Анастасия Пилипенко рассказала, что, требуя освободить подзащитного, ссылалась среди прочего и на эпидемию.

Правда, суд не упомянул о ней в решении об освобождении из-под стражи – ему хватило других аргументов защиты, чтобы признать арест необоснованным и незаконным. Зато судья сослался на распространение коронавируса в другом документе – частном постановлении, вынесенном в адрес руководства СУ УМВД по Центральному району СПб.

Среди прочих нарушений, суд указал в «частнике», что следователь не учёл угрозу коронавируса. 

[Непринятие СУ МВД мер по предупреждению нарушений УПК] является неуважением к суду, влечёт за собой нецелевое расходование средств бюджета РФ и в условиях пандемии коронавирусной инфекции (2019-nCov) создаёт риски распространения указанной инфекции.

Анастасия Пилипенко полагает, что никто кроме адвоката не сможет позаботиться о праве доверителей на охрану здоровья. «При этом от своих доверителей я знаю, что у них в СИЗО нет медицинских масок и антисептиков, и в связи с карантином не принимаются передачи – соответственно, получить эти средства защиты от родственников также невозможно», – утверждает она.

Защитник считает упоминание угрозы вируса в частном постановлении хорошим знаком, но, по её мнению, надежда на изменение практики по мере пресечения по-прежнему очень слаба. «С середины марта я заявляю аргумент о коронавирусе по всем делам, где мои подзащитные находятся под стражей.

Но ни районные суды, ни городской суд Санкт-Петербурга не уделяют ему внимания в своих постановлениях», – сообщила она «Улице».

Грустно, что при рассмотрении ходатайства в зале суда в маске была только я. Очевидно, следствие, прокуроры и судьи всё же недооценивают возможные последствия пандемии.

Читайте также:  Банкротство ЗАО: поэтапная процедура, последствия несостоятельности

Суд называет опасность вируса «предположением»

26 марта адвокат Дмитрий Сотников подал ходатайство в Гагаринский суд Москвы об изменении меры пресечения доверителя, обвиняемого в разбое. Одним из главных аргументов для перевода под домашний арест стало состояние здоровья подзащитного. «Он был спортсменом, у него травма обеих ног. На почве боли пристрастился к наркотикам, состоит на учёте.

Третья группа инвалидности по ногам и вторая стадия наркомании. Там и близко иммунитета нет», – говорит адвокат. Он считает, что его доверитель находится в повышенной зоне риска заражения коронавирусом – и поэтому должен изолироваться в имеющейся у него квартире в Москве.

Адвокат приобщил к ходатайству медицинские документы с перечислением диагнозов доверителя, в том числе справку об инвалидности и пенсионное удостоверение.

Следователь же мотивировал необходимость содержания обвиняемого под стражей тяжестью вменяемого преступления, наличием судимости, неустановленными источником дохода и родом занятий. Также в ходатайстве обвинение подчеркнуло, что не успело выполнить все необходимые следственные и процессуальные действия.

В итоге суд не поддержал ходатайство защиты, решив, что обвиняемый может скрыться. Наличие диагнозов и постоянной регистрации были приняты во внимание, но признаны недостаточными для перевода под домашний арест. Отметим, что «вирусный» аргумент суд посчитал необоснованным.

Суд также приходит к выводу о необоснованности доводов защитника о наличии дополнительной опасности содержания его подзащитного в СИЗО в связи со сложившейся эпидемиологической ситуацией в городе Москве, поскольку указанный довод построен на предположении.

Дмитрий Сотников с такой аргументацией суда не согласен. «Моё предположение – судьи давно в СИЗО не ходили, а некоторые не ходили вообще, – объясняет решение суда адвокат. – В изоляторах много приезжих, лиц без регистрации, иностранцев. Выводящие ходят без средств индивидуальной защиты: берут одного, второго.

Почему москвич с регистрацией не может в Москве находиться на домашнем? Мне непонятно. Домашний арест – это не мера не связанная с лишением свободы, это разновидность лишения свободы. Почему человек не может находиться дома? У многих дома нет или он далеко, а у него – есть».

В ближайшее время защитник собирается обжаловать решение суда.

СИЗО все возрасты покорны

В марте следственная группа СК попросила Мещанский районный суд продлить на 19 суток содержание под стражей адвоката Сергея Юрьева. Тогда срок ареста 61-летного адвоката составит ровно один год, после чего продлевать стражу сможет лишь Мосгорсуд.

Напомним, председателя МКА «Межрегион» обвиняют в мошенничестве в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК).

По версии следствия, адвокат якобы завысил стоимость своих юридических услуг, из-за чего его коллегия за 11 лет работы «необоснованно» получила 1 миллиард рублей.

Следствие обосновывало необходимость «стражи» тем, что Юрьев обвиняется в совершении тяжкого преступления. По мнению следователя, оказавшись на свободе, защитник может скрыться или оказать давление на свидетелей. Кроме того, следователей смутила профессия обвиняемого. 

Юрьев С.С. является адвокатом, в связи с чем обладает достаточным опытом организации предварительного следствия и осуществления процессуального контроля. Иная мера пресечения не сможет эффективно предотвратить негативное влияние обвиняемого на ход расследования.

Часть защитников настаивали на переводе Сергея Юрьева под домашний арест, а представители АП Московской области предложили выпустить адвоката под залог.

Все они подчеркивали, что следственные действия завершены, а процессуальные действия можно проводить вне изоляции обвиняемого, который «характеризуется положительно, ранее к ответственности не привлекался, имеет учёную степень, награды, благодарности, за него ручаются президенты адвокатских палат, адвокаты». Помимо прочего, представители Юрьева подчеркнули, что 61-летний обвиняемый из-за возраста находится в группе риска по коронавирусной инфекции.

Но на заседании 25 марта довод об опасности заражения был проигнорирован Мещанским районным судом, который согласился с доводами следственной группы. Срок содержания под стражей был продлён – по словам адвокатов, ровно с теми же формулировками, которые суд использовал в июньском постановлении о продлении «стражи».

«Это наглядно демонстрирует тот факт, что никакой независимости судей, конечно же, не существует, – прокомментировал это решение адвокат Аркадий Колесников.

– Они до последнего будут ждать отмашки из Мосгорсуда, даже если лицу, в отношении которого будет рассматриваться вопрос о продлении меры пресечения, диагностируют коронавирус».

Данный подход совершенно бесчеловечен, но суды даже не собираются изображать видимость гуманизма. Наша судебная система совершенно не способна оперативно реагировать на резкие изменения мирового масштаба. Единственное, что они могут – просто закрыть суды, и тем самым окончательно лишить граждан права на судебную защиту.

«Суды ещё не осознали серьезности положения»

Адвокат Игорь Бушманов заявил ходатайство о смягчении меры пресечения 57-летнему доверителю, которому вменяют посредничество во взятке.

По мнению адвоката, его подзащитный – ветеран боевых действий с хроническими заболеваниями и контузией – находится в группе риска из-за состояния здоровья. Но 25 марта Мосгорсуд всё же отказал в удовлетворении просьбы защиты.

«Мотивировка» решения пока что не готова, но Бушманов говорит о судейском безразличии к здоровью людей, содержащихся под стражей. 

Доводы защиты о невозможности обеспечения условий безопасности в связи с пандемией могут парироваться всего одной фразой суда: «Основаны на предположениях». Необходимо волевое решение по этому вопросу президента РФ или председателя ВС. Иные меры не повлияют на сложившуюся порочную практику с безразборными поточными арестами.

Адвокат Александр Мелешко тоже участвует в деле о взятке – в её получении обвиняют 57-летнюю женщину. Защитник уверен, что она находится в группе риска по коронавирусу: «В камере СИЗО, где содержится подзащитная, 18 человек. Мужчины в “Новых Крестах” сидят в лучших условиях – по 4 человека.

Количество содержащихся в её камере людей само по себе является фактором риска». Александр Мелешко подчеркнул, что хотя его доверительница давно не проходила медицинского обследования, она жалуется на здоровье – «возраст даёт о себе знать».

При этом у женщины есть жильё, где она вполне может находиться под домашним арестом.

Несмотря на это, 25 марта Санкт-Петербургский городской суд отказал в удовлетворении ходатайства. Мотивировочная часть на данный момент не готова.

Считаю, что суды ещё не осознали серьёзности положения с риском инфекции. Относятся – надеюсь, пока что – к этому доводу несерьёзно. Сам факт нахождения уже немолодой подзащитной в камере на 18 человек (где она самая старшая) ставит её жизнь и здоровье под угрозу. Такая безалаберность, на мой взгляд, граничит с халатностью.

Адвокат Мансур Гильманов тоже обеспокоен здоровьем своих доверителей: «Я полностью солидарен с позицией АП Москвы и общественными организациями, которые требуют освобождения лиц, содержащихся в СИЗО».

25 марта адвокат ходатайствовал об изменении меры пресечения подзащитного, обвиняемого в грабеже. Одним из доводов для домашнего ареста была эпидемическая ситуация в связи с коронавирусом.

Но Подольский городской суд в удовлетворении просьбы отказал – в том числе потому, что адвокатом «не представлено доказательств введения карантина и инфицирования лиц в СИЗО-10 г. Можайска», где содержится обвиняемый.

«Эта позиция абсурдна, так как если будет иметь место факт заболевания в СИЗО, то будет уже поздно, – не соглашается с решением адвокат. – С учетом неповоротливости судов, заключённые перезаражаются до того, как их успеют изолировать или выпустить».

Я думаю, судьи на уровне районных и областных судов недооценивают угрозу распространения вирусной инфекции. Они продолжают слушать уголовные дела, подвергая риску заражения участников судебного разбирательства.

Отметим, что адвокат Мансур Гильманов также попросил суд об отсрочке приговора фигуранту «московского дела» Евгения Коваленко (осуждён по ч. 1 ст. 318 УК за бросок мусорки в сторону правоохранителей на протестной акции 27 июля). По словам защитника, на свободе у доверителя осталась 70-летняя мать, и Коваленко – единственный, кто может помогать ей в условиях самоизоляции.

Константина Котова не отпускает вирус

Как происходит возбуждение уголовного дела?

Те, кто сталкивался с правоохранительными органами, знают, что процесс общения с ними не очень приятен. Сотрудники МВД не спешат возбуждать уголовное дело по заявлению пострадавшей стороны. Поэтому часто пострадавший машет рукой и не пытается добиться справедливости: «Все равно ничего не докажешь!» Но давайте разберемся, как происходит процесс возбуждения уголовного дела.

В случае, если заявление в правоохранительные органы написано в отношении вас, скорее всего, вам потребуется профессиональная помощь адвоката или юриста по уголовному процессу. Лучше с этим не затягивать. Выбрать юриста вы можете, кликнув на баннер.

  • Хотите разобраться, но нет времени читать статью? Юристы помогут
  • Поручите задачу профессионалам. Юристы выполнят заказ по стоимости, которую вы укажете
  • С этим вопросом могут помочь 27 юристов на RTIGER.com

Решить вопрос >

Наивен тот, кто думает, что при подаче заявления в МВД его там встретят с распростертыми объятиями и будут сочувствовать. И неважно, что с вами приключилось: кража кошелька, мошенничество или оскорбление. Система построена так, что сотрудники правоохранительных органов всеми силами стараются избежать лишних уголовных дел. Для них это дополнительная работа, за которую никто не доплатит.

Это только в сериалах полицейский сочувственно выслушивает жертву кражи, подает ей бумажный платок, чтобы вытереть слезы, и тут же бежит искать виновника по горячим следам. В реальности все происходит далеко не так радужно. Процесс довольно сложен.

Так что, если вы пришли с заявлением в МВД, будьте готовы к тому, что открывать дело станут неохотно. Вас будут отговаривать. Могут убедить, что вам все равно ничего не светит.

Случай не тянет на уголовное дело.

Возбуждать его просто нет причин. Могут пообещать разобраться в самые короткие сроки, принять заявление и прислать отказ.

Отсюда рождается недоверие к сотрудникам данного ведомства, а также отсутствие веры граждан в то, что можно добиться справедливости.

Читайте также:  Алименты на 2 детей в 2023 году: размер в процентах, порядок расчета и взыскания алиментов

Подача заявления

Итак, для возбуждения уголовного дела должен быть повод. Им считается обращение в правоохранительные органы о совершенном преступлении. В первую очередь пострадавшему необходимо подать заявление в МВД и добиться, чтобы его приняли.

Если есть шанс, что раскрыть преступление будет возможно по горячим следам, то обратиться в правоохранительные органы нужно как можно скорее.

Однако если дело не требует срочного вмешательства, советуем хорошенько подготовиться к визиту в МВД. Заявление можно подготовить заранее. Подробно опишите в нем обстоятельства дела. Распечатайте в двух экземплярах. Соберите все возможные доказательства. Чем больше их будет — тем больше шансов на успех.

Не оставляйте эту работу оперативникам! Лучше подготовить все самостоятельно.

Когда вы придете в полицию, вас направят к дежурному сотруднику. Он может вас перенаправить в нужный отдел либо примет показания лично. В любом случае, после беседы с полицейским у вас на руках должно быть подтверждение того, что заявление принято.

Это может быть заверенная копия данного документа либо талон-уведомление о получении.

Вас могут попробовать уговорить оставить заявление и уйти. Делать этого не нужно! Требуйте на руки заверенную копию или уведомление о получении.

Если сотрудник начинает вас уговаривать прийти в другое время или обратиться в соседнее отделение, не поддавайтесь. По закону, любое сообщение граждан полицейские обязаны зафиксировать.

Когда подаете заявление, помните о наказании за ложный донос. Вас обязательно заставят расписаться в соответствующем протоколе. Заявление не может быть подано анонимно.

В нем обязательно должны быть указаны данные пострадавшей стороны. Без этого заявление не примут.

Сообщить о преступлении может не только пострадавшая сторона. Виновник может сам обратиться в полицию.

Это называется явкой с повинной.

Правонарушитель может рассказать о совершенном преступлении устно сотрудникам МВД. Тогда должен быть составлен и подписан протокол. Также виновник может принести заранее составленное письменное заявление.

Основания для возбуждения уголовного дела

Чтобы было возбуждено уголовное дело, нужны основания. Так называются признаки, которые указывают на то, что было совершено опасное деяние.

Обратите внимание, что для возбуждения дела не обязательно должны присутствовать все необходимые основания. Главное, чтобы был очевиден факт совершения преступления. Даже если преступник неизвестен.

Возбуждение уголовного дела без основания невозможно. Аналогично нельзя его возбудить, если нет повода. Только при наличии двух этих составляющих можно добиться положительного результата.

Срок рассмотрения заявления

После того как ваше заявление зарегистрировали, его обязаны рассмотреть. Закон дает на это 3 дня. Иногда процесс требует дополнительного времени, если нужно собрать доказательства. Тогда срок принятия решения о возбуждении уголовного дела может быть продлен до 30 дней.

По окончании этого периода сотрудник МВД обязан будет принять решение о возбуждении уголовного дела либо об отказе. Если полицейский отказался возбуждать его неправомерно, это можно обжаловать в вышестоящие органы.

Если сроки рассмотрения заявления необоснованно затянулись, это может стать основанием для жалобы на действия следователя. Сотрудник МВД может быть привлечен к уголовной ответственности.

Во время рассмотрения заявления берут показания с пострадавшего и виновника. Также могут быть опрошены свидетели. Следователь должен собрать доказательную базу.

Если преступление очевидно — например, произошло убийство — уголовное дело можно возбудить без отлагательств. Это может быть сделано во время приезда следственной бригады на место происшествия.

После открытия дела заявитель получает постановление. Его высылают по почте. Обвиняемому постановление вручают под роспись.

Основания для отказа

В возбуждении уголовного дела могут отказать. Все основания для этого перечислены в ст. 24 УПК РФ. Отказать могут, если:

  • преступления не было;
  • отсутствует его состав;
  • нет заявления от пострадавшей стороны;
  • виновник умер;
  • истек срок исковой давности.

В этих случаях заявителю пришлют постановление об отказе в возбуждении дела. Его можно попробовать обжаловать, если вы с ним не согласны.

Теперь вы знаете, как происходит возбуждение уголовного дела. Это непростой процесс. Желаем удачи в борьбе за справедливость!

  1. Источники:
  2. Порядок рассмотрения сообщения о преступлении
  3. Возбуждение уголовного дела

Вирус не отличает обвинения от защиты

Как стало известно “Ъ”, угроза распространения COVID-19 вынудила Федеральную палату адвокатов России (ФПА) обратиться к главам Следственного комитета России (СКР), МВД и Генпрокуратуры с просьбой обеспечить необходимые противоэпидемиологические меры при проведении следственных действий. Как считают в адвокатском сообществе, защитников вызывают отнюдь не по неотложным вопросам, которые можно решить позже, а сами следователи и их подзащитные далеко не всегда обеспечены масками, защитными костюмами и перчатками. При этом допросы проводятся с инфицированными подозреваемыми.

По данным “Ъ”, краткое, но весьма емкое обращение президента ФПА РФ Юрия Пилипенко было направлено в четверг главе МВД Владимиру Колокольцеву, председателю СКР Александру Бастрыкину и генпрокурору Игорю Краснову.

Выбор адресатов вполне понятен — именно на МВД приходится больше всего расследуемых уголовных дел, на СКР — самых сложных и резонансных, а прокуратура осуществляет за ними надзор.

Тексты двух первых писем отличаются только «шапкой», в то время как обращение на имя господина Краснова написано именно в рамках закрепленных за ним полномочий.

Официально оно называется «О противоэпидемиологических мерах при проведении следственных действий».

Как отметил господин Пилипенко, сейчас, несмотря на сохраняющуюся «высокую угрозу заражения коронавирусной инфекцией» и принимаемые в связи с этим властями меры, следователи все равно настаивают на проведении действий, не относящихся к категории неотложных, в том числе с участием подследственных, находящихся в СИЗО.

Ссылаясь на данные президентов региональных адвокатских палат, глава ФПА РФ уведомляет, что при проведении «следственных и иных процессуальных действий» часто не обеспечиваются даже ставшие на сегодняшний день обязательными противоэпидемиологические меры.

Игнорирование следователями элементарных правил и «отсутствие разумного подхода» в организации следствия в складывающихся обстоятельствах «внушают обоснованные опасения адвокатам, осуществляющим защиту по назначению органов дознания, следствия или суда».

В ФПА убеждены, что в результате этого возникает угроза заболевания и утраты средств к существованию как для адвокатов, так и членов их семей.

Господин Пилипенко просит руководителей ведомств «проявлять разумность в организации расследования уголовных дел, относя следственные и иные процессуальные действия, которые не являются неотложными, на более поздние периоды», отмечая, что это также относится и к применению мер пресечения, связанных с лишением или ограничением свободы. Кроме того, глава адвокатского сообщества попросил силовиков «принять комплекс мер» по обеспечению следственных органов индивидуальными средствами защиты: масками, перчатками, дезинфицирующими растворами и т. д. По мнению ФПА, если процессуально ответственное лицо все же приняло решение о проведении следственных действий, то должно позаботиться и о выполнении противоэпидемиологических требований в отношении всех его участников.

Необходимость своего обращения Юрий Пилипенко объяснил “Ъ” тем, что пик эпидемии еще впереди и, пока время не упущено, еще «можно что-то сделать». Вице-президент ФПА Михаил Толчеев в свою очередь уточнил, что из регионов поступают сообщения о нарушении ограничительных и противоэпидемиологических мер следователями и даже судьями, которые «свидетельствуют о недооценке серьезности ситуации».

Например, руководство адвокатской палаты Вологодской области в своих обращениях указывает на то, что следствие работает в полном объеме «без учета требований неотложности» — «сотрудники не обеспечены защитными масками, не говоря уже о подследственных».

А в Чувашии, по его словам, следователь пригласила адвоката по назначению и начала допрос, в ходе которого защитник выяснил, что у подозреваемой на руках предписание о необходимости ее изоляции как имеющей первичные симптомы коронавируса.

Адвокат потребовал незамедлительно прекратить допрос, однако следователь настаивала на его продолжении. На следующий день подследственную госпитализировали из изолятора временного содержания, а за ней могут отправиться следователь и адвокат.

Господин Толчеев отметил, что адвокаты в подобных случаях, «которых по стране немало», не могут рассчитывать на больничный или другие выплаты, как следователи и судьи, а потому рискуют остаться один на один со своими проблемами.

В Москве, по словам защитников, противоэпидемиологические меры в основном не соблюдались следователями при ознакомлении обвиняемых с материалами в СИЗО «Лефортово» и до недавнего времени — в спецблоке «Матросской Тишины» (сейчас он для посещений закрыт), где содержатся фигуранты громких дел. В «женское» СИЗО-6 в Печатниках следователей и адвокатов пускают только после переодевания в общевойсковые защитные костюмы, а в самое старое и «густонаселенное» СИЗО-2 «Бутырка» можно попасть в своем облегченном защитном костюме или получив в администрации общевойсковой защитный костюм.

Адвокат Лев Глухов рассказал “Ъ”, что ознакомление с материалами уголовного дела сидельцами «Бутырки» проводится через стекло в комнате, где раньше проводились краткосрочные свидания.

При необходимости том дела прикладывают к стеклу, но из-за бликов и качества самого документа его бывает плохо видно. И тогда участникам процесса приходится передавать бумаги через специальный ящик. Передадутся ли при этом какие-то вирусы или бактерии, неясно.

В Генпрокуратуре оперативно не прокомментировали обращение ФПА, отметив, что документ будет изучен и, если потребуется, будут приняты меры прокурорского реагирования.

Официальный представитель МВД Ирина Волк сообщила “Ъ”, что сотрудникам, в том числе участвующим в следственных действиях, постоянно измеряется температура и они сдают тесты на коронавирус. Обеспечиваются, по ее словам, следователи и средствами индивидуальной защиты.

Ранее такие же данные “Ъ” приводили в СКР, отмечая, что в комитете в условиях пандемии действуют жесткие противовирусные меры.

Сергей Сергеев, Николай Сергеев